Просвещение

«Хвосты коров» и «боевые кони»

Накануне Рамадана среди части русскоязычных мусульман, интересующихся проблемами Уммы, получила распространение рассылка, содержание которой требует комментария. Речь идет о видео, в котором индусские фанатики заставили местных мусульман есть коровий навоз. К этому прилагался достаточно типичный комментарий — мол, мусульмане оставили джихад, ухватившись за хвосты коров, как это описано в знаменитом хадисе, и теперь они унижены тем, что их заставляют есть коровий навоз.

Думаю, что ни написание этого комментария, ни его рассылка не заняли у вовлеченных в этот процесс людей много времени. Поэтому, возможно, не стоило бы тратить его на подробный разбор этого тезиса, если бы не одно «но» — в эпоху клипового сознания такие хлесткие лозунги и формулировки легко находят отклик в среде искренних, но не очень разборчивых мусульман. И как следствие формируют у них упрощенную картину мира и установки, чреватые пагубными последствиями. Поэтому попытаемся разобраться в этой немаловажной теме.

 

Немного предыстории

Совсем недавно на «Голосе Ислама» был опубликован объемный текст с описанием основных вех истории Ислама на Индийском Субконтиненте, как средневековой, так и современной. Те, кто его читали или те, кто просто сами представляют себе историю Ислама в этом регионе, легко могут дать ответ на вопрос — а действительно ли мусульмане Индии были унижены в результате того, что оставили Джихад и ухватились за хвосты коров?

А тем, кто не знает или подзабыл, напомним, что в период с 1947 года между Индией и Исламской Республикой Пакистан произошло 3 войны, и все они мусульманами были проиграны. Возможно авторы этих каналов и рассылок считают, что лучше, чем «муртадская» армия Пакистана, насчитывающая 650 000 военнослужащих, тысячи танков и единиц артиллерии, сотни самолетов, с джихадом против Индии, чья армия насчитывает 1,5 миллиона военнослужащих (и еще примерно столько же резервистов), справились бы идейные моджахеды с «правильной акыдой и манхаджем». Факты, однако, опровергают такой оптимизм. Те или иные моджахедские организации ведут войну в Кашмире против Индии уже десятилетия. И если такие группы как Лашкар э-Тайба, Джейш э-Мохаммед и Харкат уль-Муджахедин известны своим сотрудничеством с «муртадским» Пакистаном, чем можно было бы объяснить их неудачи, то Ансар Газват аль-Хинд и кашмирские сторонники ИГ — это группы с бескомпромиссным манхаджем, заявляющие о «непричастности к любым тагутам». Особых успехов в борьбе с Индией у них, однако, не наблюдается — совсем недавно состоялись похороны лидера последних Абу Яхьи Кашмири, убитого индийскими военными в одной из атак — проводить его в последний путь пришли тысячи людей, как они постоянно приходят на похороны других видных бойцов с индусскими силами, но те, как контролировали Кашмир, так и продолжают это делать.

В целом, во время активизации выступлений мусульман против индийских сил в Кашмире ежедневно гибнут десятки из них, что тоже не мешает оккупантам продолжать контролировать этот регион. Возможно, кто-то решит, что мусульмане добились бы больших успехов, если бы все их проживающие в Индии 130 миллионов (или хотя бы взрослая и мужская часть) поднялись, как один. Однако 1948 год, когда Большая Индия разделялась на Индию и Пакистан, примерно показал, как может выглядеть тотальная резня мусульман при соотношении 1 к 5. Изгнание 14 миллионов (!) человек, около 6 тысяч убитых мусульман, целые сожженные и разгромленные кварталы, «очищенные» от них. В итоге, одним мусульманам пришлось спасаться переселением в «муртадский» Пакистан, а тем, кто остался в Индии — привыкать к жизни в качестве обессиленного меньшинства.

Теперь вспомним, как мусульмане, которые правили Индией, вообще оказались в таком положении. Мусульмане успешно завоевали основную часть Индии — Индийскую долину и к приходу англичан в XVII веке правили ей, сидя в Дели в лице династии Моголов (Тимуридов). Но англичанам — задолго до индусов — они проиграли не на поле боя, которого поначалу не было, а на поприще экономики и торговли. Ибо англичане сумели, высадившись за тридевять земель от своей страны, в лице Ост-Индийской Компании организовать в Индии торговые отношения, в которые местные раджи — правители завоевавших ее силой мусульман, были вовлечены в качестве сперва клиентов, а потом и вассалов. То есть, завоевав Индию и достаточно эффективно управляя ею на протяжении нескольких веков, к моменту появления англичан мусульмане были не способны организовать и поддерживать экономические отношения, инфраструктуру и логистику, которыми Индию покрыли англичане.

В XIX веке мусульмане предприняли попытку с помощью силы выйти из под зависимости от англичан и оказались в авангарде стихийного общеиндийского восстания сипаев. Но проблема была не только в том, что мусульмане были не на уровне англичан в военном отношении. Удерживать Субконтинент вечно колонизаторы все равно бы не смогли, но в связи с этим вставал ключевой вопрос, кто будет править им после их ухода. Мусульмане не смогли сохранить за собой лидерство в общеиндийском освободительном движении, в результате чего большая часть будущей Индии досталась индусам, а мусульманам пришлось довольствоваться теми землями, где они составляли большинство — будущим Пакистаном. Правильную ли они тогда выбрали линию поведения или нет — вопрос дискуссионный, и если давать на него утвердительный ответ, то обвинять мусульман, оставшихся в Индии, можно разве, что в том, что они из нее не переселились (а такая возможность была далеко не у всех), если же ответ отрицательный, то отказ от сражения тут тоже не причем, тогда скорее надо говорить о том, что в борьбе за интересы мусульман были выбраны негодные политические средства. Ну а про то, к чему приводило использование военных, смотри выше.

Может возникнуть вопрос, но как же тогда мусульманам удалось завоевать Индустан в XI - XII веках при таком количественном превосходстве индусов? Мусульманские династии Газневидов и Гуридов были более эффективны в военно-технологическом, социально-политическом и в целом цивилизационном отношениях. Ферганские кони обеспечивали большую быстроту и маневренность мусульманским армиям, чем неповоротливые слоны — силам индусских раджей. Кроме того, как мы писали, завоеванные ресурсы Газневиды использовали для превращения контролируемой ими территории в центр развития своего времени. В Газне была основана библиотека, в которую были наняты работать Ибн Сина, Фирдауси, Бируни и еще примерно 400 ученых, писателей, поэтов. А что делают воспевающие сражения в наши дни — разрушают музеи с библиотеками, сжигают книги и казнят или просто такфирят тех, кто способен вырабатывать какие-то новые идеи?

Из истории мы видим, что мусульманам сопутствовал успех не только когда они воевали, но и когда они находились на гребне исторического цивилизационного развития - в военно-технологическом и других отношениях. Как только пальма первенства во всем этом перешла к Западу, мусульмане стали проигрывать — и не из-за хвостов коров, а из-за того, что отстаивание в военных технологиях и социальной организации стало оборачиваться неспособностью вести войну с превосходящим противником. Как ферганские кони в свое время были эффективнее слонов, так пушки и ружья потом оказались эффективнее саблей с луками. И проигрывать в этот момент мусульмане стали не из-за того, что ухватились за хвосты коров, а скорее потому, что не ухватились за хвост промышленной революции.

 

Промышленная революция и новый индустриальный уклад

Когда в руках сподвижников в результате успешного джихада оказались трофеи в виде огромных земельных угодий, они встали перед выбором, что с ними дальше делать. Строго формально, их нужно было разделить, отдав амиру его пятую часть и распределив остальное среди участников этих походов, на чем настаивали такие сподвижники как Билял ибн Раббаха, аз-Зубайр ибн аль-Аввам и Абд ар-Рахман ибн Ауф, да будет доволен ими Аллах. Халиф Умар, да будет доволен им Аллах, ответил на это: «Разве вы не видите, что такие важные страны как Сирия, Куфа, Джазира, Басра и Египет нужно обеспечить войсками, которым надо выдавать жалование? Откуда взять все это, если я разделю земли и земледельцев?» Также известно, что в другом случае он, дождавшись сбора урожая, приказал сжечь фермы, занятые некоторыми сподвижниками в Иордании в качестве трофеев, и когда они пришли ему жаловаться, сказал им: «Это работа людей писания; ваша работа - сражаться на пути Аллаха и распространять религию Аллаха. Оставьте земледелие людям писания, и распространяйте религию Аллаха; они будут заниматься земледелием и кормить вас...» В итоге эта проблема была решена через введение хараджа. То есть, земля оставалась в пользовании тех, кто ее обрабатывал, но отныне они должны были платить за ее использование налог, который поступал в бюджет исламского государства и расходовался на самые разные нужды. Как следствие, военная машина Ислама не остановилась в из-за того, что ее участники превратились в помещиков, а продолжила наращивать обороты, а поступающие от ее функционирования средства расходовались на самые разные нужды развития исламского общества.

Теперь обратим внимание на одно важное обстоятельство. В данном случае мы имеем дело с реалиями аграрного уклада, что как раз и соответствует хадису о хвосте коров. Исторически с момента своего возникновения исламская цивилизация была городской, и как было показано в предыдущем материале, где описывалась исламизация Балкан, политика османов в виде, с одной стороны, возложения земельно-налогового бремени на крестьян, с другой стороны, всяческого содействия развитию городов, стимулировала урбанизацию, то есть, перемещение населения и центра тяжести экономики из деревни в город.

В этом смысле вектор развития исламской цивилизации не отличался от вектора развития Западной Европы, и более того, еще в средневековье мусульмане опережали ее в этом. Отличие началось с того момента, как основой экономики и развития общества перестали быть коровы с их хвостами, то есть, сельское хозяйство, или обычная торговля, а стала промышленность.

Что такое промышленность? Это не только совокупность фабрик и заводов и производимых ими продуктов. Это принципиально новые отношения, охватывающие все общество, новый индустриальный уклад, преображающий все сферы его жизни от войны до труда, от экономики, до политики, образования, науки, развлечений и т. д.

Влияние промышленной революции на войну наиболее очевидно — обладание технически развитыми средствами уничтожения больше, чем когда бы то ни было становится залогом военного превосходства. И если при оборонительных и особенно партизанских войнах превосходство противника в военной технике может быть компенсировано героизмом, мотивированностью, знанием местности и поддержкой населения, то в масштабе мировой политики статус военной державы, способной вести успешные боевые действия за пределами своей территории, отныне обеспечивается наличием развитого индустриального уклада.

В СССР во время войны это называлось единством фронта и тыла. Но это было верно не только тогда - промышленные революции изначально были агрессивными и милитаристскими, они рождались из необходимости успешно вести войны, в частности, за новые колонии, и обеспечивались именно успешным ведением войн. Рывок Запада в социально-экономическом развитии в Новое время был обеспечен доступом к колоссальным ресурсам, полученным благодаря колониальным открытиям, завоеваниям, компаниям. И если мы посмотрим на карты мира тех времен, то легко увидим, что стремительное распространение господства западных колониальных держав приходится именно на эпоху промышленной революции, и на нее же приходится упадок мусульманских стран, начало их колонизации Западом.

 

Мир как война

То есть, успех в экономике нового типа обеспечивает военное доминирование, а оно в свою очередь подстегивает новый виток развития экономики. Но успешность новой экономики и нового развития требуют нового, высокоорганизованного общества, в котором грань между военной и мирной деятельностью зачастую стирается. Ученый, изобретающий новое вещество в своей лаборатории, инженер, стоящий за кульманом в конструкторском бюро, рабочий, изготовляющий в цеху изделия, или управленец, обеспечивающий бесперебойность всего этого процесса, влияют на исход военных действий зачастую больше, чем те, кто в них непосредственно участвуют. В свою очередь успех этих изобретений и их внедрения в жизнь начинается задолго до того, как это происходит физически — в университетах и школах, библиотеках и кружках.

Далее, Советский Союз и другие тоталитарные системы организовывали весь такой общественно-экономически-военный процесс исключительно идеологическим стимулированием и принуждением. Однако исход их состязания с западным лагерем показал, что лучше это получается у тех стран, что обеспечивают участникам этого процесса больше возможностей для личной самореализации. В обществе такого типа люди хотят иметь возможности смотреть, слушать, читать, двигаться, путешествовать и т. д. Но на самом деле, это не только не делает их независимыми от общества (разве что за исключением узкой прослойки наделенных такими возможностями в силу статуса), но и усиливает их зависимость от него методами экономического принуждения к вовлечению в его производственные процессы.

Игнорирование всех этих факторов создает крайне превратное представление о современном обществе, оно же общество индустриального модерна*, особенно со стороны представителей тех обществ, которые не прошли через такой процесс. Например, человеку, считающему себя брутальным войном или тому, кто готовится им стать в спортзалах, в тире, на пробежках и т. д., какой-нибудь европейский профессор в очках или щуплый доцент, разрабатывающие новые технологии, могут показаться «ботаниками», не соответствующими образу «настоящего мужчины». Однако реальность такова, что именно эти «ботаники» и обеспечивают сегодня армиям развитых стран подавляющее военное превосходство над брутальными воинами, неспособными противостоять их военным технологиям.

Кстати, не надо думать, что в современных обществах нет своих брутальных и воинственных персонажей. Спортзалы, фитнес-центры и стрелковые клубы западных стран также забиты соответствующей публикой, а современная развлекательная индустрия от фильмов и музыки определенных жанров до компьютерных игр генерирует не просто агрессию, но и беспредельную жестокость, цинизм, презрение к жизни и смерти, которую усваивает определенная часть этих обществ в качестве своего мироощущения. Но эти общества организованы так, что подобной категории людей выделены соответствующие ниши, в которых они могут проявлять свою брутальность и агрессию, ставя их на службу обществу, идет ли речь о службе в армии или участии в спортивно-развлекательной индустрии.

Тем не менее, такие люди всего лишь открыто проявляют сущность современного общества, которой охватываются и его мирные члены. Кто-то из них носит врачебный халат, кто-то костюм бизнесмена или менеджера, кто-то рабочую спецовку, но по большому счету, можно сказать, что все это разновидности такой же военной формы, что и камуфляж профессионального военного, потому что в качестве элементов социальной индустрии они работают на машину военного превосходства и пользуются его плодами. И в итоге общества эти в военном отношении оказываются сильнее «брутальных», хоть большинство их членов и выглядит весьма травоядно.

 

Коров давно нет, а где наши кони?

Если возвращаться к индусам, они позволяют себе такое поведение не потому что, они брутальнее, сильнее или смелее мусульман. Но они имеют вторую по численности и пятую по совокупному потенциалу армию мира с годовым военным бюджетом 64 миллиарда $ и третью экономику мира, которая их позволяет содержать. И ровно та же история с Израилем и палестинцами. Можно сколько угодно смеяться над сионистскими солдатами, одевающими памперсы на задание и панически боящимися ранений и смерти, и восхищаться бесстрашием палестинцев, идущих с голыми руками на танки и автоматы, но, увы, вопреки героизму побеждают сегодня первые, а не вторые.

Поэтому, когда хадис о джихаде и хвостах коров употребляется в наши дни, надо понимать, что и война сегодня уже не та, и участие в экономической и другой «мирной» жизни это уже не те хвосты коров, с которыми имели дело мусульмане на заре своей истории. Чтобы успешно воевать сегодня требуется иметь экономику и общество знаний, технологий, инноваций, хорошо вооруженная и обученная армия которого обеспечена совокупным потенциалом людей военных и «мирных» профессий. То, что именно военная слабость мусульман сегодня является причиной как зависимости их государств, так и унижений мусульман тех народов, которые ими не обладают (уйгуры, рохинья, мусульмане Кашмира и Индии и т.д.) очевидно. Но стимулируя горячую молодежь браться за автоматы или даже ножи и сломя голову бросаться в бой против превосходящего противника это положение не только не исправишь — в итоге оно лишь усугубляется. Мусульманам требуется самым серьезным образом осмыслить, как именно хорошо известный коранический аят о необходимости подготовки силы применим к нашим дням.

«Приготовьте против них, сколько можете, силы и боевых коней, чтобы устрашить врага Аллаха и вашего врага, а также тех, которых вы не знаете, но которых знает Аллах» (перевод смыслов 60-й аята суры «Трофеи»). 

Что понимать под силой и боевыми конями в наши дни? Как они сегодня появляются и оказываются в распоряжении у тех или иных наций? Что для этого требуется и какие последствия это за собой влечет? Вот какие вопросы сегодня необходимо поднимать и осмыслять тем, кого волнует незавидное, а зачастую и просто униженное положение мусульман в наши дни. Которое хвостами коров уже давно не объяснить.

 

* - сейчас оно преобразовывается в уклад постиндустриального постмодерна, но это уже тема для другого разговора

Комментарии 18
  • Получается замкнутый круг: чтобы побеждать мусульманам нужны технологии и промышленность, но как их развивать если у мусульман нет той территории которую они контролировал бы и на которой имели бы возможность все это развивать. В немусульманских же странах широкое участие мусульман в бизнесе обогащает в итоге общество и государство этих самых немусульманских стран. Пример: Россия где мусульмане широко представлены в бизнесе, но где результаты хотя бы для российского сегмента исламской уммы? В лучшем случае эти мусульмане обогатили себя и тот режим под властью которого они находятся, но для исламской уммы пользы ноль. А на примере братьев Магомедовых мы видим что все их многолетние труды потом могут быть в одночасье присвоены государством, а сами они оказаться за решеткой. В итоге получается что выхода нет и остается только радоваться локальным успехам Индонезии и Малайзии. Думаю тут стоит опять обратиться к опыту леваков 19-20 веков, который так и не был к сожалению вами должным образом отрефлексирован кроме второстепенной и утопической для ислама теории культурной гегемонии. А опыт этот заключается в том что у леваком сначала тоже не было базы для реализации своих программ и более полувека они подобно современным джихадистам поднимали кипишь всюду где это было возможно ровно с теми же результатами. Но потом появился Владимир Ильич и выдвинул теорию слабого звена, заключающуюся в том что "где тонко, там и рвется" и бить надо именно по этому слабому месту а не там где шансов на успех заведомо нет. Этим слабым звеном была объявлена Россия, в результате леваки получили ту базу из которой они затем к середине века распространили свою власть на половину мира. Сегодня дело обстоит также. И задача та же.
    (0)
    19 мая в 13:15
    • Сергей Трофимов, мне нравится ход вашей мысли. Но надо начать с того, что аналога большевиков и шире марксистов с их политической методологией мышления, планирования, выстраивания тактики и стратегии у нас нет.

      Закончить пока можно на этом же, так как до препятствий, могущих возникнуть перед исламской версией большевистского проекта, мы даже не дойдем - в условиях, когда вместо такового у нас на горизонте только кандидаты с утопическо-мессианским, но не политическим мышлением.

      Так что, перед тем, как выходить на вилку большевизма-меньшевизма, нужна база вроде марксизма, которой пока нет. По крайней мере, нет в тех кругах, которые нацелены на "большевистскую" парадигму.
      (0)
      19 мая в 13:46
      • Баракаллаху фика, в теме поднята одна из актуальнейших тем для мусульман в наше время. Да, мусульманам нужна своя развитая промышленность, развитие технологий, но тут большая проблема: у мусульман почти нет той базы, что поддерживала бы подобное развитие на пользу Умме! Страны Залива: если и начнут что-то развивать, то будет оно использоваться исключительно во благо правящих семеек или, если быть точнее, для их политических, территориальных и национальных амбиций. Турция: опять-таки, национальное государство. Более-менее радует развитие Малайзии и Индонезии, но они далеки от тех мест, где идут жесточайшие столкновения и резня Мусульман (как географически, так и политически). Что уж говорить о мусульманских странах с такими деспотичными режимами, как Египет, где сама власть ни в коем случае не допустит появление учёных, работающих во благо Умме и не собирающихся сотрудничать с правительствами и армиями, стоящих гп защите Израиля? Думается, не зря многие мусульманские умы впоследствии "обнаруживают" и реализовывают себя в Европе, где их не достанут щупальца коррупционных деспотичных режимов. Как быть в такой ситуации? Потенциал развиваться у нашей мусульманской молодёжи есть и огромный, но прозападные правительства не позволят использовать результат их трудов против своих же режимов и, тем более, режим их хозяев. Не говоря о том, что многие эти марионетки создали им такие условия жизни, что импросто приходится думать о том, как добыть хлеб насущный...
        (0)
        19 мая в 19:23
        • Харун Сидоров, марксизм сам по себе это очень сильное упрощение младогегельянства, сведения всего корпуса сложнейших текстов гегеля к энгельсовской триаде и примитивным лозунгам типа "пролетарии всех стран соединяйтесь" и "история на нашей стороне". Как не парадоксально прозвучит но олдовая марксисткая картина мира отличается от радикально-исламисткой только фразеологией. А так все то же: мы хорошие, они плохие и тд. В конце концов только такие, простые картины мира и могут быть восприняты массами. Да были, Плеханов и Каутский серьезно занимавшиеся философией и политологией, но то что вбрасывали в массы ленин и троцкий это от игишевских лозунгов недалеко ушло. Дело в другом. У Ленина и большевиков была цель: захват власти. И исходя из этой цели он выстраивал стратегию и тактику, разрабатывал концепцию партии нового типа и тд. У нас же до сих пор не поставлена цель, чего мы хотим в итоге добиться. Поэтому и нет стратегии а только рефлексия по поводу событий в мире. Так что пока мы не поставим цель не будет ни методологии, ни стратегии, ни тактики. Над этим стоит задуматься. Русские мусульмане должны стать для мусульман россии тем же чем были еврейские интеллектуалы для русского революционного движения конца 19-начала 20 века, неким формообразующим ядром. Но для этого нужно ставить амбициозные цели ибо до всякой глупости типа возврата к "правильному" федерализму татары, башкиры и прочие смогут дойти и сами.
          (0)
          19 мая в 21:37
          • Сидоров правильно всё написал. Он не шейх, а просто рационально смотрящий на вещи человек. Я согласен с изложенными им мыслями, так как он подкрепил свои аргументы фактами и ясными доводами. К сожалению именно отсталость экономическая и технологическая привела Мусульман к неспособности содержать Армию. Но до этого этому послужило идеологическое отклонение Мусульман он Правильной Идеологи(Акыда Салиха) и Методологии(Манхадж Салеф Аль Салех), именно отклонение в Методологии достижения Цели и описал Сидоров. Я поддерживаю статью и считаю её началом формирования Методичек. Но на более простом русском языке, так как Русскоговорящие Мусульмане не все сильны в оборотах речи интеллектуала Сидорова.
            (1)
            20 мая в 02:25
            • Думаю сложно найти более важную на сегодня тему для уммы. И в то же время возникает вопрос: когда исламский большевизм ворвался в Ирак и Сирию, он потерпел поражение уже внутри себя, когда местное население после освобождения коалицией прыгало от радости демонстративно слушая песни и сбривая бороды это стало понятно. Более того как действовать в условиях когда в массах практически упразднились все общие когда то для всех(иудеев, христиан, буддистов и т.д) ценности (покрытость женщих, отношение к спиртному, блуду, росту и прочему). Продвигать в качестве меньшивитской идеи что ислам это не одни лишь только запреты и не отсталость? Энергия есть, потенциал не знаю, самое страшное- кажется что нет программы... Читая статьи автора появляется понимание глубины проблемы и надеюсь открыть в ближайшем будущем что то конкретное из всего сказанного
              (0)
              20 мая в 03:17
              • Хорошая мысль, нужно развивать эту тему.
                Например как насчёт развития в рамках "кваз государства" распространенного в разных странах по всему миру. Разделенных национально но объединенных на общей суннитской идеологии.
                (0)
                20 мая в 04:14
                • Qazan, уа фика барак Аллах. Тезисно свои мысли по данному вопросу я попытался изложить здесь: https://golosislama.com/news.php?id=33847
                  (0)
                  20 мая в 15:35
                  • Сергей Трофимов, разумеется, мы не считаем марксизм совершенной методологией познания реальности, а иначе бы были марксистами, а не мусульманами. Но приводя в качестве примера марксизм как источник и меньшевистско-реформистской, и большевистской его версий, я каждый раз имею в виду систему рационального целеполагания и стадиального планирования. Способность выделять программу-минимум и программу-максимум, задачи для одного этапа и следующего, и т.д., и т.п. Я затрагивал тему "политиков", "теологов" и "юристов" в "Уроках Фуко", но думаю, ее надо будет отдельно разобрать применительно к "политическому Исламу".

                    Теперь, что касается России. Если уж вас интересует конкретика, а она интересует и меня, то задача в ней конкретно ставиться должна и может - использовать возможный слом системы в среднесрочной перспективе для усиления позиций Ислама и мусульман. И тут вполне можно выделить программы-минимум и максимум. Минимум - это устранение репрессивной и гегемонистско-антиисламской системы и создание такой системы с активным участием в ней мусульман, которая защитит их интересы. Куда входят и новый федерализм, и новая парламентско-правовая система, и гражданское общество, внутри которых мы сможем полноценно выстраивать свои структуры. Максимум, о котором вы говорите - захват власти мусульманами в России, все-таки требует других демографических, а самое главное цивилизационно-культурных вводных, другого не только количества, но и качества мусульман.

                    Поэтому, если говорить о наших задачах, то мне скорее ближе логика меньшевиков - использовать революцию первого этапа для развития нашего "пролетариата", повышения его уровня и положения. Но, конечно, Россия это такая страна, где один этап может стремительно перетечь в другой, и тогда уже надо будет смотреть. Опять же, с учетом того, что в роли потенциальных большевиков у нас будут действовать луддиты и утописты, скорее всего...

                    Что же касается роли евреев в русской революции, то не надо забывать, что она в конечном счете трагична. Весь революционный еврейский актив был перемолот в ходе сталинского термидора, и такой исход для меньшинства в рамках гегемонистской системы с большинством, является неизбежным. Об этом надо помнить не только русским мусульманам, но и мусульманам России в целом, метя в евреи новой русской революции. Поэтому у меня все-таки другое видение этой проблемы - я считаю, что из имперско-гегемонистско-централистской колеи нам в Северной Евразии надо выходить, а не думать, как подмять ее под мусульман ли вообще или русских мусульман. Что касается последних, мне, опять же ближе, та модель участия меньшинства в революции, которую предлагал Бунд, а не та, которую продавили Ленин и евреи-ассимилянты вроде Мартова. Опять же, нам нужно мыслить в долгосрочной перспективе, и одной из целей первого этапа революции лично для меня будет создать возможности для развития именно русского мусульманского сообщества, что в долгосрочной перспективе будет иметь весьма серьезные последствия для всего Ислама в Северной Евразии, ин ша Аллах.
                    (0)
                    20 мая в 15:55
                    • Харун Сидоров, только вот проблема в том что крах путинского режима приведет к приходу к власти не "регионалов" во главе с айратом дильмухаметовым, а условных навальнистов, а это в свою очередь обернется не "устранением репрессивно-гегемонистской антиисламской системы", а ее усилением ибо если путин еще советский человек с его каким-никаким но интернационализмом, то навальнисты уже воспринимают себя как часть либерального западного мира со всем вытекающим из этого факта набором секулярно-колониальных взглядов. И боюсь что 3-ая чеченская война станет еще не самой страшной их инициативой. Таков расклад. Понимаете, лозунгов и благих пожеланий мало.
                      (0)
                      20 мая в 21:19
                      • Сергей Трофимов, всяко может быть. Но пока сам крах режима в ближайшем будущем под большим вопросом. И когда он произойдет и по какому сценарию - это пока уравнение со многими неизвестными. Так что, мы можем лишь в общем формулировать свои цели. А то, что рисков там будет масса, это очевидно.
                        (0)
                        20 мая в 21:31
                        • Харун Сидоров, это и называется теория стратегических игр. Обозначаются все развилки и исходя из них разрабатываются последующие ходы. Заранее, а когда гром грянет будет уже поздно.
                          (0)
                          20 мая в 21:40
                          • Сергей Трофимов, да, но это как раз необязательно делать публично :)
                            (0)
                            20 мая в 22:44
                            • Здравствуйте все! Я работаю и с молодёжью Северного Кавказа, и с людьми среднего поколения. Я полностью согласна с предыдущим автором в той части. что в современном мире исчезли те ценности. которые были даже в Советском союзе и которые объединяли мусульман, христиан, иудеев. Ребята из республик об этом много говорят и ставят ещё одну проблему: многим из них не дают возможности применить свою энергию, таланты те партии, в которых они пытаются работать. Все без исключения. включая КПРФ и прочие. С уважением ко всем авторам,
                              Татьяна Мануковская (Ки Чанс)
                              (0)
                              22 мая в 11:01
                              • Мир и благословение Аллаха автору статьи и откликнувшимся в комментариях! Хотелось бы вернуться (во времени) к тезису Г. Джемаля "Прежде чем взрывать реальность на политическом уровне, её надо взорвать на уровне метафизическом"... Нельзя забывать, что революции начинались с интеллектуальной моды на ту или иную форму протеста, понимаемого, как двигателя истории. Концепция универсального радикализма предложенная и достаточно глубоко разработанная Джемалем может стать для мировой интеллектуальной элиты или хотябы для её русскоязычной части такой модой, которая окажет влияние на культуру общества в целом с его политикой и экономикой. Так будет выдержан серединный путь между эволюционерами ратующими за просвещение широких масс и революционерами в их ставке на пассионарность активной составляющей (зачастую психопатической и невростенической по содержанию иначе называемой одержимостью) в развитии событий.
                                (0)
                                22 мая в 14:55
                                • Сергей Трофимов, правильно ли я понимаю, что имеется в виду нечто подобное? - «Ощупывание» будущего по схеме игры в бридж – это высокая социо-гуманитарная технология, разработанная небополитиками ещё в 2005г. В игре 6-ть игроков: Новый Вавилон. Носители проекта: WASP. Наставники – Масоны. Скрытые игроки: «Мы» (Группа и Орден). Открыто – Виндзоры (старые принцы); Ротшильды и другие дома Фининтерна; Неоконы США (Череп и кости). Образ победы – цифровой трансгуманизм.
                                  Новый Иерусалим. Носители проекта: Наследники еврейской секты Ессеев. Наставники – Каббалисты. Скрытые игроки: «Бнай-Брит». Открыто – большевики-ленинцы. Образ победы – Царство священников и народа святого (1000-летие субботы Великого Израиля).
                                  Папская империя Рима. Носители проекта: Романо-германская аристократия. Наставники – Ватикан. Скрытые игроки: «Общество», «Черный интернационал». Открыто – духовные ордена и прелатуры: Иезуиты, Мальтийцы, Тамплиеры, Опос Дэи… Образ победы – Духовное вечное Царство Христово (Великая Европа).
                                  Датун (Великое единение народов единой судьбы). Носители – великоханьцы. Наставники – Даосы. Скрытые игроки – «Драконы», «Триады». Открыто – ЦК КПК. Образ победы: возрождение величия китайской нации (Китайская Мечта).
                                  Мир Ислама. Носители проекта – мусульманская умма. Наставники – Суфии. Скрытые игроки – духовные братства (тарикаты). Открыто – политический ислам. Образ победы – Новый Халифат.
                                  Евразийский Союз. Носители: наследники Единого государства Чингисхана. Наствники – староверы, евразийцы. Скрытые игроки – нетократы. Открыто – ШОС, ЕАЭС, ОДКБ. Образ победы – Новая Орда не западных цивилизаций: «Царство Правды» (Великая Евразия).
                                  (0)
                                  22 мая в 16:02
                                  • Хотелось бы напомнить ещё один взгляд Гейдара на текущие события касающиеся исламской уммы в целом - так называемый " синдром Пятницы" - это когда речь идёт о равенстве исламской уммы как субъекта в среде других субъектов геополитики, вместо того чтобы занимать лидирующие позиции в решении тех кризисных явлений с которыми сталкивается человечество в целом - а это было и есть истинное предназначение ислама.
                                    (0)
                                    22 мая в 16:36
                                    • Беслан Ойтов, нет, теория стратегических игр сугубо прикладная технология основанная на принципе обратной индукции позволяющая человеку владеющему ей грамотно оценивать ситуацию и принимать правильные решения.
                                      (0)
                                      23 мая в 21:14