Политика

Провал в Идлибе как системная проблема политики Эрдогана

Падение важного стратегического центра Хан Шейхун, взятие которого открывает режиму Асада путь для захвата контролируемого повстанцами Идлиба - новость важная сама по себе, хотя воспринимать ее и следует в контексте общей геополитической ситуации, складывающейся в Сирии и даже в целом в Средиземноморье.

Но обо всем по порядку. Асадитский режим развернул наступление на блокпост "Ан-Нимр" на юге Идлиба, невзирая не только на ранее заключенное перемирие, но и наличие призванного гарантировать его турецкого военного конвоя, который был блокирован после закрытия трассы M5. Больше того, когда турки попытались осуществлять манипуляции со своим конвоем, он был просто расстрелян асадитской авиацией, в результате чего погибло несколько человек из числа сотрудничающих с турецкой разведкой командиров повстанцев (Файлак аш-Шам).

Асадитов не остановили ни заявления о планах расположить в Хан Шейхун турецкую военную базу или о "срочных консультациях" между Анкарой и Москвой, ни залет в зону боевых действий турецких истребителей и беспилотников, которые ограничились "демонстрацией силы" (по сути - слабости). А не остановили они их потому, что перед этим асадиты целенаправленно сосредотачивали силы для удара на одном направлении, тогда как турки то снимали их с Идлиба для участия в готовящейся уже несколько лет операции против YPG на северо-востоке Сирии, то пытались перебросить их обратно, ведя одновременно торг и с американцами, и с русскими. В итоге, с американцами у них воз и ныне там, а вот русские, или даже просто асадиты воспользовались этими турецкими метаниями, чтобы решить свою стратегическую задачу - установление контроля над всей административной границей провинции Идлиб и северной частью провинции Хама с созданием плацдарма для окончательного захвата всего повстанческого анклава.

В принципе, эти турецкие игры на двух фронтах в Сирии уже хрестоматийны. В свое время так был сдан Алеппо, часть повстанческих сил из которого была выведена в зону операции "Щит Евфрата". Потом точно также силы из Хамы были выведены в зону операции "Оливковая ветвь". Однако в обоих этих случаях речь шла о размене - что-то было сдано, но что-то приобретено, что с точки зрения Турции и ее союзников в Сирии может считаться выгодной сделкой, хоть многие с этим и не согласятся.

Однако в данном случае Идлиб не только уже сдается - невзирая на неоднократные обещания Анкары не допустить этого - без какой-то параллельной операции, способной компенсировать эту потерю, но это делается так, что наносит Турции просто даже репутационный ущерб. Даже если завтра турки договорятся с американцами и отыграют свое за счет курдских коммунистов, о каких репутации и амбициях региональной державы можно говорить, если Анкара позволяет безнаказанно бомбить своих военных и ставить себя перед фактом каким-то третьесортным прокси-силам России и Ирана в регионе? Тем более, что в данном случае в отличие от предыдущих двух очень многие эксперты и в России, и в Турции склонны считать, что "договорняка" между Москвой и Анкарой как раз не было и последнюю просто поставили перед фактом.

На этом фоне самые разные турецкие аналитики, будь то Абдурахман Дильпак из провластного Akit или Мурат Сабунджу из оппозиционного Cuhmhuriyet говорят о завершении непродолжительного партнерства Москвы и Анкары в регионе и похолодании отношений двух стран - то, о чем мы писали еще полтора месяца назад.

А в контексте того, о чем именно мы писали - об ухудшении этих отношений в связи с переходом Турции к активной средиземноморской стратегии - нельзя не отметить вчерашнего визита Владимира Путина в Париж, где он предложил своему коллеге Эммануэлю Макрону "координацию усилий для урегулирования в Ливии".

Напомним в этой связи, что в Ливии и Россия, и фактически Франция делают ставку на фельдмаршала-авантюриста Халифу Хафтара, в то время как Турция поддерживает международно признанное Правительство Национального Единства, которому пока удалось отбить серию атак путчиста. Поэтому, такая синхронность попыток Путина выстроить свою средиземноморскую стратегию в пику Эрдогану и недружественных действий против последнего в Сирии едва ли является случайной.

В такой ситуации проблема Эрдогана видится в том, что он берется слишком за многое сразу, повышая ставки в игре и настраивая против себя многочисленных врагов, и при этом не доводит до конца даже то, что вполне по силам было сделать при наличии элементарной последовательности. Удержание Идлиба является именно таким примером, тем более, что у Анкары были возможности как не подписываться под этой задачей из-за отказа контролирующего большую его часть ХТШ выходить из него или распускаться, так и сдать его хотя бы на фоне территориальных приобретений в новой операции. Пока же мы видим, что Идлиб, несмотря на заверения, сдается, Манбидж, несмотря на многолетние обещания, не берется, а в Средиземноморье против Турции начинает складываться новая коалиция...

Автор: Икрамутдин Хан
подписаться на канал
Комментарии 1
  • Пока мусульмане ещё слабы и антимусульмане делают максимум возможного для того, чтобы ослабить нас. Вот РФ стала активничать против Турции в Сирии, Ливии и сразу вербальное поощрение (предложение G-8). Но политика это сплошные размены и сопротивлению в Сирии надо было быть более готовым к этому, полагаться только на себя,создавать подземные коммуникации, системы минирования по большим площадям и т. д. как в Палестине, в Секторе Газа. Просто, на героизме далеко не уедешь в современной войне, а Турции слишком сильно подготовленные прокси тоже не очень удобны изначально.
    (1321)
    21 августа в 23:24