Общество

Саммит упадка: не пора ли распустить ЛАГ?

Прошедший недавно саммит Лиги арабских государств в Тунисе в очередной раз поднял вопросы, без которых, похоже, уже не обходится ни одно собрание ЛАГ.

В чем смысл арабского саммита? В чем смысл Лиги арабских государств в целом? Это анахронизм? Непонимание?

Вот некоторые из вопросов, которые арабы и неарабы обдумывают после того, как каждый ежегодный саммит заканчивается пустыми штампами и практически бездействующим консенсусом по любым из насущных проблем, стоящих перед арабским миром, пишет колумнист Al-Jazeera Марван Бишара, который в своей статье пытается осмыслить нынешнее состояние ЛАГ, а заодно ответить на вопрос — а не пора ли закрывать лавочку?

Тунис, как и другие принимающие государства, надеется, что саммит в Тунисе оставит свой след в истории ради чего-то, да чего угодно. Он надеялся увидеть хоть какой-то значимый прогресс, достигнутый в отношении самого неразрешимого конфликта в регионе - Палестинского. Для этого было несколько прецедентов.

Встреча на высшем уровне в Хартуме в 1967 году дала нам три ответа: нет признанию, нет переговорам и нет миру с Израилем. Встреча на высшем уровне в Рабате 1974 года провозгласила Организацию освобождения Палестины (ООП) единственным представителем палестинского народа. А затем Бейрутский саммит 2002 года принял саудовскую инициативу, предложив признание и нормализацию отношений с Израилем в обмен на выход израильтян со всех оккупированных арабских территорий.

Но эти результаты были исключениями, пришедшими сразу после войн. В Тунисе надежды на большие результаты сменились надеждами на большую посещаемость, а попытка прорыва закончилась провалом.

Как и большинство арабских саммитов, Тунисский саммит 2019 года войдет в историю как шумное собрание без каких-либо результатов и последствий.

Саммит «солидарности и решимости»

Президент Туниса Мухаммед Беджи Каид Эссебси назвал это событие «саммитом солидарности и решимости» - подходящее описание для собрания арабских лидеров, которые продемонстрировали большую риторическую солидарность и теоретическую решимость, но почти ничего больше.

Лидеры приняли дюжину с половиной резолюций, которые уже завтра будут забыты (то есть, уже вчера). Они не приняли никаких последовательных решений в отношении каких-либо неотложных задач, стоящих сегодня перед арабским миром; не по войне в Сирии, не по гуманитарной катастрофе в Йемене, не по несостоявшемуся государству Ливии, и уж точно не по конфликту с Израилем.

Планка ЛАГ стала настолько низкой, что на саммите поздравили Ирак просто с тем, что он создал правительство, и парализованный Алжир просили, чтобы он помог пострадавшей от войны Ливии встать на ноги. При этом Лига полностью проигнорировала кризис в Персидском заливе, по указке Саудовской Аравии.

Как и ожидалось, участники саммита отвергли заявление президента США Дональда Трампа, который признал аннексию Голанских высот. Но, судя по полному отсутствию результатов из-за того, что они также ранее отвергли признание Трампом другой израильской аннексии - Иерусалима, - никаких значимых последующих действий это не вызовет.

Лига арабских государств назвала в декабре 2017 года объявление о переводе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим «опасным и неприемлемым» и «вопиющим нападением на политическое решение» израильско-палестинского конфликта и даже гордо объявила свой саммит 2018 года в Саудовской Аравияи "Иерусалимским саммитом". Большие слова, но ничего конкретного из этого не вышло, кроме необязательной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, отвергающей действия США.

Арабские режимы нарушили свое собственное решение от 1980 года разорвать отношения с любым государством, которое перенесет свое посольство в Иерусалим. Любые сомнения в том, что Лига обладает каким-либо вообще влиянием, были развеяны после разгрома в Иерусалиме.

Как и ожидалось, Лига арабских государств проигнорировала призывы палестинцев выполнить свои собственные неоднократные резолюции. В конце концов, разорвать отношения немыслимо для тех, кто полагается на Вашингтон в их выживании и легитимности.

Хуже того, реакция арабов на Иерусалим была настолько скудной, что побудила Трампа придать более широкую легитимность израильской оккупации и аннексии арабских земель.

Как насчет давления со стороны ближайших соседей? Что ж, саудовские и египетские лидеры подняли призрак неизраильских, неарабских плохих парней, повторяя свои предостережения против иранского вмешательства в арабские дела, а генеральный секретарь Ахмад Абу аль-Гайт приравнял роль Турции в арабском мире к аналогичной роли Ирана.

Как это ни парадоксально, однако, именно эти две страны также выступают за возвращение самого значительного арабского союзника Ирана, Башара Асада, в Лигу арабских государств.

Короче говоря, арабские лидеры рады играть на чувстве вины, но они не способны объединиться вокруг тонкой стратегии, чтобы эффективно бороться с различными региональными и международными державами, вмешивающимися в арабский мир.

Точно так же им не удалось справиться с внутриарабскими проблемами с не менее разрушительными последствиями, особенно в том, что касается повседневной жизни миллионов простых людей.

Они могут утверждать, что действуют во имя национальной безопасности или национальных интересов, но они мотивированы прежде всего своим собственным авторитарным выживанием. Действительно, эти режимы не жалеют ни жизни, ни усилий, ни затрат на укрепление своей власти, в том числе проецируя свои проблемы на соседей посредством разжигания конфликтов и нестабильности.

Подобно пироманам-пожарникам, лидеры, которые делают вид, что тушат огонь, охвативший регион, с самого начала раздували его пламя.

Чтобы мистифицировать свои истинные намерения, арабские лидеры утверждают, что просто ставят интересы своего народа выше интересов более широкого арабского мира. Но, судя по истории и нынешнему положению дел, все такие попытки закончились жалкой неспособностью защитить не только панарабские интересы, но и интересы арабских народов в каждой конкретной стране.

Вспышка арабских потрясений в 2011 году разоблачила это плохое состояние арабских государств. Но арабские лидеры в целом решили удвоить репрессии и коррупцию и продолжили проводить политику с нулевой суммой, как внутри страны, так и на региональном уровне, что лишь ослабило арабскую солидарность и решимость.

Все это заставляет задуматься: не пришло ли время лиге засохнуть и угаснуть?

Арабы заслуживают лучшего

Короткий ответ, который дает Марван Бишара - нет. Проблема, считает он, не в институте, а в поведении его членов.

Межгосударственные институты необходимы для управления взаимозависимой глобальной системой после многовекового колониализма, двух мировых войн и стремительной глобализации.

Как и Европейский Союз, НАТО, БРИКС или Организация Объединенных Наций, успех или провал Лиги арабских государств зависит прежде всего от приверженности ее членов ее уставу. Несмотря на насильственное прошлое и многообразие языков и культур, Европа показала, что индивидуальная и коллективная государственные безопасность и процветание взаимосвязаны.

В успешных региональных начинаниях нет ничего революционного. Они требуют политической стабильности, утомительного, обдуманного планирования и, прежде всего, веры в общую судьбу и смелость идти на компромиссы для ее достижения.

Европейский союз хорошо это знает, а Лига арабских государств - нет. Вместо того чтобы осуществлять свои различные экономические, оборонные и культурные соглашения, сегодняшние арабские режимы подрывают эти коллективные планы единства и процветания, покуда они пылятся на полках штаб-квартиры лиги в Каире.

И это просто трагично.

400 миллионов арабов, которые имеют одинаковые же географию и историю, горечь и сладость; люди, которые поклоняются одному Богу и гордятся одним славным прошлым; люди, которые пишут одинаковым алфавитом, читают одни и те же книги и одни и те же стихи, поют одинаковые песни — все они заслуживают хотя бы одно действующее учреждение, которое действительно представляло бы их коллективную волю.

Комментарии 0