Просвещение

Новая меритократия: проекты, команды, узловые центры

Подход, описанный в предыдущей статье про исламский критический реализм, разумеется, отвергается членами и сторонниками существующих идеологических партий в исламском пространстве. Это неудивительно, ведь максимум критики и дискуссий, которые могут позволить себе партийцы, касается личностей их лидеров или отдельных представителей в части соответствия их самих или отдельных их действий линии партии.

При этом надо отметить, что под партиями в данном случае имеются ввиду необязательно организации с оформленной партийной структурой и даже необязательно организации как таковые, а группы последователей жестко фиксированных идеологий, характер которых был описан в предыдущей статье.

Итак, существующие «исламские партии» и их фанатичные последователи не могут позволить себе руководствоваться принципом исламского критического реализма, потому что в противном случае посыпятся их идейные и политические «скрепы». Но нужны ли подобные партии Исламскому миру? Насколько они эффективны для решения стоящих перед ним задач? Каков результат нескольких десятилетий их существования (а все они существуют лишь несколько последних десятилетий, максимум, с 30-х годов прошлого века)?

Да, безусловно, мусульманам нужны политические центры и формы организации. И существование данных партий во многом обусловлено тем, что они берутся решать те задачи, что не решаются классическими правителями, либо потому, что они игнорируют или боятся решать их (о том, почему, мы тоже писали ранее), либо потому, что их сущность вообще не предполагает этого, либо предполагает противоположное. С этой точки зрения может возникнуть опасение, что с разрушением веры в ту или иную партию или их все мусульмане лишатся последней опоры и последней надежды на решение или даже постановку этих задач.

Однако партии это уже давно не единственная и не самая эффективная форма организации для их достижения. Рассмотрим, какими они могут быть, отталкиваясь от нынешних реалий.

В своей основе все политические формы в наши дни делятся на государственные и негосударственные. Первые представляют собой политические организации, обладающие контролем над определенными территориями, что дает им преимущества, которых нет у других организаций, но которые ради сохранения этого контроля вынуждены отказываться от решения выходящих за их пределы задач, как это было показано нами ранее. Негосударственные организации или, как их называют — НПО (неправительственные организации), как правило, обладают гораздо меньшими возможностями, чем государства (хотя, надо отметить, что в некоторых случаях уже могут конкурировать с ними и даже превосходить их), однако, их мобильность, добровольность и свобода от территориальных привязок (международные НПО) может позволять им решать те задачи, которые не могут или не хотят решать государства.

Далее, говоря о разновидностях НПО, надо отметить, что в последнее время многие из них переходят на проектный формат работы. Его особенность заключается в том, что если классические организации не привязывают свою деятельность к решению какой-то конкретной, ограниченной во времени задачи, а исходят из необходимости продолжать решать подобного рода задачи и далее, а иногда и просто имитировать это, существуя по инерции, то проекты создаются под решение определенной задачи и закрываются после того, как она была решена или стало очевидно, что ее невозможно решить в рамках этого проекта.

Проекты могут быть самыми разными, в исламском пространстве — от образовательных, благотворительных, брачных до глобальных или региональных политических или цивилизационных (например, внедрение определенных установок, подходов и т. п.).

Плюс проектного подхода в том, что он оценивается исключительно по тому, достигнуты ли задачи, под которые он создавался или нет, тогда как классическим организациям свойственно продолжать существовать и любым путем оправдывать необходимость своего существования независимо от этого, оправдывая свои провалы закрытыми для критики дискурсами.

Проект начинается с постановки задачи и формулировки методов его командой. Далее, непременным условием его эффективности является контроль за достижением поставленных задач, включая промежуточные, которые определены как необходимые последовательные этапы ее достижения. Соответственно, если задачи не достигаются или достигаются неэффективно, руководство проекта обязано скорректировать методы их достижения. И, наконец, в итоге проект должен быть закрыт либо после достижения его целей, либо после констатации невозможности этого в его рамках.

Если говорить о политических задачах, то именно проектный принцип позволяет преодолеть пороки закостеневших партийных подходов, заведомо не воспринимающих критику и оценку со стороны. На самом деле, надо понимать, что под проект вполне может создаваться и организация, и даже партия, но только как инструмент для решения определенных задач, оцениваемый исключительно исходя из этого. Соответственно, подобные организации должны находиться в распоряжении руководства проекта и зависеть от него, а не превращаться в нечто самодостаточное и неподконтрольное.

Несмотря на очевидные плюсы проектного подхода, у него есть и слабые стороны, которые уже известны в бизнесе на примере компаний, желавших полностью отказаться от структурно-организационного принципа в пользу системы исключительно проектов. Основной минус заключается в том, что проектный подход позволяет эффективно решать кратко- и средне- срочные задачи, однако, существуют сферы, требующие длительных инвестиций и усилий, которые заведомо не рассчитаны на быстрый эффект. Например, таково соотношение прикладных исследований и фундаментальной науки — первые рассчитаны на максимально быстрый результат и должны оцениваться, исходя из этого, в то время, как фундаментальная наука предполагает длительный процесс подготовки специалистов широкого профиля, которые в последующем должны выбрать узкую специализацию. Поэтому, скажем, Университет, замыкающий цепочку, в которую входят колледж и школа, не может оцениваться исключительно по достижению проектных задач, что является целью проектных научных групп и лабораторий. Хотя эффективность последних в конечном счете является вполне конкретным критерием, позволяющим оценивать эффективность всей образовательной системы.

Однако если проект рассчитан на ограниченный срок действия, то существуют ниши, в которых исламские силы должны работать постоянно, инициируя и закрывая одни проекты и начиная другие, но не привязываясь к ним. Это ниши географические — от локального до национального и регионального уровней, этно-культурные, возрастные, половые, отраслевые и т. д. Скажем, деятельность местной общины не может сводиться только к тому или иному проекту — она должна существовать и функционировать, пока в данной местности живут мусульмане, которые должны день за днем и год за годом решать вытекающие из религии задачи, что, впрочем, не мешает им инициировать и конкретные, ограниченные во времени проекты. Также и организации молодежные, студенческие, женские, сообщества исламских бизнесменов, врачей и т. д. не могут быть привязаны к одному проекту и рассчитаны на длительное решение задач. В то же время, использование в их деятельности проектного принципа является хорошим способом увеличить их эффективность и избавить их от застоя и закостенения. В частности, это может заключаться в минимизации количества, состава и бюджета постоянных структур,их ограничения только высшими руководящими и контрольными и делегирования максимального количества кадров и ресурсов проектам под эгидой этих организаций.

Сильнейшей стороной проектов является воспитание как индивидуальных специалистов — участников проекта, так и целых профессиональных команд и приобретения опыта работы в них. Эти специалисты в последующем могут как аккумулироваться в определенных организациях, так и циркулировать между ними, выступая в качестве связующих звеньев неформальной среды, охватывающей таким образом разные организации. Это породило бы весьма полезный эффект, ибо такие прочные неформальные связи позволяют преодолеть или минимизировать организационный сепаратизм и эффективно функционировать умме в формате сети, что неизбежно и в ее нынешнем состоянии, и в рамках того уклада, в который переходит глобальная цивилизация в целом.

Специалисты и команды с проектным мышлением, способные критически оценивать эффективность своих методов и действий и корректировать их — это тот ценнейший человеческий ресурс, на основе которого может произойти перезагрузка исчерпавшего себя формата исламской активности. Но, чтобы осмысление этого опыта приносило пользу не только получившим его специалистам, но и всему исламскому пространству, необходимы специалисты и команды особого рода — аналитики и аналитические группы и центры. Они представляют собой своеобразные узлы сетевой системы, которые в отличие от партий не требуют ни массовости, ни содержания громоздких структур, уязвимых перед атаками извне и распадом изнутри.

Оптимально, чтобы такие узловые центры либо включали в себя людей, обладающих как когнитивными качествами и теоретическими знаниями, необходимыми для обобщающего критического мышления, так и практическим опытом в вопросах, которые подвергаются такому анализу. Но, если это невозможно, нужна интенсивная коммуникация между двумя этими категориями, позволяющая первым получать необходимую информацию от вторых, что в принципе вполне возможно в реалиях сетевого информационного общества.

Меритократия, то есть, ведущая роль знающих и опытных — это то, что может и должно возникнуть из симбиоза критического мышления с проектным мышлением и опытом. В глобальном масштабе, в новых сетевых реалиях оно не требует оформления в виде каких-то претенциозных структур вроде единственно верных всемирных советов, комитетов и т. п., так как у практиков, людей схожего типа мышления и опыта существуют неформальные механизмы обмена информацией, мнениями и опознания авторитетов. Но на локальном и оперативных уровнях все же наличие такие формализованных авторитетов оптимально хотя бы для противодействия деструктивным силам, которые будут пытаться их оспаривать и на данный момент во многих местах и сферах все еще задают тон.

Описанное выше кому-то может показаться заумной теорией, имеющей мало общего с реальной жизнью. Но, к счастью, это не так. Способные к развитию и учету своих и чужих ошибок мусульмане во многих странах и сферах активности уже действуют в рамках алгоритма, описанного в этой статье. В этом смысле ее автор не выдумывает ничего нового, а пытается описывать систему, которая уже по факту формируется и идет на смену исчерпавшему себя партийному формату, что с определенного момента начал работать во вред Умме, хотя и был в свое время объективно закономерен и необходим.

Итак, еще раз обобщим. Вопросы глобального, а иногда и масштабного национального уровня будь то в сфере политики, экономики, образования и т. д., которые неэффективно решаются партийными группами, эффективнее решать на проектной основе, предполагающей критическое мышление. Регулярным организациям уместно существовать в тех локальных и отраслевых нишах, где требуется долгосрочное и текущее решение задач, не привязанное к конкретному результату, хотя и им следовало бы максимально практиковать проектный формат работы и минимизировать объем и прерогативы постоянных структур. Циркуляция проектных специалистов и команд внутри подобных организаций и между ними, их пересечение будет способствовать формированию сетевой среды, существующей поверх закостеневших организационных структур. Анализ их опыта аналитическими центрами и экспертными группами, включающими в себя практиков или активно привлекающими их для консультаций, позволит сформировать узловые центры данной системы. В идеале со временем такая сеть должна покрыть существующие государства мусульман и государств их основательного присутствия, нейтрализуя или минимизируя издержки национально-государственной системы и навязываемых ею мусульманам рамок.

Комментарии 3
  • Ассаляму алейкум уа рахматуллахи уа баракятух!
    Хвала Аллаху за то что мусульмане начинают отходить от фанатичной приверженности к своим партиям и решать задачи проектно. Хочу поделится своими недавними размышлениями, на эту тему, которые в общих чертах совпадают с идеями данной статьи. Передают со слов Абу Са’ида о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:
    «Если трое отправятся в путь, пусть назначат одного из их числа амиром». Так вот путь в этом хадисе является проектом, а амир- руководитель проекта, который обладает качествами, которые повлияют на конечный результат проекта, то есть успешное преодоление пути. По окончанию пути все расходятся по домам, лидер становится рядовым членом общины. Допустим этим же людям нужно построить мост через реку, и тогда группу возглавляет кто-то другой, кто обладает большими знаниям в строительстве. В глобальном же масштабе нашим общим проектом является возвышение слова Аллаха, и поэтому в разных регионах нужны разные проекты, которые требуют руководства людей с различными навыками. А для синхронизации всех этих усилий, нужно преодоление различных разногласий, умение смотреть на вещи глазами оппонентов. Даже эту синхронизацию можно рассматривать как отдельный проект, который должен претворятся в жизнь компетентными людьми.
    (0)
    25 февраля в 16:41
    • abuhanifa, уа алейкуму ас салям уа рахмату Ллахи уа баракятуху. Согласен с вами!
      (0)
      26 февраля в 11:41
      • Ма ша Аллаh. Поиск эффективного инструмента начался. Очевидно, что пора отходить от стандартных подходов в достижении поставленных целей. Мир идет вперед и мусульмане должны как минимум не отставать от общечеловеческого развития. А в идеале конечно, если мусульмане создадут новую парадигму развития!
        (0)
        5 марта в 20:06