Политика

Какой пример показали ингуши России?

В среду 30 октября в Ингушетии произошли два знаковых события. В городе Назрань прошёл первый Всемирный конгресс ингушского народа, в котором приняли участие представители тейпов и ингушских общин со всей России, а также представители зарубежных диаспор.

Другим, не менее важным событием, и уже, наверное, не только для Ингушетии, стало постановление Конституционного суда Республики Ингушетии о законе об установлении новых границ между республиками Ингушетии и Чечни. В своём постановлении суд обосновал, что республиканский закон от 4 октября 2018-го года утвержденный на основе Магасского сговора двух северокавказских наместников Кремля на самом деле является нарушением конституционных норм Ингушетии. Кроме того, в постановлении указано, что для местных органов власти и просто для граждан Ингушетии данный закон не имеет правовых последствий, т.е. они не должны следовать этому закону.

Реакции из Белого дома Ингушетии долго ждать не пришлось. Глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров заявил, что Конституционный суд РИ вышел за пределы своей компетенции, а значит, его решение юридически ничего не значит. В то же время глава Ингушетии пообещал в скором времени обратиться в Конституционный суд РФ для проверки юридической обоснованности действий республиканского конституционного суда.

В тот же день ситуацию прокомментировал на своей странице в Facebook председатель Конституционного суда РИ Ибрагим Доскиев.

«Постановление Конституционного Суда Республики Ингушетия окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в силу с момента его провозглашения. Нормативный акт, признанный неконституционным, утрачивает силу и не подлежит применению. Народное собрание республики обязано отменить закон, признанный неконституционным», - написал Доскиев.

Глава Конституционного суда также добавил, что в случае неисполнения решения суда Народным собранием, президент России вправе распустить данный законодательный орган. В своей публикации глава суда также,  по сути, прокомментировал выпад Юнус-бека Евкурова, хоть и не упомянул его.

«Что касается возможности оспаривания в Конституционном суде РФ компетенции конституционного суда субъекта РФ, то такая процедура действующим законодательством не предусмотрена. Конституционный суд рассматривает споры о компетенции между государственными органами, но не в том случае, когда спор касается вопроса о подведомственности дела судам», - подытожил глава КС РИ.

Таким образом, в Ингушетии произошёл уникальный для недофедеративной России случай, когда была поставлена под удар действующая вертикаль власти, пусть и на региональном уровне. С другой стороны, речь идёт всего лишь о соблюдении собственных законов, а не о начале революции.

Показательна и позиция Кремля. Если с одной стороны представители администрации президента и полпред президента в СКФО прямо поддержали сторону двух глав республик, в то же время пресс-секретарь президента отказался комментировать постановление КС РИ, сославшись на то, что в аппарате президента не вмешиваются в действующий конфликт, однако внимательно следят за новостями из Ингушетии.

Получается, в руководстве страны не готовы брать на себя роль третейских судей, боясь, наверное, только усугубить ситуацию.

Тем не менее, события в Ингушетии показали, каким ДОЛЖНО быть гражданское общество в стране и каким преимуществом обладают общества с традиционным укладом родо-клановых отношений в критических для народа ситуациях. Cохранённые традиции и общности макрородов, авторитет старейшин и другие особенности послужили твёрдым фундаментом не только для организованного проведения протеста, но и консолидации общества, при которой на стороне протестующих оказались и силовые органы. Неслучайно протест в Ингушетии удивил практически всех наблюдателей не только в России, но и в Европе, где давно не осталось и следа от подобной внутринациональной коммуникации.

Для нас, мусульман, это и хороший пример того, как Ислам служит одним из основных маркеров идентичности этого протеста и как надо уметь проявлять внутримусульманскую сплочённость. На это обратил внимание и старейшина оргкомитета Ахмед Барахоев, некогда считавший салафитскую общину своими личными врагами заявил, что теперь ингуши не делятся на суфиев и салафитов.

«Все кто зацепились за вервь Аллаха, кто смотрит на киблу и делает намаз  и говорит «ла иллаха иллалах Мухаммадун расулюллах» кто бы он ни был, он нам брат», - сказал на митинге журналистам Барахоев.

Митинг прошедший 31 октября и, который должен был продлиться до 2 ноября, был досрочно завершён. По словам оргкомитета, после постановления Конституционного суда больше нет нужды митинговать, и теперь борьба за отстаивание территориальной целостности Ингушетии переходит в другую плоскость: переговоры с властями и ожидание собрания депутатов, которые должны отменить скандальный закон, принятый 4 октября.

Напомним, что по новым границам республика Ингушетия уступила Чеченской республике 9% своих территорий. При этом, договор был заключенв обход общественного обсуждения и мнения большинства жителей в каждой из республик, без чего нельзя было подписывать соглашение о новых границах.

Автор: Теймур Гаджиев
Комментарии 0