Среда обитания

Невыносимая дилемма сомалийских матерей – кого из детей спасать, а кого оставить умирать

Варду Мухамуд Юсуф шла пешком 2 недели с годовалой дочкой на руках и 4-летним сыном, спасаясь от голода и засухи, охватившей Сомали.

Когда ближе к концу путешествия мальчик лишился чувств, она попыталась привести ребенка в сознание, брызнув на его лицо водой из мизерных запасов, которые несла с собой, но он был в обмороке и уже не мог пить.

Она стала просить помощи у других семей, которые вместе с ними искали спасение от засухи, но никто не остановился – все боролись за выживание по-своему.

Тогда 29-летней матери пришлось сделать такой выбор, с которым не должен сталкиваться ни один родитель.

«В конце концов, я решила оставить его на дороге в надежде на Аллаха», - рассказала Юсуф через несколько дней, находясь в лагере беженцев Дадаб в Кении.

«Я уверена, что он был еще жив, и это разбивает мне сердце».

Сомалийские семьи спасались от голода бегством – уходили пешком вместе с детьми, число которых доходит до 7 на семью, и им приходилось делать невообразимо жестокий выбор: у кого из детей наилучшие шансы выжить, когда заканчивается еда и вода? Кого оставить на дороге?

«Никогда в жизни я не сталкивалась с такой дилеммой», - говорит Юсуф.

«Теперь переживаю боль потери брошенного мной ребенка. По ночам я просыпаюсь и думаю о нем. Каждый раз, когда я вижу мальчика его возраста, я впадаю в ужас».

Психиатр из международного спасательного комитета в Дадаб д-р Джон Кивеленге констатирует крайне тяжелую ситуацию, с которой сталкиваются сомалийские матери и отцы.

«Это нормальная реакция на ненормальную ситуацию. Они не могут сидеть и ждать, когда умрут все вместе», - говорит он.

«Но через месяц у них начинается посттравматический шок, который означает, что к ним возвращаются воспоминания, приходят ночные кошмары».

«Образы детей, которых они оставили на дороге, будут возвращаться и преследовать их».

«У них начинается бессонница и проблемы с общением».

По некоторым оценкам, за последние 3 месяца более 29 000 сомалийских детей в возрасте до 5 лет погибли от голода.

Неизвестно, сколько детей, неспособных продолжать путь, было оставлено на песчаных дорогах из-за истощения запасов еды и воды.

29-летняя вдова Фадума Сакоу Абдуллахи отправилась в путь в Дадаб с новорожденным малышом и другими детьми в возрасте 5,4 3 и 2 лет. За день до того, как она добралась до лагеря беженцев, ее 4-летняя дочь и 5-летний сын не проснулись после кратковременного отдыха на дороге.

По словам Абдуллахи, она не хотела тратить на умирающих детей воду, которой и так осталось совсем мало в 5-литровом контейнере, и решила дать ее другим детям.

С другой стороны, она не могла долго ждать и рисковать смертью всех остальных детей, поэтому она встала и пошла дальше. Через некоторое время она вернулась назад в надежде на то, что ее дети все же живы.

После нескольких таких походов вперед и назад она, наконец, приняла решение оставить двух своих детей под деревом, поскольку сомневалась, что их можно спасти.

Более 12 млн человек в Восточной Африке отчаянно нуждаются в продовольственной помощи из-за сильной засухи. По данным ООН, 2,8 млн человек нуждаются в немедленной помощи для спасения их жизней, в том числе более 450 000 человек в сомалийских зонах голода.

50-летний отец семерых детей Ахмед Джафар Нур направлялся в Кению со своим 14-летним сыном и 13-летней дочерью. Но через два дня пути у них закончилась вода. На третий день у них не было сил ни на что, они сели под деревом, мучаясь от голода, жажды и усталости.

«Двое моих детей не могли больше идти. Тогда вместо того, чтобы ждать, пока всем мы умрем, я был вынужден оставить их там на произвол судьбы, ведь я думал в первую очередь о других 5 детях и их матери, которых оставил дома. Я сказал себе, спасай свою жизнь в интересах других пятерых детей. У этих двух есть их Господь», - вспоминает он.

«Это худшая вещь, которую я испытал в жизни. Это был душераздирающий момент, когда я бросил своих детей, которые являются частью меня самого», - говорит он. – «Почти 3 месяца у меня проблемы с психикой. Их образы стоят передо мной».

Двое подростков были чудесным образом спасены кочевниками, и они сумели вернуться назад в Сомали, к своей матери. Но их отец говорит, что до сих пор не может привезти свою семью в Кению – у него нет на это средств.

«Я был фермером, у меня нет образования, чтобы получить работу. Мы зависим от того, что нам раздают здесь», - говорит он. – «Я думаю только о них – умрут ли все они, в том числе их мать, или же кто-то выживет? Это все, о чем я спрашиваю себя».

Когда 3-летний сын Факыд Нур Эльми умер от голода и жажды по дороге из Сомали, его мать лишь обложила его тело маленькими засохшими веточками вместо могилы. Она не могла останавливаться и оплакивать его – ей нужно быть думать о других пятерых детях.

«Где мне взять силы, чтобы выкопать для него могилу?», - говорит она. – «Я думала лишь о том, как спасти остальных детей. Бог, который дал мне его, теперь забрал его. Поэтому я не слишком беспокоилась об умершем сыне. Жизни других детей были в опасности».

Автор: Перевела Зарина Саидова специального для Ансар.ру
Комментарии 2
  • Страны "цивилизованного" мира не интересуются гуманитарными проблемами в таких беднейших странах, ведь там нет углеводородов, нерентабельно производство наркоты... . А единоверцы саудиты- бывшие пастухи, соревнуются в возведениях фешенебельных высотках, теряя Иман праведных предков.
    (2098)
    1 сентября'2011 в 20:57
    • Эти страны двадцать лет назад спасли сомали -- и спасали людей во многих других странах африки десятилетиями. Ну и что-то изменилось за десятки лет? Нет, африка все таже -- семь детей в семье, а как их прокормить должен подумать презренный европеец. А если не поможет -- он плохой белый колонизатор.

      Вот хорошая статья на эту тему:
      Африка - черное пятно мира

      Этим летом Кевин Майерс, обозреватель ирландской газеты the independent, опубликовал очень жесткую статью о современных проблемах Африки.

      Вашему вниманию предлагается ее перевод (с небольшими примечаниями в тексте для русскоязычных читателей).


      Что дает миру Африка? Только СПИД

      Усилия бесполезны. Пока мы наблюдаем, как африканские государства упорно отказываются предпринять хоть что-либо во имя восстановления хоть подобия цивилизации в Зимбабве, чаша для сбора подаяний в пользу Эфиопии снова путешествует из рук в руки.

      Прошло почти 25 лет с тех пор, как в Эфиопии стартовала прославленная благотворительная кампания «Накормите мир!», возглавленная Бобом Гелдофом, ирландским рок-музыкантом и актером, известным нам по главной роли в фильме «Стена».

      За это время население Эфиопии увеличилось с 34 до 78 миллионов. Скажите мне, почему я должен помогать продолжению демографического взрыва в этой стране?

      Где логика? Логики нет. Есть две причины отвергнуть всякую логику.

      Одна из них - моя совесть. Вторая – все тот же кадр, снова изображающий ребенка с широко распахнутыми глазами, снова глядящего в камеру, которая снова запечатлевает трагедию…



      Простите меня. Моя совесть побывала в этой стране вместе с моим телом и моими деньгами. В отличие от большинства из вас, читающих эти строки, мне довелось побывать в Эфиопии, и подобно большинству из вас, я жертвовал свои кровные благотворительным фондам, чтобы остановить голод в этой стране.

      Тот ребенок, мальчик с широко открытыми глазами, которого нам удалось спасти чуть больше двадцати лет назад, вырос и превратился в крепкого парня.

      С торчащим членом и автоматом Калашникова за спиной, теперь он производит новое потомство когда ему это заблагорассудится.



      Несомненно, должен найтись аргумент для поддержания в действии этой хищнической и бессмысленной экономическо-социально-сексуальной системы – но мне такой аргумент неизвестен.

      Есть лишь целый ряд причин отказаться от написания этих строк. Ибо они не принесут мне новых друзей, а лишь навлекут ханжеский гнев сердито фарисействующих авторов «писем в редакцию» – непременных затычек в бочке любой дискуссии в жизни Ирландии, ухмыляющихся с вершины своего морального превосходства.

      Возможно, они приведут в бешенство даже лучших людей Ирландии, правозащитников, филантропов и гуманистов, которыми я восхищаюсь. Пусть будет так.



      Только прошу вас, господа гневные фарисеи, пожалуйста!

      Пожалуйста, не опускайтесь до ленивых аналогий – не упоминайте Великий Голод, вошедший в историю Ирландии как черта между «до» и «после», подобно второй мировой войне в России.

      Эти события несопоставимы. За 20 лет Голода Ирландия потеряла 30 процентов своего населения.

      За тот же срок – благодаря западным продуктам питания, тяжелым грузовикам «Мерседес-Бенц» и транспортным самолетам «Локхид» – население Эфиопии увеличилось более чем вдвое! Эти факты отрицать нельзя.



      Увы, эта несчастная страна не одинока в своем безумии.

      Где-то там, за горизонтом, лежит и Сомали – еще один прелестный край традиций женского обрезания и вспыльчивых бездельников с автоматом в руках, наркотической жвачкой во рту и вечно твердым членом в штанах.



      На самом деле, перед нами почти что целый континент сексуально невоздержанных нищих – и десятки миллионов людей, выживающих лишь благодаря помощи остального мира.

      Эта зависимость не пробудила ни политическое благоразумие, ни здравый смысл. Вместо них процветает лишь идиотизм в духе вуду, когда грядущий президент Южной Африки твердо верит в промывание гениталий после секса водой из-под крана как в надежное средство предохранения от инфекции.



      Не приходится и говорить о том, что бедность, голод и социальная разруха – плохое лекарство от бессмысленных войн в Уганде, Конго, Судане, Сомали, Эритрее и других странах.

      Да, несомненно, эта картина написана широкими мазками. Но именно такими мазками история запечатлевает свои самые яркие и поворотные эпизоды. Япония, Китай, Россия, Корея, Польша, Германия, Вьетнам, Лаос и Камбоджа претерпели в XX веке куда более жесткие удары истории, нежели почти любой уголок Африки.

      Ныне почти все эти страны тем или иным путем оказывают помощь или вкладывают средства в Африку. Что вкладывает Африка, край обширных саванн и пышных пастбищ, в остальной мир? Пожалуй, разве что СПИД.



      Тем временем население Африки растет, обгоняя рост ее ресурсов, катастрофически разрушая экологию.

      К 2050 году население Эфиопии составит 177 миллионов человек – эквивалент нынешних Франции, Германии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга вместе взятых, только расположенных на опаленных солнцем и уже почти лишенных белковой пищи землях Восточной Африки.

      Итак, насколько осмысленно наше желание активно помогать увеличению взрослого населения жестоко перенаселенной, экологически разоренной и экономически зависимой страны?

      Насколько нравственно сегодняшнее спасение от голода эфиопских детей, которым завтра светит обрезание тупым ножом, нищета, голод, насилие и сексуальная эксплуатация, результатом которой станет еще полдюжины новых детей, глядящих широко распахнутыми глазами в будущее, наполненное теми же прелестями жизни?

      Возможно, это принесет успокоение вам – что и является первопричиной столь щедрой благотворительности. Но этого недостаточно.Эта эгоистичная щедрость – одно из проклятий Африки.

      Она удерживает на плаву политические системы, погибшие бы без нее. Она продолжила войну Эритреи и Эфиопии почти на десятилетие.

      Она вдохновила Билла Гейтса на программу избавления всего континента от малярии – болезни, которая в отсутствие элементарной личной самодисциплины остается практически самым эффективным средством борьбы с перенаселением из ныне существующих.

      По словам Гейтса, в случае успеха этой программы десятки миллионов детей смогут избежать ранней смерти идожить до зрелого возраста. Прекрасно. Что дальше? Впрочем, я знаю. Пусть приезжают к нам. Именно так.
      (-665)
      2 сентября'2011 в 17:13