Среда обитания

Бахром Хамроев: "О преследованиях уроженцев Средней Азии". Доклад

Доклад правозащитной организации «Помощь - «Ёрдам» 

«О преследованиях уроженцев Средней Азии по политическим и религиозным мотивам на постсоветском пространстве в 2015-2018 гг.»

Неправительственная организация «Помощь (Ёрдам)» занимается мониторингом правового положения трудовых и политических мигрантов из республик Средней Азии в России и некоторых странах СНГ. Наша НПО также оказывает поддержку людям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, в первую очередь в связи с репрессиями, которым они подвергаются как в Средней Азии, так и в России.

В ходе осуществления своей деятельности «Помощь-Ёрдам» имеет дело со значительным количеством обращений со стороны мигрантов на нарушения прав человека.

Настоящий доклад имеет целью подвести итоги последних трех лет деятельности нашей НПО и обрисовать ситуацию с такой уязвимой в правовом отношении группой, как выходцы из стран Средней Азии, которых преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Выбор этого трехлетнего периода не в последнюю очередь связан с необходимостью анализа динамики изменения положения мигрантов из Средней Азии вообще и  из Узбекистана в особенности, которое сложилось после вступления на должность президента Узбекистана Ш. Мирзиеева в декабре 2016 г. В настоящее время узбекистанские власти активно транслируют заявления о кардинальных изменениях в области демократизации положения в республике. Вместе с тем, массовость и характер ситуаций с нарушением прав человека, с которыми мы сталкиваемся в своей деятельности, говорят о том, что старые негативные тенденции никуда не исчезли, но появились и новые угрозы.

Проблема массовых нарушений прав человека на протяжении всего постсоветского периода представляла особую остроту в Средней Азии, и не потеряла своего значения по сей день. НПО «Помощь-Ёрдам» вынуждена с сожалением констатировать, что репрессии, фальсификации уголовных дел и незаконное насилие, приобретшие системный характер в регионе, продолжаются.

В целом, в среднеазиатском регионе и в России, происходит дальнейшая деградация и без того находившегося в зачаточном состоянии гражданского общества, при параллельной деспотизации власти.

Анализ показывает, что под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом властями государств Средней Азии и Российской  Федерации на практике совершается множество должностных преступлений, а граждане подвергаются преследования и зачастую лишены возможностей по эффективной защите своих прав.

Наибольшую обеспокоенность продолжает вызывать ситуация в Узбекистане, как самом густонаселенном государстве региона с устойчивыми традициями нарушения прав человека, а также в Таджикистане с постоянно укрепляющейся авторитарной властью президента Рахмона. Неоднократно обозначаемая ранее в докладах ООН, международных правозащитных организаций, делах Европейского суда по правам человека, а также многочисленных публикациях СМИ проблема недемократичности центральноазиатских режимов, массовых репрессий в отношении оппозиции и инакомыслящих с применением пыток и жестокого обращения остается по прежнему острой.

В данный момент власти стран региона предпринимают определенные меры по созданию видимости демократизации и реформ правоохранительной системы, акцентируя на них внимание международного сообщества. Вместе с тем, мы вынуждены констатировать, что эти меры являются косметическими, и не затрагивают авторитарной сущности режимов.

Факты свидетельствуют о том, что, несмотря на широко освещаемые в СМИ кадровые перестановки, касающиеся ряда лиц из команды предыдущего президента Узбекистана, анонсируемый властями процесс пересмотра уголовных дел, а также неоднократные высказывания Президента Мирзиеева о недопустимости использования незаконных методов следствия, и прежде всего пыток, в действительности интенсивность давления на инакомыслящих, а также преследования по религиозным и политическим мотивам существенно не снижается.

Об этом определенно свидетельствует наблюдаемая нами ситуация с , преследованием людей по религиозным и политическим мотивам, которых  экстрадируют и депортируют в страны Средней Азии, а то и просто похищают.

К примеру, отслеживаемые нами случаи запросов Узбекистана о выдаче лиц, находящихся в розыске, говорят о том, что не снижается активность узбекских властей в части преследований граждан по ст. 159 (посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан) и ст. 244-2 (создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях) УК Узбекистана, ранее наиболее активно использовавшихся в ходе политически мотивированных преследований по сфальсифицированным уголовным делам. Традиционно жертвами таких преследований являются люди, активно критикующие действия властей, занимающиеся правозащитной деятельностью, а также исповедующие религию вне установленных государственной властью институтов и контроля.

При этом власти России действуют координированно со своими среднеазиатскими коллегами, систематически и сознательно нарушая собственный закон. Так, в ходе оказания помощи гражданам, мы зафиксировали целый ряд случаев незаконных действий российских властей в интересах режима Узбекистана.

В частности, в конце января 2018 г., российскими властями был передан в Узбекистан Орзиев Нурали Нурбекович. На Родине Орзиев 29 августа 2013 г. постановлением Следственного управления УВД Кашкадарьинской области привлечен в качестве обвиняемого по п.п. «а, б» ч.3 ст. 159 (Посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан), п.п. «а, в» ч.3 ст. 224.1 (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку), ч.1 ст. 244.2 (создание, руководство, участие в религиозных, экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях), ч. 1 ст. 155 (терроризм) и п. «б» ч.2 ст. 223 (незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан) УК РУ. 29 августа 2013 г. он был объявлен в межгосударственный розыск, а 8 ноября 2017 г. задержан в Санкт-Петербурге, где находился на заработках.

Учитывая, что имеются серьезные основания полагать, что Орзиев не причастен к инкриминируемым ему преступлениям и является жертвой политических репрессий, а в случае выдачи в Узбекистан к нему могут быть применены пытки, им было подано ходатайство о выдаче ему убежища в РФ. Помимо этого, Европейским судом по правам человека в отношении него было применено 39 Правило Регламента ЕСПЧ, предусматривающее приостановку исполнения решения о выдаче вплоть до рассмотрения дела в ЕСПЧ. Однако, несмотря на это, вопреки требованиям российского закона, запрещающего выдачу при нерассмотренном ходатайстве об убежище и наличии обеспечительных мер ЕСПЧ, последний был этапирован в Узбекистан. По сообщениям родственников и знакомых Орзиева, к нему в настоящее время применяются пытки с целью выбивания признательных показаний и оговора иных «соучастников».

30 мая 2017 г. в Узбекистан, также вопреки действующему запрету на выдачу в порядке Правила 39 ЕСПЧ, и при нерассмотренном ходатайстве о политическом убежище, был выдан житель Украины узбекского происхождения Жумабоев Абдуманнон. При этом ранее Жумабоев, приехавший в Россию из Украины по делам бизнеса, 15 апреля 2017 г. задерживался в Санкт-Петербурге в связи с нахождением в международном розыске по ст.ст. 159 и 244-2 УК РУ, однако был освобожден по причине непредоставления узбекской стороной необходимых сведений. По освобождении, Жумабоев направился на Украину, однако при пересечении государственной границы 18 мая 2017 г. он был вновь задержан и доставлен в г. Брянск, где в отношении него на следующий день Брянским городским судом было вынесено решение о совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ (при этом в соответствующем постановлении было указано, что он якобы был задержан не на границе, а в Брянске, где и нарушил миграционный режим), на основании чего было вынесено постановление о выдворении. Несмотря на отсутствие в российском законодательстве требований о выдворении в конкретную страну, наличие у Жумабоева вида на жительство в Украине, желание последнего выехать в данное сопредельное государство, и, как упоминалось выше наличии обеспечительных мер ЕСПЧ и нерассмотренного ходатайства об убежище, тем не менее он был выдворен в Узбекистан. По сообщениям родственников Жумабоева, по прибытии в Узбекистан, к нему не допускался адвокат, и кроме того, на него было оказано давление с целью принудить к самооговору, он подвергся избиениям и пыткам, в результате чего его здоровье серьезно ухудшилось.

Необходимо отметить, что особый размах приобрела так называемая завуалированная экстрадиция. Российские власти, в тех случаях, когда возникают какие-то сложности с выдачей при осуществлении строго формализованной и регулируемой УПК РФ экстрадиции, прибегают к процедуре депортации. Особенно часто это происходит при истечении предельных сроков содержания под стражей или, как в случае с Жумабоевым, несвоевременном предоставлении требующей стороной необходимых сведений. В таких случаях зачастую фальсифицируется дело о совершении административного правонарушения, а депортируемые лица помещаются в центры временного содержания иностранных граждан, где могут содержаться практически неограниченное время. При этом условия содержания таких административно арестованных лиц нередко хуже условий содержания в следственных изоляторах. Как правило в отношении именно таких граждан осуществляются незаконные методы, в т.ч. и депортации в нарушение установленного порядка. В числе таких вопиющих случаев можно назвать депортацию в 2017 г. в Узбекистан без рассмотрения жалоб Суюнова Искандера Усмоновича и Максутова Акмалжона Тохировича в апелляционном порядке. При этом последние находились в межгосударственном розыске по ст. 244-2 УК РУ, однако несмотря на это, процедура экстрадиции в отношении них фактически была проигнорирована, и вместо этого они были привлечены к ответственности за нарушение миграционного режима в РФ решениями Зюзинского и Перовского районных судов г. Москвы от 10 и 30 августа соответственно. Несмотря на своевременно поданные в Московский городской суд жалобы на принятые решения, и то, что юридически эти решения без прохождения процедуры обжалования не вступили в законную силу, тем не менее Суюнов и Максутов в конце августа 2017 г. были этапированы в Узбекистан. По сообщениям родственников Максутова, им не известно его местонахождение и дальнейшая судьба, запросы на эту тему узбекские власти игнорируют.  Суюнов, по имеющейся информации, осужден Джизакским областным судом к 8 годам лишения свободы.

Вопреки заверениям узбекских властей, не претерпела существенных изменений практика пыток и жестокого обращения с лицами, привлекаемыми к уголовной ответственности. Так, 28 марта 2017 г. сотрудниками Управления СНБ Бухарской области в ходе допроса был жестоко избит Камолов Ильхом Иброхимович, от которого требовали оговорить в антиправительственной деятельности собственного брата, Камолова Рахмидина. В тот же день от полученных травм Ильхом скончался. По сообщениям родственников, весной 2017 г. в ходе допросов со стороны сотрудников УСНБ Хивинской области подвергся жестоким избиениям похищенный ранее из России Хамидов Мухаммадюсуф Захид-угли, в результате чего он был вынужден оговорить себя и других лиц в участии в экстремистской деятельности. В целом, упомянутые случаи демонстрируют лишь отдельные  факты в системе использования пыток в государствах Центральной Азии, при этом можно констатировать, что информация о применении пыток поступает практически в связи с каждым уголовным делом, расследующимся в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений против конституционного строя.

Оказывается давление на ожидающего решения ЕСПЧ по делу о незаконной выдаче в Узбекистан и содержащегося в московском Центре временного содержания иностранных граждан Жалалова Бахтиера Миртемировича (от него требуют отказаться от применения в отношении него обеспечительных мер в порядке 39 правила  Регламента, а также от защиты «Помощи»). Необходимо отметить, что ранее Жалалов, в связи с нахождением в розыске за Узбекистаном по ст. 244-2 УК РУ, 11 ноября 2015 г. задерживался, и на протяжении 16 месяцев, вплоть до 16 марта 2016 г. содержался под стражей. При этом Жалалов был освобожден в связи с признанием Московским областным судом решения Генеральной прокуратуры РФ о его выдаче незаконным по причине предоставления узбекской стороной документов с признаками фальсификации, а также наличием угрозы пыток и жестокого обращения в случае экстрадиции в Узбекистан. Вместе с тем, несмотря на вступившее в силу решение Мособлсуда, 4 сентября 2017 г. органами МВД Жалалову в выдаче убежища в РФ было отказано, и таким образом он фактически был поставлен в нелегальное положение. В результате 8 ноября 2017 г. Жалалов был вновь задержан сотрудниками полиции и доставлен в ОМВД России по Мещанскому району г. Москвы, куда прибыли сотрудники СНБ Узбекистана, и осуществляли его допрос, в частности, требовали возвращения на Родину, а также оговора в отношении различных граждан Узбекистана, проживающих в Москве. Затем в отношении Жалалова был составлен протокол о якобы совершенном им нарушении режима пребывания в России (ст.18.8 КоАП РФ). 10 ноября 2017 г. Мещанским районным судом г. Москвы в нарушение ст. 3 Конвенции о правах человека, несмотря на действующее решение Мособлсуда о запрете выдачи, было вынесено решение о его выдворении из России с временным содержанием в Центре временного содержания иностранных граждан. В настоящее время в отношении Жалалова в порядке 39 Правила Регламента Европейского суда по правам человека введены обеспечительные меры, а его жалоба на незаконные действия российских властей принята к рассмотрению ЕСПЧ.

Особо необходимо отметить, что российскими властями практически всегда выносятся решения об отказе в выдаче убежища, даже несмотря на явные сведения об угрозе политических и религиозных преследований в стране происхождения, в том числе подтвержденные судами при вынесении постановлений о признании незаконными решений Генеральной прокуратуры РФ о выдаче незаконными. Именно так произошло с проходящими в Узбекистане по одному делу Жалаловыми Бахтиером и его племянником Сарваром, освобожденными постановлениями Мособлсуда, а также Базаровым Шахрухом Разиковичем, в отношении которого аналогичное решение было принято Верховным судом РФ. Несмотря на прямые указания на то, что таким гражданам в случае возвращения на Родину угрожают пытки, насилие и политически мотивированное преследование, органами МВД РФ неизменно выносятся решения об отказе в убежище в РФ. При этом, если ранее имели случаи выдачи убежища гражданам Узбекистана, то с 2016 года неизменно следует отказ со ссылками на якобы произошедшие с момента вступления в должность Ш. Мирзиеева масштабные позитивные изменения в области соблюдения прав человека в Узбекистане. Однако мы считаем, что такие умозаключения являются надуманными, о чем говорят многочисленные поступающие сведения о  фактах похищений и пыток. Кроме того, мы вынуждены констатировать, что заявленный властями Узбекистана пересмотр уголовных дел и реабилитация практически не коснулся такой особо уязвимой группы риска, как обвиняемые и осужденные по политическим и религиозным мотивам.

 Сложилась системная практика незаконного лишения российского гражданства лиц, имеющих среднеазиатское происхождение. Такая ситуация произошла с Аслоновым Зохидом Зикриеевичем, приобретшего гражданство РФ в 2000 г. Аслонов обратился в организацию «Помощь» летом 2016 г. с жалобами на то, что в Узбекистане, гражданином которого он раньше являлся, к его родственникам приходят сотрудники СНБ, и требуют его возвращения для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности. Последний отказался выполнять данные требования, в результате чего последовало обещание создать ему серьезные проблемы. Впоследствии, по месту своего жительства в г. Узловая Тульской области, он вызывался сотрудниками МВД России, которые требовали от него покинуть территорию России, угрожая неприятностями в случае отказа. Не ощущая за собой никакой вины, он от выполнения данных требований отказался. В результате, 19 июня 2017 г. у него был проведен обыск, в ходе которого, как отмечают сам Аслонов и члены его семьи, были подброшены наркотики и боеприпасы. При этом, о данной «операции» вышли сюжеты в СМИ, где Аслонов был описан в качестве вербовщика террористов. Однако в дальнейшем, 20 ноября 2017 г., он был осужден лишь за хранение оружие и наркотиков, а обвинения в причастности к террористической или экстремистской деятельности в действительности в отношении него не выдвигались. В дальнейшем органами МВД было инициировано лишение гражданства Аслонова. Особо необходимо отметить, что в ходе оказания консультативно-правовой помощи Аслонову, у меня состоялся телефонный разговор с заместителем начальника СНБ Бухарской области, в ходе которого тот сказал, что инициатором проблем Аслонова является СНБ Узбекистана, и подтвердил требование к последнему приехать в Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности за антиконституционную деятельность.

В ходе работы с делами граждан Узбекистана, находящимися в розыске по политическим и религиозным мотивам, особо обращает на себя внимание то обстоятельство, что в подавляющем числе случаев они привлекаются к ответственности за преступления, якобы совершенные на территории России. При этом российские правоохранительные органы, несмотря на имеющиеся в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве требования о проверке сведений о совершении преступлений на территории РФ, уклоняются от соответствующих проверок. Полагаем, что связано это с тем, что в подавляющей массе случаев данные сведения, источником которых являются сфальсифицированные уголовные дела, не нашли бы подтверждения со стороны российских правоохранительных органов. Тем не менее, несмотря на это, в нарушение закона, без каких-либо проверок, при наличии массы сведений о системе политически мотивированного уголовного преследования в Узбекистане, неизменно выносятся решения о выдаче. При этом фактически игнорируется практика ЕСПЧ, констатирующая наличие серьезных проблем с соблюдением прав человека в центральноазиатском регионе, в результате чего Генеральной прокуратурой практически всегда принимаются решения о выдаче, а случаи отмены таких решений судами крайне редки. Особой проблемой стало то, что популистские меры режима президента Мирзиеева, произведшего ряд перестановок в силовых органах и анонсировавшего пересмотр уголовных дел, в действительности не привели к какому-то существенному изменению положения. Мы вынуждены констатировать, что ни один из попавших в поле зрения «Помощи (Ердам)» десятков граждан, преследуемых по вышеуказанным статьям, не был реабилитирован, а все граждане, выданные в Узбекистан по политически мотивированным делам, были осуждены к  длительным срокам лишения свободы, и по имеющейся информации, многие из них были подвергнуты пыткам.

Нами зафиксированы многочисленные случаи похищения среднеазиатских граждан, внесудебных расправ, а также их исчезновения без вести, как на Родине, так и в России. По нашим сведениям, на территории России похищения зачастую осуществляются в ходе совместной работы сотрудников российских и среднеазиатских спецслужб.

Так, 5 мая 2017 г., в связи с истечением предельного срока содержания под стражей, постановлением Перовского межрайонного прокурора г. Москвы  был освобожден из-под стражи содержавшийся в СИЗО-4 по г. Москве Сатторов Бахром Саидмуродович, задержанный ранее в связи с нахождением в международном розыске за Узбекистаном по ст.ст. 159 и 244-2 УК РУ. Вместе с тем, с этого дня Сатторов пропал без вести, его местонахождение не известно. По сообщениям очевидцев, он был передан с территории СИЗО неизвестным лицам, предположительно узбекской национальности.

10 марта 2017 г. из квартиры по месту жительства в г. Москве неизвестными лицами, представившимися сотрудниками узбекистанских спецслужб, был похищен и увезен в неизвестном направлении Хамидов Мухаммадюсуф Захид-угли. Впоследствии он был переправлен в Узбекистан, и по приговору Хивинского областного суда был осужден к семи годам лишения свободы по ст.244-2 УК РУ.

16 февраля 2017 г. в Санкт-Петербурге пропал без вести гражданин Узбекистана Сулейманов Мансур. Перед исчезновением он разговаривал по телефону со своим другом, при этом последний услышал шум и крики посторонних мужчин: «закиньте его назад». После этого телефон отключился. Перед этим, в 2016 г., Мансур ездил в Турцию, где занимался поисками своего брата, который уехал для участия в боевых действиях в Сирии, с целью отговорить последнего от этого. По возвращению в Россию, Сулейманова неоднократно вызывали для бесед сотрудники МВД и ФСБ, при этом высказывались подозрения о причастности его к незаконной деятельности.

18 марта 2017 г. в Самарской области пропали без вести граждане России узбекского происхождения Хасанбой и Хусенбой Жаппаровы. В этот день Хусенбой, проживавший в пос. Алексеевский Самарской области и Хасанбой, проживавший в Самаре, договорились о встрече в данном городе. После того, как они выехали на встречу, они перестали выходить на связь, и их местонахождение до сих пор не известно. При этом Хасанбой в 2016 г. ездил на заработки в Турцию, а по возвращении его стали вызывать сотрудники МВД и ФСБ, и в ходе встреч высказывали подозрения в причастности к группировке ИГИЛ.

14 декабря 2016 г. в г. Москве был похищен уроженец Таджикистана Шовалиев Давлатбек Абдуллоевич. По словам очевидцев, он был вытащен неизвестными мужчинами из своего автомобиля, силой усажен в подъехавшую автомашину, после чего увезен в неизвестном направлении. Перед этим, 28 февраля 2015 г.. на подъезде к г. Калуге неизвестными был похищен друг Шовалиева, гражданин Таджикистана Абдуллоев Сайфулло Хасанович. По словам его жены, он остановился пополнить счет мобильного телефона, вышел из машины, и направился к придорожному рынку, откуда не вернулся. Перед этим, по дороге, она обратила внимание на то, что их преследовала иномарка черного цвета с затемненными стеклами. По словам родственников Шовалиева и Абдуллоева, незадолго перед похищениями оба рассказывали, что неоднократно замечали слежку со стороны неизвестных лиц.

29 августа 2016 г. в г. Москве сотрудниками узбекистанских спецслужб была предпринята попытка похищения сотрудника «Помощи (Ёрдам») Рахмидина Камолова. По словам самого Камолова, перед этим он был задержан сотрудниками российской миграционной службы под предлогом проверки соблюдения им миграционного режима, и впоследствии передан ими сотрудникам МВД Узбекистана. Последние оказали на него психологическое и физическое давление, избили, попытались вывезти в аэропорт Домодедово и отправить его рейсом на Родину. При этом высказывались угрозы оказания давления на членов его семьи, в частности, на брата, Камолова Ильхома (впоследствии тот погиб в результате избиения на допросе). Однако Рахмиддин активно противодействовал данным незаконным действиям, сообщил, что в аэропорту он поднимет скандал, и требовал соблюдения законной процедуры экстрадиции в случае наличия к нему претензий со стороны Узбекистана. В результате вышеуказанные сотрудники были вынуждены передать Камолова представителям МВД России.

Необходимо отметить, что по информации от самих людей, подвергшихся похищению, сотрудники национальных спецслужб, совершающих данное преступление, имеют на руках заранее приготовленный пакет документов, необходимых для пересечения границы. Отсутствие документов у самих похищаемых не служит препятствием для их вывоза из России, т.к. на них заранее оформляются так называемые «справки о возвращении», выдаваемые гражданам дипучреждениями в случае утраты документов.

Поступают многочисленные сведения о том, что сотрудниками спецслужб Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана проводятся незаконные обыска по месту жительства среднеазиатских граждан в России.  При этом все заявления о похищениях, фальсификациях уголовных дел, пытках и прочих незаконных действиях со стороны спецслужб на практике остаются без должного рассмотрения, ни одно виновное лицо ни в России, ни в Средней Азии по нашим сведениям не установлено и не понесло ответственности.

Мигранты из стран Средней Азии в России представляют особую группу риска, в отношении которой под предлогами борьбы с экстремизмом и терроризмом системно совершаются должностные преступления и нарушаются их права. В частности, мы фиксируем многочисленные факты фальсификации уголовных дел в их отношении, пыток и жестокого обращения. Помимо описанных выше случаев, можно указать также на следующие факты.

Так, по информации, поступившей от гражданина Таджикистана Азизова Хабибулло Сафаралиевича и его родственников, 17 октября 2017 г. в г. Мурманске он был похищен сотрудниками местного УФСБ от дома по своему месту жительства, и перевезен в некое гаражное помещение, где к нему применялись пытки (в т.ч. с использованием электрошокера) с целью принудить признаться в причастности к организации ИГИЛ. Под оказанным на него давлением он был вынужден прочесть вслух переданный ему сотрудниками ФСБ некий «текст присяги ИГИЛ», что было снято на его мобильный телефон, а затем размещено на его личной страничке в социальной сети «ВКонтакте». Затем он был передан сотрудникам полиции, и в дальнейшем, 19 октября 2017 г., на основании сфальсифицированных материалов в отношении него было возбуждено уголовное дело по факту причастности к деятельности вышеуказанной организации. В настоящее время данное уголовное дело расследуется УФСБ России по Мурманской области.

7 декабря 2017 г. Московским окружным военным судом к длительным срокам лишения свободы по ч.1 ст.205.1 УК РФ (содействие в террористической деятельности), осуждены граждане Узбекистана, Таджикистана и России узбекского происхождения Мирзаев Даврон Олимжонович, Миргазиев Якубжон Ахмаджон угли, Кенжаев Жалолидин Камалетдинович, Хамраев Баходир Бахромжонович, Холдорали уулу Дадахон и Зокиров Аббос Баходирович. Данный приговор был вынесен при полном отрицании подсудимыми своей причастности к инкриминируемому преступлению, на основании показаний засекреченных свидетелей. Как сообщили подсудимые, в отношении них в ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками УВД СВАО г. Москвы применялись пытки с целью заставить дать признательные показания. В частности, они подверглись избиениям, выводились на мороз без верхней одежды и обуви, в результате чего ими были приобретены различные хронические заболевания. Кроме того, один из задержанных вместе с ними граждан, личность которого не была установлена, в ходе применения недозволенных мер был выброшен из окна УВД, и в ходе полученных травм скончался. Данные сведения проверены надлежащим образом не были, виновные лица не установлены и ответственности не понесли.

Поступают многочисленные жалобы о жестоком обращении, пытках и нарушении прав граждан стран Центральноазиатского региона из мест лишения свободы. Особому давлению подвергаются лица, осужденные по обвинениям в экстремистской и террористической деятельности. Прежде всего, необходимо отметить, что для «перевоспитания» они направляются в отдаленные регионы с тяжелыми климатическими условиями, на значительное удаление от мест проживания и своих семей, что, на наш взгляд  само-по себе является жестоким обращением. При этом, как в ходе этапирования, так и по прибытию в место отбывания наказания, осужденные подвергаются издевательствам и пыткам, как со стороны представителей тюремной администрации, так и со стороны сотрудничающих с ними заключенных. По надуманным основаниям (как правило, якобы за нарушение режима содержания) осужденные помещаются в карцер, при этом многие большую часть заключения содержатся именно там. Осужденным, как путем привлечения к ответственности за нарушение режима, так и путем применения физического насилия, создаются препятствия в исполнении религиозных обязанностей, в частности, молитвы, отнимаются ритуальные принадлежности, молитвенные коврики, Коран. Вошла в практику так называемая «раскрутка», когда на основании показаний сотрудничающих с администрацией заключенных по приближении срока окончания отбывания наказания возбуждаются новые уголовные дела, в результате чего человек продолжает содержаться в местах лишения свободы практически неограниченное время.

Особую тревогу вызывают поступающие сообщения о тайных тюрьмах, в которые помещаются на «разработку» лица, подозреваемые в причастности к деятельности «против интересов Российской Федерации». Так, гражданин Таджикистана Абдулло Низомов (данные изменены по просьбе последнего в связи с опасениями за месть со стороны российских спецслужб) рассказал, что в 2016 г. он подвергся похищению со стороны неизвестных, и был помещен в лагерь, оборудованный на территории заброшенного промышленного предприятия на территории Волоколамского района Московской области. На протяжении нескольких месяцев он содержался под охраной в закрытом помещении, при этом периодически подвергался допросам с применением пыток (в частности, он подвергался избиениям и воздействию электротока). При этом допрашивавших его лиц, которые не представлялись официально, но давали понять, что действуют в интересах спецслужб, интересовала информация о других лицах-уроженцах среднеазиатского региона, их связях с запрещенными в России организациями. Помимо него в лагере содержались как другие уроженцы среднеазиатских республик, так и лица славянских национальностей, и в том числе, как он понял по акценту, украинцы, которые также подвергались допросам с применением пыток. Низомову удалось покинуть лагерь при обстоятельствах, которые он также просил не разглашать, и в настоящее время он, опасаясь за свою безопасность, находится за пределами региона. Ряд схожих сообщений поступил также от лиц, содержавшихся под стражей

по обвинению в совершении преступлений «политической» направленности. В настоящее время мы полагаем преждевременным по соображениям безопасности разглашать их данные, т.к. эти лица отбывают наказания в местах лишения свободы, и не защищены от давления и мести со стороны заинтересованных лиц. Тем не менее, переданную ими информацию мы считаем заслуживающей внимания и доверия. Так, заключенный Собиржон Махкамов (данные изменены) сообщил, что в период его содержания в следственном изоляторе в г. Москве он был очевидцем, как некоторые из содержавшихся вместе с ним граждан, принадлежавших к вышеназванной категории, вывозились из СИЗО в неизвестном направлении на длительное время, сроком вплоть до месяца. После чего, по возвращении, они рассказывали, что их перемещали в тайные тюрьмы на территории Московской области, где подвергали пыткам и иному давлению (избиениям, воздействию электротоком, угрозам сексуальным насилием и убийством). При этом их рассказы наглядно подтверждались их физическим состоянием (следами многочисленных побоев на теле, истощенным состоянием и т.п.).  

В целом можно констатировать, что жалобы на применение пыток и жестокое обращение поступают практически от каждого лица, привлекающегося к уголовной ответственности по делам об экстремистской направленности. При этом, несмотря на наличие несомненных доказательств применения недозволенных методов дознания в виде зафиксированных медиками телесных повреждений, в абсолютном большинстве случаев надлежащих проверок по данным случаям не проводится, вместо этого формально выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, либо соответствующие жалобы просто игнорируются.

В ходе оказания помощи мигрантам, мы также сталкиваемся с масштабным давлением властей, а также противодействием нашей деятельности.

Так, 29 сентября 2016 г. и 28 марта 2017 г., накануне визита президента Узбекистана Ш. Мирзиеева в РФ, сотрудниками ФСБ России были проведены обыски моей квартиры, с последующей передачей без моего согласия сотрудникам подконтрольным властям телекомпании «RussiaToday”и «НТВ» фрагментов негласной видеосъемки. Впоследствии на данных телеканалах были выпущены клеветнические сюжеты, в которых правозащитники и я лично были выставлены врагами российского государства и защитниками терроризма. Эти же материалы были распространены в сети «Интернет», где доступны и в настоящее время. Периодически в отношении меня различными проправительственными СМИ публикуются клеветнические статьи. Так, 15 сентября 2016 г. информагентством «Eurasia Daily» была опубликована статья «От “Хизб-ут-Тахрир” до “Гугуши”: оппозиция в Узбекистане строит альянсы?», в которой шельмовалась моя правозащитная деятельность и содержались клеветнические измышления о моей принадлежности к вышеуказанной организации, а также моей якобы судимости в связи с этим. Кроме того, 20 марта 2017 г. российская власть в лице Управления Федеральной налоговой службы России по г. Москве по надуманным основаниям, даже не уведомив меня, вынесла решение о прекращении деятельности на территории РФ организации «Помощь (Ёрдам)». После не удавшейся попытки похищения и вывоза представителями спецслужб Узбекистана на родину, 18 декабря 2017 г. Московским окружным военным судом по надуманным обвинениям, при практическом отсутствии доказательств вины, за якобы лидерство в организации «Хизб-ут-Тахрир» по ч. 1 ст.205.5 УК РФ, был осужден мой помощник, Камолов Рахмидин. Учитывая, что в РФ в принципе отсутствует практика оправдательных приговоров либо прекращения уголовных дел соответствующей направленности, что превращает сам институт уголовного преследования в средство фальсификации и расправы с «неблагонадежными» лицами, мы расцениваем данное обстоятельство исключительно как способ оказания на российское правозащитное сообщество, и меня в частности. И, наконец, 14 февраля 2018 г. по надуманным основаниям в отношении меня возбуждено уголовное дело за «фиктивную регистрацию» в моей квартире двоих нуждающихся в защите мигрантов.

Правозащитное сообщество единодушно в том, что эта цепь расправ носит политический характер. К сожалению, политически мотивированное насилие происходит на постсоветском пространстве сплошь и рядом, и даже убийства стали у нас заурядным явлением. Жертвами таких расправ становятся в первую очередь критики и оппоненты власти, а также представители особо уязвимых групп, таких как мигранты.

Полагаем, что сложившаяся ситуация возникла как следствие политики российских властей по безоговорочной поддержке среднеазиатских авторитарных режимов в обмен на их лояльность, а также как следствие имеющих в том числе определенные ксенофобские и националистические корни опасений политической и социальной активности самих мигрантов в России как элемента демократического процесса. Помимо этого власти, создавая в лице уроженцев Средней Азии образ врага, и используя незаконные методы для достижения видимости активной борьбы с терроризмом и экстремизмом, искусственно поддерживают напряжение в обществе, преследуя тем самым определенные политические цели. Очевидно, что подобные практики, прикрывающие произвол властей риторикой о сохранении стабильности и защите государственных интересов, на деле создают в обществе ощущение торжества беззакония и невозможности достижения позитивных изменений мирным путем, что лишь способствует радикализации настроений и нагнетанию напряженности.

Директор АНО КПЦ «Помощь» Б.М. Хамроев

Автор: Б.М. Хамроев
Комментарии 1
  • На деле, Российской Федерации долно быть выгодно сохранять стабильное положение на территории бывшей царской России, постсоветского пространства, ныне СНГ. Те, кто притесняют выходцев из Средней Азии, возможно руководствуются русским "патриотизмом", но на деле эти люди работают во вред развитию как дипломатических так и экономических отношении своей страны. Хотелось бы задать вопрос сторонникам "этнической чистоты" российского общества: почему они так равнодушно смотрят на китайских эмигрантов, которые как раз представляют большую опасность для будущего России?
    (0)
    17 апреля в 19:14