Среда обитания

Турецкий магнит: кто и зачем эмигрирует в Турцию?

«Пора валить»: примерно так звучат настроения значительной части россиян, когда речь заходит о ситуации в стране. Уезжают далеко не все, но многие. Одни — по политическим причинам, другие — по экономическим соображениям: предприниматели решают, что за границей вести бизнес им будет легче. А есть и те, кого не очень волнует политика и экономика. Они уезжают просто из соображений личного комфорта: бегут оттуда, где холодно и часто пасмурно, туда, где море, солнце и горы.

О россиянах, которые едут на запад, рассказано, написано и снято много, а вот о тех, кто выбирает восток, —  намного меньше.

Орхан Джемаль специального для Громадского собрал истории эмигрантов из постсоветского пространства, которые по разным причинам переехали в Турцию.  

Политические. Это, как и в Европе, самая заметная категория. Но от «европейцев» их отличает прежде всего то, что они оказались здесь “по исламской теме». Уезжают, чтобы на родине на них не навесили ярлык «террориста». В России для этого не надо взрывать и убивать. Достаточно, как Али (Алексей) Шахин, принять участие в протестной акции, чтоб потом пришлось бежать от клейма террориста.

Он успел покинуть Россию до серьезных неприятностей, но «черную метку» ему прислали и на новое место жительства.

Али (Алексей) Шахин, политбеженец из России

Именно политические эмигранты рассматривают российско-турецкие отношения буквально под микроскопом. Любой нюанс может отразиться на их судьбе. Конфликт Турции и России из-за сбитого самолета в ноябре прошлого года дал им повод для оптимизма: они надеялись, что к политическим беженцам из России здесь, возможно, станут относиться еще более либерально.

Вопреки этим надеждам, спецслужбы России и Турции продолжали взаимодействие. В самом начале этого года, когда конфликт был в разгаре, Турция выдала России семерых чеченцев. В Турции эта выдача вызвала скандал, причем не в эмигрантской среде, а в именно в турецком обществе.

Многие здесь считают Россию страной с сомнительной правовой системой. Обычно, если человек вызывает подозрения, ему просто предлагают уехать в любую страну, но для выдачи Москве нужны очень весомые аргументы.

После скандала турецкий президент Тайип Эрдоган подписал указ, приостанавливающий выдачи по российским запросам. Пока, несмотря на недавнее примирение между Эрдоганом и Путиным, этот указ не отменяли.

Как выяснилось, запрос о выдаче был не на семерых, а на восьмерых человек. Помимо чеченцев, ФСБ РФ требовало выдать еще одного россиянина — Павла Окружко, принявшего ислам. Именно он, в отличие от выходцев из Чечни, не явился по вызову в миграционную полицию и, соответственно, не был арестован.

Павел Окружко, фигурант криминального дела в Росии, уроженец Ставрополя

Окружко показывает материалы из собственного уголовного дела, которое ведется в России. Некий свидетель рассказывает, что встречал Павла в конце ноября 2013 года среди сирийских боевиков. Но на самом деле сделать он этого не мог. Именно 27 ноября 2013 года, когда, по версии российских спецслужб, он воевал в Сирии, Павел зарегистрировал брак — об этом есть соответствующая справка из российского консульства в Анталии, а также квитанция об уплате пошлины.

Важная деталь: следователь знал о существовании этой справки, просто отказался приобщать ее к делу. А потом из России турецким коллегам отправили сообщение о “железных” уликах, которые подтверждали: Окружко — террорист.

Впрочем, поводом для подозрений и даже обвинений могут стать не только антиправительственные митинги. Сделать человека политическим беженцем могут совсем невинные вещи.

Буркхан Тембиев, борец из Карачаево-Черкессии

Бурхан — борец из Карачаево-Черкесии. Некоторое время назад он принял предложение выступать за сборную Египта. Сейчас он говорит: если бы мог предположить, что никакие документы не убедят российские спецслужбы в том, что он всего лишь боролся на ковре, отказался бы от предложения.

Попытку военного переворота в Турции 15 июля в России встретили с восторгом: радовались как либералы, так и патриоты.  

Между тем политические эмигранты из России, еще вчера критиковавшие Эрдогана за то, что примирился с Путиным, практически единодушно заявили о готовности выступить в поддержку турецкого лидера.  Для них, при всей шаткости их положения, нынешний президент оказался единственной гарантией весьма относительной безопасности.

Да и не только политические беженцы оказались на стороне властей.

Сасланбек Исаев ни от кого не бежал: лет 20 назад родители отправили его, тогда еще подростка, в Турцию учиться, подальше от Первой Чеченской.

Прожив здесь два десятка лет, Сасланбек хоть и не обзавелся местным гражданством, но оказался отлично вписанным в турецкий политический ландшафт. Он одним из первых откликнулся на призыв президента выйти на улицы поддержать полицию против путчистов.

Надо признать, что «политические» россияне, перебравшиеся в Турцию в поисках безопасности, вовсе не самая многочисленная группа. Гораздо больше здесь, как известно, «русских» жен.

«Русские» жены. Слово «русские» в кавычках не случайно: замуж за турок выходили женщины из всех стран СНГ. Олеся — украинка из Киева, Юля — русская из Петербурга. Олеся еще в Украине приняла ислам. Она намеренно искала себе мужа-мусульманина, и нашла его в Турции. А Юля занималась челночной торговлей, тоже вышла замуж за турка и осталась жить в этой стране.

Олеся жалеет, что не смогла из-за детей пойти в ночь путча поддержать Эрдогана. Юля же морально солидаризировалась как раз с путчистами, и теперь ее страшат перспективы исламизации Турции.

Она не хочет видеть на улицах женщин с закрытыми лицами и возмущается тем, что в школах детям преподают только основы ислама. Ее сын от этих занятий освобожден.

Экономические. Самая прозаическая группа переселенцев из России — экономическая.

Казалось бы, Турция еще недавно считалась не самой развитой страной, однако теперь тем россиянам, кто начал бизнес в Турции, их предпринимательский опыт на Родине кажется адом.

Замир Кулиев хоть и этнический азербайджанец, но вырос в России. В Турцию уехал из-за растущей в российском обществе ксенофобии. Обосновавшись, понял, что тысячи россиян тоже хотели бы сюда перебраться и что тут им может понадобиться помощь опытного человека. Так Кулиев стал риелтором.

Теперь с высоты своего опыта он поясняет, коррупция есть везде, есть она и в России, и в Европе, и в Турции. В России берут взятки за то, что и так должны сделать бесплатно, в Европе — за то, чтобы дать тебе то, что, в общем-то, не положено. Турция в этом смысле, конечно, больше Европа.

Комментарии 3