Политика

Эрдоган - Хафтар 1:0

На фоне заметной внутриполитической неудачи, связанной с переходом Стамбула под контроль оппозиции, последняя неделя охарактеризовалась для Реджепа Тайипа Эрдогана менее заметными, но не менее значимыми внешнеполитическими достижениями.

Во-первых, на саммите большой двадцатки американский президент Дональд Трамп внезапно признал правоту своего турецкого коллеги по вопросу закупок С-400 и заявил, что будет препятствовать планам конгресса США ввести против Турции обещанные санкции.

Пока экспертам остается гадать, что стоит за этим изменением позиции - то ли общий курс Трампа на сворачивание конфронтации со всеми проблемными для США региональными державами, учитывая то, что умиротворяющие заявления были сделаны в отношении и Китая, и России, и Северной Кореи. То ли уступки по более чувствительным для Вашингтона вопросам, будь то Венесуэла (что менее вероятно, учитывая ограниченные возможности Анкары противодействовать американским планам в этой стране) или Иран, на конфликте с которым США, возможно, предстоит сконцентрироваться. Еще одна возможность, которую нельзя полностью исключать - это недобросовестная игра американского президента, известного своими взаимоисключающими заявлениями и действиями. Облегчает ему их сам характер американской политической системы, ограничивающей полномочия президента, благодаря чему невозможность выполнить выданные обещания он всегда может объяснить происками оппозиции или "глубинного государства".

Вторым ощутимым успехом Эрдогана стало признание ливийского наполеончика Халифы Хафтара, потерпевшего на прошлой неделе чувствительное поражение от сил международно признанного правительства, что его планы захватить власть в стране сорвала Турция. Напомним, что Анкара официально признала, что оказывает поддержку Правительству Национального Единства (ПНЕ), которое пытается свергнуть военный авантюрист Халифа Хафтар, опирающийся на поддержку широкой коалиции КСА - ОАЭ, военно-разведовательных кругов Франции и США и курируемой Евгением Пригожином машиной гибридных войн Кремля. 

Пока, судя по скуляжу Хафтара, Эрдогану удается в Ливии то, что не удалось в Сирии - сохранить под контролем своих союзников большую часть стратегически важной страны. На наш взгляд, этому способствуют три основных фактора:

1) Единство и адекватность сил ливийской революции, объединившихся под единным военно-политическим руководством, что пресекло внутренние распри и появление в их рядах деструктивных сил, сожравших революцию изнутри, как это произошло в Сирии.

2) Международное признание ПНЕ в качестве законного правительства страны. Это вопрос, в котором часто отсутствует должное понимание из-за доминирования и противостояния друг другу двух полярных взглядов на международное право.

Один - это наивная надежда на международное право, международное сообщество и его вмешательство, и то, что побеждает тот, на чьей стороне они находятся. Так как жизнь неоднократно разметывала эти иллюзиции, у многих людей, особенно в мусульманской среде родилась противоположная установка, что международное право и сообщество можно полностью игнорировать.

На самом деле, ошибочны оба взгляда. Конечно, международные право и поддержка международного сообщества, за которыми не стоит сила и когда она находится на противоположной стороне, мало что решает, как это показала ситуация с оккупацией Крыма. Поэтому, безусловно, в тех ситуациях, когда, как говорил Мао Цзедун, "винтовка рождает власть", надо понимать, что без такой "винтовки" и международное право, и международное сообщество бесполезны для того, кто на них понадеется.

С другой стороны, как показывают многочисленные примеры, когда военные силы сторон примерно равны, фактор международного признания играет важную роль. Например, в ходе войны в Боснии, в том числе и тот факт, что мусульмане воевали под эгидой международно признанного правительства страны, позволил им и наладить поставки необходимого оружия, и использовать международное давление на страну-агрессора, существенно ослабившее ее экономику и оборонный потенциал. В Сирии тот факт, что международное сообщество, хоть в своей значительной части и осудило режим Асада, но не дезавуировало его статуса как законной власти страны, облегчило последнему получение военной поддержки от своих покровителей, установивших над этой страной контроль под прикрытием ее "законной власти". В Ливии же революционерам повезло больше - они успели воспользоваться благоприятной международной конъюнктурой, свергнуть Муаммара Каддафи, быстро сформировать правительство и добиться его международного признания. И теперь тому же Эрдогану гораздо легче оказывать поддержку законному правительству страны в его борьбе с мятежником. 

3) Последний по порядку, но не по значимости факт, который, однако, заставляет нас умерить энтузиазм в связи с последними событиями Ливии - это то, что Турции и ее союзникам пока не пришлось столкнуться там с серьезным противодействием. А именно, такими, какое было в Сирии, где ее конкуренты оказались своему протеже на месте тотальную военную поддержку - наземную (Иран) и воздушную (Россия).

Ведь в начале войны в Сирии, когда друг другу противостояли примерно равные силы повстанцев и режима Асада, поддержки, оказанной Турцией и Катаром в лице поставок оружия, пропуска добровольцев и т.п., тоже вполне хватило, чтобы установить контроль над большей частью территории страны. Однако ситуация драматически изменилась, когда Иран и Россия полномасштабно вошли в Сирию, а Турция не решилась сделать то же самое, и была вынуждена выторговывать у них небольшой загон для повстанцев на северо-востоке страны в обмен на сдачу большей части ее территории режиму.

В Ливии на поддержку Хафтару пока всерьез никто не приходил, и будем надеяться, что этого не произойдет именно из-за указанного выше пункта - признания международным сообществом в качестве законной власти страны ПНЕ, которому он противостоит. 

И, тем не менее, надо помнить, что "дела оцениваются по завешению" - это тот принцип, который верен по отношению не только к отдельной человеческой жизни, но и конфликтам, подобным сирийскому и ливийскому. В войне мало удачно и эффектно начать, но не менее важно удержать и развить инициативу и добиться нужного итогового результата. Именно это Турции теперь и предстоит сделать в Ливии, где разъяренный своим провалом наполеончик Хафтар захватил 6 турецких граждан, пытаясь шантажировать ими Анкару. В последней в ответ на это уже заявили, что если они не будут немедленно освобождены, группировка Хафтара станет законной целью для турецких ударов.

Мы будем следить за развитием этой ситуации.

Комментарии 1
  • Фельдмаршал-полиагент обсерчал.
    (1321)
    1 июля в 16:22