Политика

Выборы в Турции: Эрдоган побеждает, но оказывается перед вызовами

Досрочные парламентские и президентские выборы должны состояться в Турции только в конце июня, но после событий, произошедших на прошлой неделе, их результаты можно предсказать с высокой вероятностью.

Дело в том, что, как мы писали, единственной серьезной интригой и единственным серьезным вызовом правящему Народному Альянсу, состоящему из Партии Справедливости и Развития (AKP) и Партии Националистического Движения (MHP), и его лидеру Реджепу Тайипу Эрдогану могло стать появление сильной консервативной оппозиции, угрозой которой проправительственные СМИ стращали турок последние месяцы. 

Причина этого заключается в том, что электорат радикально-секуляристских (таких как Народно-Республиканская Партия, CHP), оппозиционно-националистических (таких как "Хорошая Партия", IP) или левацких (таких как Партия Демократии Народов, HDP) партий слишком малочисленен и маргинален, чтобы они могли победить правящую коалицию, опирающуюся на консервативное большинство. Совсем другой расклад сложился бы в том случае, если бы внутри этого большинства появился новый лидер, способный аккумулировать голоса тех, кто недоволен рядом важных аспектов политики существующего, но при этом не собирается менять свою ценностную платформу и поддерживать ее врагов. Остальная оппозиция могла бы поддержать такого лидера, и это уже было бы серьезным вызовом нынешней власти.

Подобная возможность была совсем не гипотетической - над ее реализацией в последние месяцы, в частности, работала партия Saadet (SP), созданная в свое время учителем Эрдогана Недметтином Эрбаканом, и ее нынешний лидер Темель Карамоллаоглу, который является таким же ветераном исламского возрожденческого движения в Турции, как и ее нынешний президент. Карамоллаоглу заявил, что его партия готова поддержать на выборах президента Турции Абдуллаха Гюля, впавшего в опалу правящей партии.

Такая возможность, судя по всему, серьезно обеспокоила руководство и политтехнологов правящей партии, а также ее союзников из MHP. И не мудрено - Гюль не только такой же ветеран исламского возрожденческого движения, как Карамоллаоглу, но один из архитекторов создания новой партии AKP, в качестве лидера которой Эрдоган в свое время и пришел к власти. Обо всем этом подробно писалось в одном из материалов, опубликованных на нашем сайте, но если кратко, суть в том, что в свое время из запрещенной партии Эрбакана, которая позже преобразовалась в SP, ушел Эрдоган, который с такими людьми как Гюль создал новую AKP. Исторически это два разных крыла происламского политического движения в Турции, но теперь могло получиться так, что они оба воссоединяются в оппозиции Эрдогану, которому в свою очередь не остается ничего кроме как опираться на радикальных националистов из MHP. А если учесть, что от главной партии последних тоже откололась своя оппозиция в лице IP, то поддержка лидером последней Мераль Акшенер объединенного кандидата от оппозиции Гюля выглядела совсем угрожающе. Особенно с учетом того, что о готовности поддержать его в таком случае заявил и лидер курдско-левацкой HPD Селахаттин Демирташ

Чтобы предотвратить подобное развитие событий Реджеп Тайип Эрдоган в последнее время предпринял немалые усилия. В частности, провел многочасовые конфиденциальные встречи с двумя другими центральными фигурами для потенциальной консервативной оппозиции - Ахметом Давутоглу и Бюлентом Арынчем, которые уже давно рассматриваются как диссиденты внутри Турции и ее правящей партии. По итогам этих встреч оба заявили о поддержке на предстоящих выборах Эрдогана.

Гюль выжидал, сохраняя интригу аж до субботы. В результате он заявил, что не будет выдвигаться кандидатом в президенты Турции. Но не потому, что поддерживает действующего, а потому, что оппозиции не удалось договориться о его выдвижении своим объединенным кандидатом. А не удалось это в первую очередь из-за позиции радикально-секуляристской CHP, сторонники которой воспринимают Гюля как такого же "исламиста", что и Эрдоган, а кроме того, как одного из создателей его режима. Лидер CHP Кемаль Кылычдароглу заявил, что на выборы его партия выдвинет своего кандидата, а Мераль Акшенер заявила, что ее партия поддержит этого кандидата, если он выйдет во второй тур. После чего партия уже фактически была сыграна, так как никаких шансов победить Эрдогана на выборах у кандидата от радикальных кемалистов нет, учитывая то, что их умеренную и наиболее массовую часть правящая коалиция уже перетянула на свою сторону.

Теперь интрига сохраняется главным образом с парламентскими выборами, что тоже важно, но уже не так принципиально после прошлогоднего референдума, по итогам которого Турция превратилась в президентскую республику. Здесь позиции правящей коалиции выглядят менее уверенными - ей нужно набрать хотя бы 50+1% голосов, но согласно ряду опросов, до этого уровня она может не дотянуть, по крайней мере, если подсчет голосов будет объективным.

Не менее интересно и то, что по итогам этих выборов может измениться турецкий партийно-парламентский ландшафт. Так, хоть Мераль Акшенер и заявила о готовности поддержать кандидата CHP во втором туре президентских выборов, если тот (а он еще не определился) пройдет в него, то на парламентских выборах она отнимет немало голосов именно у этой партии. Сама Акшенер при этом, хоть и не является "исламисткой" ни по каким параметрам, но и в исламофобских настроениях в отличие от Кылычдароглу также не замечена. О многом говорит и тот факт, что она была министром в правительстве Эрбакана. Партия последнего - Saadet, возможно, тоже улучшит свои показатели на этих выборах, и если ей удастся сформировать свою фракцию в парламенте, это усилит присутствие в нем происламских, а не антиисламских сил. 

Очень перспективной выглядит и возможная связка Saadet и курдской исламской партией Huda Par, которая собирается идти на эти выборы. В прежние годы Huda Par поддерживала правящую AKP, но после истории с референдумом в Иракском Курдистане и союза AKP с тюркистской MHP разочаровалась в ней. Меж тем, курдский консервативный исламский электорат обеспечивал значительную часть успеха AKP и Эрдогана на предыдущих выборах и голоса, которыми он победил на прошлогоднем референдуме. Сейчас партия Эрдогана может потерять эти голоса, но опять же, для исламских сил гораздо лучше, если они уйдут к консервативной исламской оппозиции, чем к курдским левакам из HDP. Тогда в партийном пространстве страны могла бы появиться влиятельная курдская исламская, а не антиисламская партия.

То есть, потенциально на этих парламентских выборах может произойти сушественный сдвиг от антиисламских сил к исламским или более происламским: от HDP - к Huda Par и SP, от CHP - к IP, и при этом сохранится, если не абсолютное, то хотя бы относительное большинство правящей коалиции, в которой MHP будет привязано к AKP. Такое развитие событий, разумеется, можно только приветствовать.

Что же касается президентских выборов, победа на них Эрдогана и то, что он останется президентом до 2023 года (если не произойдет ничего непредвиденного), дают ему большие возможности довести до конца свои исторические замыслы в отношении Турции. Вместе с тем, тот факт, что для этого ему пришлось прилагать усилия с целью сохранения или возвращения поддержки опальных и разочарованных соратников и сторонников, должен побудить и правящую партию, и ее лидера сделать из этой ситуации выводы и устранить те причины, которые привели всех этих людей к разочарованию и возможному уходу в новую оппозицию. Ведь если после выборов эти явления сохранятся и усугубятся, рано или поздно ряды сторонников нынешней власти придут в расстройство. 

Комментарии 1
  • Можете сколько угодно заниматься пугаловом о том что у Эрдогана все сложно, гавкайте сколько влезет, он победит набрав минимум 55%
    А в парламенте минимум 60%
    Все кого вы перечислили в том числе караманоглу это политические проститутки и кяфиры, в Турции это знают все, даже враги Эрдогана, но их ненависть к исламу толкают их на поддержку проституток, но опять же бессмысленно.
    (0)
    1 мая в 21:47