Общество

Аниме и гомосексуализм вместо реальной демократии

Срыв религиозной и консервативно настроенной общественностью фестиваля аниме в Махачкале вызвал настоящую истерику у определенных кругов в России. Причем, что интересно, в едином порыве негодования против "исламизации" и "средневекового фанатизма" в таких случаях сходятся как часть околовластных кругов, так и значительная часть оппозиционных.

Логику этого единства мы уже разбирали в статье о дискуссиях вокруг ночных клубов в Дагестане. К слову, эти рассадники алкоголизма и разврата как настоящие "храмы современного общества" в итоге так и не закрыли, так что, непонятно, какой исламизацией пугают своих читателей околовластно-либеральные журналисты Ленты.ру. Разве что, уже сам факт таких предложений и обсуждений мусульманами либералы воспринимают как несовместимый с их "свободным обществом". Но позвольте, чего только в последнее время не призывали запретить в самой России - от сайтов знакомств до романов россиянкам с иностранными болельщиками во время чемпионата мира по футболу. И ничего, инициаторы этих запретов не просто остаются на свободе (в то время как мусульман разгоряченные читатели Ленты.ру призывали за такие предложения "искоренять", "уничтожать" и т.д.), но и остаются депутатами Госдумы, видными членами правящей партии и т.д. 

Не является чем-то уникальным для Дагестана и других мусульманских регионов и срыв развлекательных мероприятий, возмущающих людей. Например, в Москве был сорван концерт певца Мерлина Менсона, всемирно известного, между прочим, а не никому неизвестных аниме-фриков. Ранее в разное время срывались концерты Андрея Макаревича (за его позицию по Крыму и войне в Украине), групп "Собери автобус" и "Gorillaz". В разных городах России до этого срывались концерты Элджея, Matrang, Монеточки и Jah Khalib - опять же, все это достаточно известные исполнители, но из срыва их представлений в обычной, "светской" части России не делалось такой сенцации, как из срыва аниме фестиваля в Махачкале.

Меж тем, мультфильмы аниме ограничены к показу во множестве стран мира. Причем, помимо таких стран как Саудовская Аравия или Китай, про которые можно сказать, что они не демократические, в числе стран, запрещавших ту или иную аниме продукцию были: Новая Зеландия, Норвегия, Южная Корея, Франция, США. Ну и, конечно, это делала Россия в целом, а не ее отдельно взятые мусульманские регионы.

О вреде аниме продукции для психики детей (да и взрослых!) говорит огромное множество психологов. До бесконечности растянутые сюжеты, замедленные кадры, деформирующие восприятие реальности, зашкаливающий уровень насилия, порнография, включая пропаганду педофилии и гомосексуализма - все это неотъемлемые элементы этого мира и этой субкультуры, многим носителям которой свойствены постоянные депрессии и суициидальные настроения, которые нередко доводятся до логического завершения.

Тем не менее, надо отметить, что никто не бегал за этими бедолагами, не вычислял, где смотрят соответствующую продукцию, не врывался к ним в квартиры, не досматривал их телефоны или делал что-то еще, что могло бы восприниматься как вторжение в частное пространство. Конфликт возник только потому, что они решили вынести свою болезнь в публичное пространство и использовать его для ее популяризации и внедрения в массы преимущественно здоровых людей. На это общество совершенно естественно решило отреагировать, и если в России официально запрещена пропаганда гомосексуализма или, в соответствии с законами Яровой, ограничен религиозный прозелитизм, то непонятно, по какой логике должны дозволяться пропаганда сатанизма или прозелитизм в сообщество его последователей, чем фактически собирались заниматься организаторы фестиваля. 

В заключение, хотелось бы еще раз заметить российским поборникам демократии, что в условиях отсутствия в стране ее базовых институтов переводить стрелки на мусульман, возмущающихся в местах своего компактного исторического проживания демонстративному внедрению противоестественных для них явлений, для демократии абсолютно периферийных - это явная провокация. В той же Америке демократическое общество, опирающееся на сильные религиозные общины и консервативную социальную среду, существовало десятилетиями, когда никто и в страшном сне не мог представить себе гей-парадов, аниме-фестивалей и тому подобного безумия. Мусульманам же хотят навязать именно их при том, что они сегодня лишены таких базовых для демократии прав и позиций как свобода вероисповедания, независимая пресса, реальная многопартийность и политическая конкуренция, в конце концов, независимый суд. 

Так что, не надо удивляться тому, что мусульмане, с одной стороны, продолжат бороться за эти институты гражданского общества, а с другой, будут стремиться (в том числе используя эти институты) защитить свою среду обитания от результатов деградации изначальной демократии. 

Автор: Икрамутдин Хан
Комментарии 0