Общество

Как мусульмане рвут кремлевские "скрепы"

Победа Хабиба Нурмагомедова над Конором Магрегором стала кульминацией событий последнего времени, продемонстрировавших, что кремлевские "скрепы" с треском ломаются именно о мусульман.

Не секрет, что накануне этого боя кремлевские пропагандистские рупоры вроде Лайф.ру или телеграм-агрегатора Караульный вели совершенно разнузданную кампанию по очернению Хабиба. Молодому дагестанцу вменялось в вину то, что он "слишком мусульманин", а кремлевская пропагандистка с пониженной социальной ответственностью Тина Канделаки и вовсе заявила, что он -"лидер тейпа, который против прогресса Кавказа".

Но интересно было посмотреть, что происходило внутри этого гадюшника, когда Хабиб уже победил. А произошел внутри него самый настоящий раскол. Так, сторонники строго кремлевского официоза, которые молчали, наблюдая эту травлю пока исход боя был неизвестен, узнав, что Хабиб победил и Путин был вынужден поздравить его с победой, тут же заговорили о "единстве российской нации". Однако его отмороженное крыло, представленное Коцом, немецким "русским евреем" Петровским с канала Fantastic Plastic Machine и Станиславом Яковлевым - Ортегой публично взбунтовались против начальства и продолжили доказывать, что Хабиб никакого отношения к российской нации не имеет, а продвигает чуждые ей ценности. В итоге получился добротный скандал с обвинениями в предательстве российской нации одних членов кремлевского пропагандистского гадюшника и непонимании и недостаточной защите ее интересов - других.

Вторым поводом для "хайпа", как говорят сейчас, в российском обществе, особенно его официозной и/или исламофобской частях стали массовые протесты в Ингушетии. Помимо кремлевских пропагандистов, не приминувших упомянуть, что "лидер местного протеста Султыгов известен помимо прочего тем, что у него сын - погибший в Сирии боевик «Аль Каиды»", с явной завистью комментировали эти протесты и представители исламофобского крыла российской оппозиции.

Так, канал "Политота" написал: "Если сравнить протест в Ингушетии с протестом в остальной части России, можно заметить разницу в отношении полиции к демонстрантам. Там где в Москве участников «Бессрочного протеста» вылавливают и задерживают полицейские, в Магасе никто никого не трогает.

Это различие связано с более сильной национальной сплочённостью, которая не позволяет полицейским проявлять насилие по отношению к «своим людям» — как из чувства этнической и религиозной солидарности, так и из-за боязни кровной мести, намного более распространённой на Северном Кавказе. Кроме кровных связей объединяющим фактором является усиление радикального ислама".

Некоторые наблюдатели поспешили объяснить то воздействие, которые оказали победа Хабиба и протесты в Ингушетии на российское медиапространство их особым кавказским характером. И в известной степени это, конечно, так.

Однако не менее интересное событие произошло чуть ранее в другой, некавказской, но тоже мусульманской республике, но осталось в тени. В частности, когда в башкирском селе Темясово произошли беспорядки, о которых мы недавно упоминали, на место приехал радикальный оппозиционер Айрат Дильмухаметов (на фото ниже - в центре) и заставил местных силовиков публично отчитаться перед башкирским народом в его лице о происходящих событиях. Представить себе подобное в обычном российском регионе, да и с обычной российской оппозицией просто невозможно. 

Во всех этих событиях мусульмане показали, что являются самой зубастой частью российского общества. Причем, что интересно, показали это не только явные оппозиционеры, но и лоялисты, продемонстрировавшие, что их лояльность кремлевской системе небезгранична. Так поступил ингушский ОМОН, отказавшийся пропускать в республику сослуживцев из других регионов, или башкирские менты, не ставшие идти против своего народа.

Это является хорошим поводом задуматься тем горячим головам, которые отвергают любые полезные мусульманам поступки или успехи от людей, так или иначе связанных с нынешней системой. Скажем, к Хабибу можно предъявлять претензии за то, что он на публике демонстрировал лояльность российским тиранам, но как мы видим, желая того или нет, он нанес удар по их "скрепам" просто своей приверженностью ценностям Ислама, ненавистным для нее. И если он мыслящий человек, из этой ситуации он обязательно сделает выводы и поймет, чего стоит лояльность на основе казенного российского патриотизма, а чего - солидарность на основе любви к Исламу или ненависти к нему.

Также мы должны помнить, что конец системе зульма обычно приходит не тогда, когда против нее выходят самые принципиальные и бескомпромиссные, а тогда, когда на сторону их ценностей начинают переходить люди изнутри этой системы. Так произошло при взятии Мекки мусульманами, которых впустила курайшитская знать, понявшая, что сопротивляться бесполезно, и на стороне мусульман правда и сила. Так происходило и в недавнем времени - с бывшими советскими офицерами Джохаром Дудаевым и Асланом Масхадовым или бывшими югославскими офицерами Насиром Оричем и Исметом Наничем. Да и сирийская революция никогда бы не была возможной, если бы на ее сторону не начали переходить суннитские офицеры и солдаты баасистского режима.

Перетягивать на свою сторону людей, у которых приверженность Исламу и мусульманам начинает брать верх над их приверженностью системе, обнаружившей свою несостоятельность и ненависть к ним - это ключ к успеху для исламских сил. А предпосылкой для него является тот факт, что сама принадлежность к Исламу и солидарность на ее основе разбивает кремлевские скрепы и извне, и изнутри. 

Комментарии 1
  • После этого Бадиуззаман недолго остаётся в Стамбуле. Он расстаётся с ним, направляясь в Ван. Следуя по пути через Батуми в Ван, он посещает в Тифлис (Тбилиси), где поднимается на холм имени Шейха Санана. В то время, когда он внимательно осматривает окрестности, к нему подходит русский полицейский и спрашивает: Почему так внимательно изучаешь? Бадиуззаман отвечает: — Строю план своего медресе. Тот говорит: — Ты откуда? Бадиуззаман: — Из Битлиса. Русский полицейский: — Но это же Тифлис! Бадиуззаман: — Битлис, Тифлис – братья. Полицейский: — Что это значит? Бадиуззаман: — В Азии, в Исламском мире друг за другом начинают раскрываться три света. У вас же один над другим, начнётся проявление трёх мраков. Этот тиранический занавес разорвётся и стянется. Тогда я приду и построю здесь своё медресе. Полицейский: — Увы! Я удивлён твоей надеждой? Бадиуззаман: — Я тоже удивляюсь твоему разуму! Как ты можешь допустить, что эта зима будет продолжаться постоянно? За каждой зимой приходит весна, за каждой ночью – день. Полицейский: — Но Исламский мир раздроблен на части! Бадиуззаман: — Разошлись получать образование. Так, Индия является способным ребёнком Ислама. Он занимается в английской средней школе. Египет – смышлёный наследник Ислама. Он обучается в высшей английской школе гражданских чиновников. Кавказ и Туркестан – два отважных сына Ислама – учатся в Русском военном училище. И так далее… Итак, каждый из этих благородных потомков, получив свой диплом об образовании, возглавит один из регионов и, водрузив на горизонтах совершенств знамя Ислама, являющегося их великим и справедливым отцом, по извечному предопределению, наперекор судьбе, они провозгласят тайну извечной мудрости, заложенную в человеческом роде.
    (5)
    9 октября в 07:16