События

Взятие Африна: новый Галлиполи?

Итак, город Африн взят. Вчера турецкие войска и повстанцы из Свободной Сирийской армии (ССА) захватили центр Африна на северо-западе Сирии, после того, как боевики YPG, которые контролировали город с 2012 года, покинули его.

«Многие из террористов превратили хвост и уже сбежали», - сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган в своей речи в западной Турции. Он объявил, что силы, поддерживаемые Турцией, полностью контролировали центр города в 8:30 по местному времени. Он также сказал, что 3603 террориста YPG были «нейтрализованы» в Африне с момента начала операции 20 января. «Наш спецназ и члены ССА очищают остатки и ловушки, которые они оставили», - сказал Эрдоган. «В центре Африна символы доверия и стабильности развеваются вместо тряпок террористов».

Весь мир обошли фото и видео материалы, на которых видно, как турецкие солдаты и бойцы ССА поднимают флаг Турции и знамя сирийской оппозиции над городом. Многие также отмечают разительное отличие взятого Африна от тех цитаделей, которые защищались боевиками ИГИЛ*.

Вряд ли можно также считать случайным тот факт, что Африн был взят 18 марта — день победы при Галлиполи (Чанаккале). Это один из немногих дней в турецком национальном календаре, который одинаково близок всем политическим сторонам турецкого общества. Турецкая пресса и многочисленные комментаторы не перестают сравнивать две победы турецкого оружия, и даже называют Африн «сегодняшним Галлиполи».

Вопреки прогнозам многих экспертов, никакого штурма с затяжными разрушительными городскими боями не случилось, так как YPG предпочли сдать город и отступить к своим основным силам. Решение достаточно мудрое, так как судя по всему Турция надеялась превратить Африн в «мясорубку» для сил YPG, в том числе и перекинутых из других частей Сирии. Впрочем, это не значит, что ультралевые боевики не оставили «сюрпризов». Отдельные столкновения продолжались еще и вечером в воскресенье. Турецкие военные сообщили в воскресенье, что начали искали наземные мины и другие взрывные устройства в этом районе. А сегодня стало известно, что 11 человек (7 гражданских и 4 бойца ССА) погибли при взрывы бомбы, оставленной YPG в четырехэтажном здании.

Представитель ССА Мухаммад аль-Хамадин сказал, что силы YPG вернулись в контролируемые асадитами районы вокруг Алеппо или в регион под контролем YPG к востоку от реки Евфрат.

«Возможно, [Африн] будет очищен до конца дня - он пуст от боевиков», - сказал Хамадин в интервью агентству Reuters.

Спикер турецкого правительства, Бекир Боздаг, заявил, что военные будут продолжать обеспечивать безопасность в районе вокруг Африна, вместе с доставкой продуктов и лекарств: «У нас еще много дел. Но проект строительства коридора терроризма и строительства террористического государства завершен».

В своем заявлении представители YPG («афринский совет в изгнании») заявили, что решили не ввязываться в прямое столкновение, грозящее гуманитарной катастрофой для города, и переходят к тактике партизанской войны. Они также призвали Совет Безопасности ООН оказать давление на Турцию, чтобы «остановить культурный и политический геноцид против нашего общества» и «обеспечить возвращение наших людей на свои места». Салих Муслим, лидер сирийской ветви РПК, заявил, что «выход из одной битвы не означает проигрыша войны и отказа от борьбы, борьба будет продолжаться, и курдский народ будет защищен от запланированного для него геноцида». Ряд экспертов считают эти заявления хорошей миной при плохой игре. Мы все достаточно хорошо помним, как YPG обещали устроить в Африне «турецкий Вьетнам» и как многочисленные поклонники РПК по всему миру рассказывали о «самой эффективной армии на Ближнем Востоке». Как оказалось, эффективность YPG как минимум не намного выше (а в иных случаях и ниже), чем эффективность других вооруженных групп и ополчений в Сирии, а основным оружием их военного успеха была и остается массированная поддержка западной анти-игиловской коалиции. Так что, репутационный итог афринской операции для YPG можно прямо назвать провалом, тем более что почти наверняка Турция приложит все усилия, чтобы отстроить и обустроить Африн таким образом, как она это сделала с Джераблусом и Эль-Бабом, чтобы тем самым развеять домыслы о «геноциде местного населения». Пока что, судя даже по фото и видео, город выглядит пустым - согласно Сирийской обсерватории по правам человека, с прошлой среды из города выехало не менее 150 000 гражданских лиц.

С другой стороны, безусловно, исход этой операции становится репутационным выигрышем для Реджепа Эрдогана и его ПСР. И как считает цитируемый нами в одной из прошлых статей Бурак Кадерджан — афринская операция снова вернет значительные популярность, вес и репутацию Вооруженным силам Турции, положение которых пошатнулось после попытки переворота 15 июля 2016 года, и последовавших за ним чисток в армии.

Что дальше? А дальше будет решаться судьба Манбиджа, города с преимущественно арабским населением, и здесь уже все будет зависеть от решений Вашингтона. Африн, как уже было сказано, станет витриной турецкого контроля над северной Сирией, подобно Джераблусу и Аль-Бабу — а это в свою очередь означает новые рабочие места и контракты для турецких фирм. Попытка реализовать сценарий партизанской войны, которым грозит YPG, может привести к немалым проблемам для турецкой армии и ССА, но столь же легко может обернутся кровавым крахом для YPG — в отличии от юго-восточной Турции с ее преимущественно курдским населением, здесь такая война рискует сразу же превратиться в курдско-арабский межэтнический конфликт.

Впрочем, вполне можно ожидать, что YPG пересмотрит многие свои ошибки. Афринская операция показала, что сверх-амбиции, излишнее полагание на международных акторов и самоуверенность могут очень больно ударить. Можно собрать миллионы твиттов в свою пользу и завоевать гиперпопулярность в западных СМИ, при этом не дождавшись никакой помощи от западных стран, действующих согласно своим интересам. Опьянение быстрой медийной популярностью это вообще проблема, как РПК, так и других курдских движений, и лишь немногие курды сейчас начинают осознавать негативные стороны такой популярности.

Все сказанное не означает, что опьянение грозит только YPG. Как мы говорили, в Турции сейчас любят сравнивать победу в Африне с победой при Галлиполи 103 года назад. Не вдаваясь в обсуждение исторической адекватности такого сравнения, стоит напомнить, что хотя битва при Галлиполи и закончилась триумфальной победой османского оружия, Первая мировая война в целом для Османской империи завершилась ее поражением и разделом. Это полезный исторический урок, который стоит помнить всем горячим турецким головам, призывающим сейчас на волне успеха «нового Галлиполи» едва ли не к завоеванию всей Сирии и войне с США.

*-запрещены в РФ

Комментарии 1
  • Войну с США никто не станет начинать, мозговые центры Турции наверное не зря едят свой хлеб, но террористический коридор красных курдов должен быть разрушен, кстати правительству Ирака надо бы подумать о и своих большевичках, Эрдоган уже высказался на эту тему в стиле "либо вы либо мы", сейчас главное создать безопасные земли на севере Сирии под проректором Турции, что бы люди могли жить по человечески.
    (0)
    19 марта в 21:16