Политика

Американская дилемма: Турция или YPG

Профессор Бурак Кадерджан, который преподает стратегию и политику в американском Военно-морском колледже (Naval War College), проанализировал ближневосточную дилемму, перед которой встали США — поддержать своих старых союзников по НАТО, то есть Турцию, либо же YPG, новых союзников в кампании против ИГИЛ*.

По словам Кадерджана, у США есть 4 стратегических варианта в Сирии относительно конфликта между Турцией и YPG. И ни один из них не совершенен, каждый имеет свои плюсы и минусы:

1) Стратегическое промедление
2) Предпочесть Турцию перед YPG
3) Предпочесть YPG перед Турцией
4) Сыграть активную роль в установлении мира между Турцией и YPG

Рассмотрим их по порядку:

1) Первый вариант это стратегическое промедление (прокрастинация) — попытка как-то замять огромные проблемы с Турцией и YPG, в надежде, что все само собой как-то улучшится и заработает как надо. Это ложная надежда, потому что все будет становиться только хуже, и в конечном итоге оба участника конфликта будут обвинять именно США.

Стратегическое промедление, продолжает Кадерджан, также включает в себя «поэтапные уступки», как Турции, так и YPG, чтобы временно их успокоить. Это не сработает. Раздор и конфликт между Турцией и YPG абсолютно реальны и углубляются каждый день. Здесь не стоит ожидать «умных, дешевых, быстрых» решений. Напротив, большая проблема требует столь же значительного решения.

2) Второй вариант: США могут предпочесть Турцию над YPG. Здесь есть очевидные плюсы — Турция бужет решительно выиграна, и если / когда США решат пойти против Асада и Ирана в Сирии, у них будет весьма способный союзник. Турция также может предложить заменить YPG как основную наземную силу против ИГИЛ в Сирии.

Но если США предпочтут Турцию, им придется заплатить свою цену. Во-первых, США растеряют свой т.н. «уличный кредит», так как это будет выглядеть так, словно они второй уже раз бросили курдов, после того, как использовали их. Во-вторых, что еще более важно, РПК мгновенно обратится к России, и возможно даже к Ирану (хотя это и сложнее).

3) Что же насчет третьего варианта, когда США отдают предпочтение YPG? Этот вариант становится все более популярным и требует некоторого обсуждения. Для США здесь есть свои: нет необходимости «договариваться» с Турцией как проблемным союзником, секулярно-феминистский образ YPG вызывает восторг на Западе, а кроме того существует популярная идея, что YPG может предложить замену базе Инджирлык, ключевой американской авиабазе в южной части Турции. YPG также станет очень кооперативным региональным союзником / партнером, поскольку их само выживание будет зависеть от поддержки со стороны США. Без нее региональные враги (и не только Турция) сокрушат их.

Но у предпочтения YPG перед Турцией есть три главных недостатка:

1 — США не просто потеряют Турцию, они превратят ее в своего врага. Конечно, сейчас многие утверждают, что цена альянса с Турцией перевешивает преимущества. Возможно, что это правда, говорит Кадерджан, но если союз Анкары и Вашингтона распадется, Турция будет активно работать против интересов США в регионе, возможно в союзе с РФ и Ираном, и возможно даже попытается пойти на военное столкновение с США.

2 — YPG всегда будет крайней уязвимым союзником, который может втянуть США в ненужные конфликты. Учитывая уязвимость YPG и непопулярность среди арабов, они вполе могут оказаться серьезной стратегической помехой. Несмотря на пресловутую эффективность в бою против ИГИЛ, как показывает Африн, этого не достаточно, чтобы побеждать в войне против регулярных сил и без поддержки ВВС США. Итак, если США обязуются поддержать YPG в качестве своего главного регионального партнера, они могут вскоре столкнуться с дилеммой: позволить YPG быть поглощенными региональными конкурентами (скажем, Асадом или Турцией) или поспешить им на помощь и еще более втянуться в сирийский беспорядок.
3 — Этническая напряженность (между арабами и курдами) будет явно замешана на антиамериканизме. В то время как многие люди на Западе охвачены романтическим ориентализмом [этот вид ближевосточников такой же, как и мы!] образ YPG далеко не так популярен среди арабов из-за их экспансии, левой идеологии и строгой иерархической организации. Соответственно, Турция сделает все возможное, чтобы разжечь настроения против YPG среди арабов в своих интересах, пытаясь задушить YPG, а также способствуя этнической арабо-курдской вражде, вдобавок к и без того уже запутанной сирийской гражданской войне.

4) Итак, остается четвертый стратегический вариант. США активно способствуют примирению между Турцией и YPG, или даже более существенно — между Турцией и РПК. Это будет самый сложный выбор из четырех вариантов, но если его успешно выполнить, преимущества будут огромными. Правда, напоминает еще раз Кадерджан, речь не может идти о небольших уступках или временным мерах. Это должно быть реальное и постоянное примирение. В таком случае оно сможет гарантировать, что: новая версия ИГИЛ не закрепится в Сирии, позволит США оказывать давление на Асада и Иран, когда потребуется, и стабилизирует сирийский север (без примирения о его стабильности можно и не мечтать).

Но как заставить такое примирение работать? По словам Кадерджана, пока что можно лишь выразить основные идеи.

Во-первых, стоит отказаться от популярного мнения, будто причиной всего конфликта является «плохой» Эрдоган. Кадерджан вообще часто протестует против того, что он называет по латыни Reductio Ad Erdoganum — попытки объяснить все происходящее в турецкой политике исключительно ссылками на личность Эрдогана. Он напоминает, что как ни парадоксально, Эрдоган зашел дальше любого турецкого лидера в решении «курдского вопроса», и даже сейчас является возможно единственным политиком, который все еще может направить его разрешение в нужном направлении.

Кроме того, надо понимать, что вопреки популярному мнению, убедить Турцию пойти на примирение будет легче, чем убедить YPG. Почему? Очень просто: с 2014 YPG прошли очень долгий путь по созданию экспансионистского автономного региона в северной Сирии, таким образом, который намного превзошел их самые смелые мечты в 2013 году. Иначе говоря, с конца 2014 года YPG постоянно побеждает, создавая организационные и военные возможности, а также завоевывая глобальную популярность. Соответственно, при необходимости скорректировать свои ожидания и цели, YPG c большой неохотой согласятся на меньшее.

С другой стороны, Турция давно уже только проигрывает, и теперь отчаянно пытается избежать дальнейших потерь. У Анкары есть два варианта: либо поставить все на возрождение и пойти ва-банк, либо принять приемлемую сделку, подразумевающую некоторые потери в пределах возможного.

Достаточно трудно догадаться, что может попросить YPG от такой сделки. Главное, что имеет отношение к стратегии США: Вашингтон обладает значительным рычагом воздействия на YPG и, скорее всего, легко может воззвать к их разуму.

Что касается Турции, то тут также можно лишь предполагать, но вероятно Анкара попросит переместить YPG к востоку от Евфрата, демилитаризировать РПК в Турции (или переместить боевиков в Сирию), установить надежный механизм под эгидой США для наказания YPG, если они неспровоцированно нападут на Турцию.

А что в свою очередь может предложить в ответ Анкара? Кооперацию, или хотя бы толерантность к присутствию YPG в Сирии, если оно будет ограничено районами с курдским большинством. И возможно даже второй мирный процесс, после прерванного в 2015 году. Сам Кадерджан говорит о плане, который он называет Catalan Ala Turca - «Каталония по турецки», предполагающий постепенную автономию для курдов в Турции по типу каталонской автономии в Испании.

Как бы то ни было, заключает Кадерджан, стратегическое мышление США должно охватить одну простую истину — нельзя усидеть на двух стульях. Либо Турция либо YPG. Единственная реальная альтернатива это примирение между ними.

*-запрещены в РФ

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0