Политика

Мурад Мусаев о том, что предшествовало восстанию рохинья

Как известно, МИД РФ возложил ответственность за новый всплеск насилия против мусульман-рохинья в Мьянме исключительно на повстанцев этой обездоленной мусульманской народности, атаковавших силы буддидистского режима.

Но что предшествовало этому восстанию и что вынудило этих людей пойти на такой отчаянный шаг?

В данном случае мы не говорим о проблеме рохинья как таковой, существующей уже десятилетия, и периодически сопровождающейся массовыми выселениями и убийствами, разрушениями и сожжениями домов мирных жителей и мечетей, словом, тем, что вполне может быть охарактеризовано как этноцид - стремление стереть с лица земли определенную этническую группу. На это, конечно, можно возразить, а почему они не восставали раньше, а сделали это сейчас, когда, казалось бы, ситуация немного успокоилась?

На этот вопрос в своем блоге отмечает адвокат Мурад Мусаев, который плотно занимается темой рохинья, лично был в Мьянме и держит руку на пульсе событий. Вот, что он пишет об этом в своем блоге:

"В течение лета мы получили череду тревожных сообщений от общины рохинджа в Мьянме: о пропаже без вести нескольких молодых людей, о нападении на старика, о мелких межэтнических стычках.

На фоне прошлых бед народа рохинджа и переговоров, в которых мы участвуем уже около полугода, эти сообщения показались нам мелочью, и мы не придали им значения.

Затем стало известно о нападении на семерых рабочих-рохинджа из гетто в Ситуэ, об убийстве на реке Каладан рыбака Шакира Али Джохара. В деревне Наисафару ребёнок нашёл мину и подорвался на ней, в деревне Латама были разрушена недавно построенная мечеть и школа при ней, а на дороге перед университетом Ситуэ был схвачен, а затем избит до смерти Мохаммад Абул - отец восьми детей. Сотрудники полиции Мьянмы, в том числе пограничной, несколько раз нападали на дома рохинджа, без объяснения причин задерживали местных жителей. Так, Зафар Баксу, Нур Алам Ахмед, Фазар Хаким были задержаны, избиты и отпущены за выкуп в 700.000 кьят.

Все эти случаи задокументированы нами, у нас есть фотографии побитых и убитых, в ряде случаев видеозаписи последствий описанных событий, а также "имена, фамилии, явки".

Между тем чаша терпения рохинджа, очевидно, переполнилась. Несколько десятков членов этой общины, на протяжении десятилетий подвергающейся геноциду, ополчились против полиции и начали вооружённое сопротивление. В августе 2017 года они, как следует из сообщений местных жителей, нанесли ощутимый урон местной печально известной пограничной полиции".

Исходя из всего этого Мусаев делает очевидный вывод:

"Власти, целенаправленно провоцировавшие такую реакцию, тут же организовали массовые облавы в деревнях и лагерях, заселённых представителями народа рохинджа. Пытки, убийства, мародёрство, кострища на месте домов - здесь, как сообщают очевидцы, есть всё, что ассоциируется у нас со словом "зачистка". Делается всё это, как и в хрестоматийных образцах из отечественной истории, под предлогом борьбы с терроризмом.

Одновременно люди в буддийском монашеском облачении устраивают митинги с требованием закрыть последним гуманитарным организациям доступ в Аракан (чуть раньше Мьянма уже отказалась пускать в страну представителей ООН).

Складывается такое впечатление, что бирманские власти под предводительством лауреата Нобелевской премии мира решили окончательно решить араканский вопрос".

Таким образом, можно сказать, что ответственность за эскалацию насилия в Мьянме лежит на буддидистском режиме. 

Автор: Икрамутдин Хан
Комментарии 0