Общество

Праведный гнев или вендетта?

Праведный гнев или вендетта?

Фото: expert.ru

В хаджалмахинских расстрельных списках приоткрыли завесу тайны

В «Кавказской политике» уже публиковался материал о «расстрельном списке» в Хаджалмахи. Вкратце история выглядит следующим образом. В начале апреля появился список из 33 жителей села Хаджалмахи. Бумаги с перечнем свободно гуляют по рукам жителей. Все, перечисленные в этом списке – салафиты или, как принято выражаться в системе МВД, сторонники экстремистской идеологии «ваххабизм». Списки появились на фоне убийства трех жителей села, отца и сына Ахмедовых (Джебраила и Ахмеда) и Абдулмаджида Маджидова. Они значились в этом списке. О том, что на самом деле может стоять за этими списками – материале «Кавказкой политики»

     

Народные мстители в Хаджалмахи

Помимо этого в местной мечети прошли два схода с участием сотрудников местных силовых структур, на которых представители «традиционного» ислама требовали, чтобы все, у кого родственники находятся в розыске, а также те, кто занимается пособничеством боевикам, покинули село. На втором сходе ультиматум ужесточили, изгнание распространилось не только на пособников, но и на всех местных салафитов.

Убийство трех человек убедило, что списки отнюдь не пустые слова, и из села стали действительно выезжать люди. Впрочем, на сходе говорилось, что те, кто покается и отречется от своих религиозных взглядов, вернут себе право остаться.

Возникла полная иллюзия, что в горном селе появился эскадрон смерти, своего рода народные мстители, готовые вне рамок закона разбираться с «лесными», им сочувствующим и идейно близкими. Версия, на первый взгляд, правдоподобная, тем более, что при нынешнем и.о. президента Дагестана взят курс на сворачивание миротворчества между представителями различных исламских толков, которому его предшественник Магомедсалам Магомедов уделял не мало внимания.

Между тем все предыдущие появления народных мстителей и расстрельных списков оказывались не более чем инсценировкой, за «народных» всегда выдавали себя действующие сотрудники МВД.

Что на самом деле стоит за хаджалмахинским списком?

Может быть, поэтому появились версии, что с хаджалмахинскими  списками и убийствами списочников не все так просто. Сразу же было отмечено, что инициаторами народных сходов стали организаторы недавно рухнувших финансовых пирамид, которым так или иначе придется нести ответственность перед земляками, отдавшими им свои деньги. Теперь они раздают молодежи оружие, формируя под видом антиваххабитского ополчения собственную охрану.

Официальный же взгляд на происходящее таков: Отрабатываются все  версии убийства, в том числе и убийство по мотивам бизнес-конфликтов.

Однако помимо официальных пресс-релизов, в кулуарах МВД идет активное обсуждение ситуации в Хаджалмахи, впрочем, как и во всем Дагестане. Любопытно, что при этом всерьез не рассматривается ни версия «народных мстителей», ни версия прикрытия аферы с пирамидами.

Из «ментовских хабаров» следует, что нынешний хаджалмахинский скандал не более, как финал истории, начавшейся много лет назад. Итак:

Глава Гергебильского района Магомед Магомедов, известный также как «Большой Махач», и глава Кизилюртовского района Абдурахман Гаджиев активно не любили друг друга. Когда-то они были близкими друзьями, и Большой Махач много содействовал карьере Абдурахмана, но потом они не поделили щебеночный бизнес и в декабре 2005 года возле кафе Арка в Кизилюрте был расстрелян джип Большого Махача, погиб его племянник Магомед Шейхов.

Следствие и суд признали в качестве заказчика Абдурахмана Гаджиева, он был осужден и в настоящий момент отбывает восемнадцатилетний срок. Организатором преступления был милиционер Магомед Митоев, он получил девять лет, а вот исполнители остались «неустановленными лицами». При этом сам Большой Махач просил правоохранительные органы оставить это дело, мол, он сам разберется, так как знает, кто стрелял. Это не совсем законно, но вполне в  дагестанском духе.

Месть матери

В августе 2006 года «неустановленные лица», а точнее Мирза Сираджудинов и его сын Сираджудин Сираджудинов были убиты возле того же кафе.

Хатимат Сираджудинова, потеряв мужа и сына, решила не оставлять этого Большому Махачу, но ждать момента ей пришлось пять лет. Овдовевшая женщина занималась бизнесом и была достаточно состоятельной. Через посредника 300 000 долларов было передано гимринским боевикам (вопреки расхожему мнению в том регионе действовал отнюдь не один Ибрагим Гаджидадаев) и в сентябре 2011 на Большого Махача совершили еще одно покушение.

На этот раз Большого Махача взрывали, автомобиль-мина стоял на обочине дороги рядом с селением  Хаджалмахи. Большому Махачу сказочно повезло: в момент взрыва между его авто и миной прошмыгнул  жигуленок, его пассажиры и погибли.

Ответный удар Большого Махача

История с Абдурахманом Гаджиевым показала, что Большой Махач такие вещи не спускает. В том же 2011 году автомобиль Хатимат Сираджудиновой был найден рухнувшим в пропасть, в нем находилась и сама женщина без признаков насильственной смерти. Это сочли бы за несчастный случай, если бы не исчезнувшие из машины сиденья и другие элементы салона, опытные опера предположили, что это попытка замести следы, исчезло именно то, на чем остаются пото-жировые следы и прочие улики, с помощью которых можно установить, кто находился в машине.

А тут еще и дочь покойной сообщила, что маме позвонил дядя Асхабали, и она уехала на встречу с ним, после чего ее никто не видел.  Дядей Асхабали оказался начальник кизилюртовского ОВД Асхабали Заирбеков, находившийся с покойной в романтических отношениях. Обстоятельства, при которых он позвонил Хатимат, были несколько странными, он находился в Москве на лечении, неожиданно прилетел в Махачкалу, вызвал женщину на встречу с московского номера и сразу после этого улетел назад.

Милиционер попал под наблюдение коллег и сразу же был отфиксирован еще один странный звонок. Большой Махач набрал Асхабали Заирбекова с номера, принадлежавшего депутату Хунзахского района Руслану Магомедову  и спросил у милиционера номер его кредитной карты. В ответ Асхабали сказал, что перезвонит с другого телефона.

Была и еще одна деталь, автомобиль депутата Руслана Магомедова видели примерно там же, где был найден рухнувший в пропасть джип Хатимат и примерно в то же время.

Праведный гнев или затянувшаяся вендетта

Все это позволило гипотетически предположить, что женщину настигла ответная месть, причем в ловушку ее заманил человек, которому она безусловно доверяла. Однако дальше гипотезы это не продвинулось.   

Но логично было бы предположить,  что, отомстив заказчику взрыва, будут мстить и исполнителям. По оперативным данным, исполнителями были жители Хаджалмахи - Абдулмаджид Маджидов, убитый 25 марта сего года, и Ахмед Ахмедов, убитый вместе с отцом десятью днями раньше. 

Таким образом, эти смерти смахивают вовсе не на праведный гнев односельчан, доведенных до ручки разгулом ваххабизма, а на затянувшуюся вендетту.

Что до исполнителей этой «оборотки» за взрыв в сентябре 2011 года, источник в МВД РД лишь пожимает плечами, но при этом вспоминает еще одну захватывающую историю в дагестанском духе:

Год назад  в Буйнакске были похищены два «приверженца ваххабизма» Хизри Пирмагомедов и Сираджудин Хасаев. На похитителях были надеты зеленые суфийские тюбетейки, они были вооружены травматическими пистолетами и карабином «сайга».

Плененных ваххабитов связали, вывезли за пределы Буйнакска и подожгли их машину. Обгорелый Хасаев сумел выбраться, в полубезсознательном состоянии был подобран пэпээсниками и доставлен в больницу, откуда через сутки исчез без следа. Однако за это время он успел позвонить жене и сообщить, что в одном из выряженных как тарикатисты захватчиков  он опознал начальника махачкалинского отдела центра противодействия экстремизму Рашидхана Рашидханова.

В таком ракурсе история с хаджалмахинскими списками уже выглядит как прикрытие операции, когда сотрудники МВД имитируют деятельность так называемых народных борцов с ваххабизмом, выступая при этом еще и наемными убийцами.

Комментарии 1