Общество

Мусульманский бойкот Китая может закончить уйгурские репрессии

Тот факт, что ни один лидер страны с мусульманским большинством не выступил против геноцида уйгуров в Синьцзяне, который представляет собой крупнейшее преследование религиозного меньшинства в индустриальном масштабе после холокоста, заставляет простых мусульман спрашивать, что же они могут сделать, чтобы помочь 12 миллионам их братьев и сестер в Китае. Си Джей Верлман, колумнист Middle East Eye и активист против исламофобии, предлагает простой, но действенный способ — бойкот.

Сегодня свыше трех миллионов мусульман удерживаются против их воли в сети концентрационных лагерей просто потому, что правящая Коммунистическая партия Китая (КПК) считает коренное население Синьцзяна - этнических уйгуров - потенциальной угрозой своему проекту «Один пояс и один путь». Цель этого стратегического проекта - предоставить Пекину более широкий доступ на Ближний Восток и в Европу через реализацию своего влияния и доминирования над Центральной Азией.

Чтобы добиться господства над этим коридором, КПК совершает любые подлые действия, которые она считает необходимыми, чтобы быть уверенными, что никто и ничто ей не помешает, и, таким образом, принимает меры, которые включают экономическое и дипломатическое принуждение; угрозу военной силы; и порабощение и искоренение любого этнического или религиозного меньшинства, которое считается потенциальной помехой.

Соответствующие правительства большинства мусульманских стран отказываются осудить Китай из-за страха, что Пекин применит к ним карательные меры, что объясняет тем самым, почему наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Салман, премьер-министр Пакистана Имран Хан и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган приглашают и приветствуют торговлю и инвестиционные сделки с китайским правительством, и в то же время притворяются, будто они не знают о преследовании уйгуров.

Фактический запрет Ислама, разрушение мечетей и создание сети концентрационных лагерей - это злонамеренные средства, с помощью которых Пекин буквально заставляет исчезнуть 12 миллионов мусульман в Синьцзяне. При это широко распространены сообщения о систематических пытках, изнасилованиях, программах принудительной стерилизации, принудительных браках уйгурских женщин с ханьскими мужчинами, насильственных усыновлениях уйгурских детей в китайские ханьские семьи, а также доказательства, свидетельствующие об извлечении органов.

Так что же могут сделать 1,6 миллиарда мусульман в мире, чтобы заставить Китай прекратить гротескное преследование уйгурских мусульман, учитывая, что их политические лидеры отказываются высказывать слова осуждения?

Точно также, как большое количество мусульман уже поддерживают кампанию бойкота Израиля («Бойкот, Отчуждение, Санкции», BDS) как форму или ненасильственный протест против нарушения Израилем палестинских прав человека и международного права, они и другие во всем мире также могут поддержать экономический и культурный бойкот Китая.

Бойкоты основаны на логике «сила в числе», и, учитывая, что мусульмане представляют 25 процентов населения мира, а также являются основными потребителями китайской производимой продукции, экономическое давление мусульманских обществ на Китай может оказать потрясающий эффект.

Проблема, конечно же, заключается в самой природе экономической глобализации, поскольку сегодня есть все меньше и меньше продуктов, которые можно идентифицировать как полностью принадлежащие и производимые одной страной, учитывая цепочку поставок для любого продаваемого виджета, буквально охватывающего всю планету.

Это, однако, не означает, что у Китая нет мягкого экономического подбрюшья, где мусульманский бойкот мог бы нанести самый сильный удар по Китаю, нацеливаясь на принадлежащие Китаю глобальные корпорации, которые КПК рассматривает как жизненно важные краеугольные камни китайской экономики. Например, такие как телекоммуникационный гигант Huawei, который в прошлом году показал рекордную прибыль в размере 8,8 млрд долларов США; наряду с производителями электроники OPPO и Vivo, на долю которых приходится 5 и 4% глобальных продаж смартфонов соответственно, что в совокупности составляет 2 млрд. долларов США в год.

Среди других ведущих экспортных брендов, принадлежащих Китаю, можно назвать Lenovo, Cheetah Mobile, Haier, ZTE, Anker и другие, в то время как коммерческие авиакомпании Air China и China Eastern также легко могут стать объектами бойкота для тех, кто летит в Китай или из Китай. Разумеется, успешная кампания BDS по отношению к Китаю будет стимулировать бойкот туристических поездок в эту азиатскую страну.

Мусульманский бойкот также может быть нацелен на компании, которые «запятнались» в кампании Китая по насильственной ассимиляции своего мусульманского населения, включая такие мировые бренды, как Kraft Heinz Co., Addidas AG, Gap Inc., Volkswagen, Hennes & Maurtiz AB.

Мусульманский бойкот Китая начнется в тот момент, когда китайская экономика будет самой слабой и уязвимой за последние два десятилетия, когда в стране произойдет значительное сокращение экспорта и резкий рост безработицы. Более того, уязвимое место Китая проявляется в то же время, когда торговые тарифы США усугубляют экономические проблемы страны.

Здесь также стоит отметить, что легитимность КПК в настоящее время находится под непосредственной и прямой угрозой, поскольку эти экономические проблемы возникают одновременно с растущим гендерным разрывом, являющимся результатом «политики одного ребенка», что делает все более трудным делом для китайских мужчин найти жену и создать семью, реальность, которая проявляется в похищении и изнасиловании молодых пакистанских мусульманок китайскими преступными группировками.

Если КПК не сможет выполнить свои социальные договорные обязательства, что обещает китайскому народу надежное управление экономической и социальной жизнью, тогда самой основе правления Пекина будет угрожать внутреннее волнение, которое представляет собой общую сумму самых больших страхов Пекина.

Очевидно, что экономическая власть, которой наделены 1,6 миллиарда мусульман, достаточно велика, чтобы потрясти основы Коммунистической партии Китая до самой ее сути, что, несомненно, приведет к изменению поведения страны по отношению к мусульманам в Синьцзяне.

И так как мы все несем коллективную ответственность за реагирование на гротескные нарушения Китаем прав человека в отношении уйгуров, эффективная кампания бойкота, проводимая мусульманами по всему миру, способна изменить ситуацию к лучшему.

Комментарии 2
  • Эрдоган назвал позором человечества наличие концлагерей в Китае. Так что слова осуждения Турция высказала. Да, без дальнейшей конфронтации с Китаем
    (0)
    8 июля в 19:10
    • Надо больше теоритического мышления. Мусульманские общества могут демонстрировать параллельное реагирование на китайские эскапады. Что такое параллельное реагирование? Это когда две прямые - народ и власть в конкретном государстве движутся в одном направлении - направлении развития, но одна прямая линия левая, а другая правая, одна линия(народ и его активисты) говорит - нет китайским товарам, услугам и т. д., а другая линия(государство и его институты) может получать какие-то выгоды для развития своей страны. Полный бойкот, к сожалению, не возможен из-за недостаточной технологической развитости мусульманских обществ, а преимущественный бойкот реалистичен вполне и даже является единствнным способом хотя бы как-то реагировать на социальный террор китайских властей против мусульман Китая.
      (1321)
      9 июля в 23:23