Политика

Выгоден ли для Турции уход США из Сирии?

Американская политика в отношении Сирии долгое время была главным яблоком раздора между Турцией и США. Партнерство Вашингтона с Отрядами народной самообороны (YPG) отравило отношения между двумя союзниками по НАТО с 2014 года.

Турция все это время изо всех сил пыталась разорвать партнерские отношения между США и YPG, но безрезультатно. Потенциальная атака против YPG к востоку от Евфрата также вряд ли выполнит эту задачу. В Анкаре считают, что лучшим решением проблемы может стать выход США из Сирии. Проправительственные круги в Анкаре утверждают, что выход США будет иметь большое значение для решения проблем безопасности Турции. Это, как считается, оставит курдских сепаратистов именно такими, какими их хочет видеть Турция - слабыми и уязвимыми, - и покончит с их стремлением к автономии. Однако, как замечает ряд турецких аналитиков (Гюней Йылдыз, Гёнуль Тол), это также может создать новые и потенциально более сложные проблемы для Анкары.

Стремясь построить антикурдский фронт в Сирии, Турция объединилась с Ираном и Россией. Иран играет важную роль на местах и ​​разделяет страх Турции перед курдской автономией. Эти две страны стали самыми ярыми противниками референдума о независимости курдов в соседнем Ираке в 2017 году. Россия одинаково важна для любых усилий Турции по обузданию курдского влияния в Сирии. Она контролирует небо и обладает значительным влиянием на режим. Пока что партнерство Турции с Ираном и Россией окупилось. Москва дала зеленый свет операциями Турции в Сирии, чтобы обуздать влияние YPG там, в то время как иранцы смотрели в другую сторону, когда турецкие силы наносили удары по курдским целям в северной Сирии. Анкара считает, что она добилась отличной договоренности, и вывод войск США станет вишенкой на торте.

Но готовность России и Ирана соглашаться с планами Турции в Сирии в значительной степени обусловлена ​​присутствием там США. Москва и Тегеран обеспокоены контролем США над богатой нефтью северо-восточной Сирией и ее сотрудничеством с YPG. Заявление Вашингтона в декабре 2017 года о том, что он разрабатывает расширенную программу обучения для местных курдских и арабских пограничников в Сирии, поэтому и потрясло Россию и Иран, поскольку указывало, что США остаются на месте. Перспектива долгосрочного присутствия США в Сирии вынудила изменить стратегию Москвы по отношению к курдам.

Россия была первой крупной страной, которая подняла вопрос о возможности будущей федеральной Сирии. В феврале 2016 года заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков сообщил на брифинге, что Сирия может стать федеративным государством. Москва также имела военное сотрудничество с YPG в Африне, на северо-западе Сирии, вплоть до конца 2017 года. Россия оказывала давление на YPG, чтобы разорвать их союз с США. Только после того, как Москва пришла к выводу, что она не может отделить YPG от США, стратегия России действительно изменилась. В преддверии турецкого вторжения в Африн Россия попросила YPG передать Африн силам асадитского режима, но те отказались. В ответ Москва подтвердила турецкую военную операцию.

Москва надеялась, что турецкая операция в Африне ослабит YPG и их партнерство с США, а также приведет к дальнейшему расколу между Анкарой и Вашингтоном. Если США уйдут из Сирии, у Москвы не будет особых оснований для продолжения антикурдской политики, и она, вероятно, вернется к своей первоначальной поддержке федеральной Сирии. Это был бы кошмарный сценарий для Турции.

Вывод США также затруднит военное присутствие Турции в Сирии. Ни Россия, ни Иран, ни Асад не потерпят турецкого военного присутствия, контролирующего обширные участки территории после ухода США. На данный момент Иран и режим могут получать выгоду от контроля Турции над протурецкими повстанцами из Свободной сирийской армии, но реальное преимущество того, что Турция находится внутри Сирии, состоит в том, чтобы оказывать давление на YPG для подчинения режиму и ослабить партнерство YPG и США.

Присутствие США в Сирии также помогло Турции в Идлибе. Турция давно опасалась наступления режима на последний оплот оппозиции в Идлибе, который без всякого сомнения отправит новую волну беженцев к турецкой границе и нанесет смертельный удар по оппозиции, ослабив позицию Турции в сирийском конфликте. Закулисные усилия США по предотвращению наступления режима в Идлибе помогли Турции заключить сделку.

Несмотря на ежедневное недовольство Анкары по поводу присутствия США в Сирии, Турции может быть лучше с существующим положением дел. Пока США остаются в Сирии, Турция имеет более сильную позицию по отношению к России. Авиаудары США, Великобритании и Франции, последовавшие за химическими атаками в Сирии, сами по себе не были решающими. Но эти удары заставили Россию осознать, что она не в силах остановить атаки Запада, и ее лучшим выбором будет создание новых разногласий между США и их союзником по НАТО Турцией, что даст Турции возможность использовать Россию и США друг против друга. Альтернативным статус-кво является Сирия, в которой враг Турции (YPG) находится под контролем режима Асада, который, как известно, десятилетиями использовал курдов против Турции, или России, которая поддерживает курдскую автономию.

Суммируя вышесказанное, следует признать, что как это ни печально осознавать, нет ни одной сугубо мусульманской силы, которая могла бы самостоятельно и успешно вести себя в Сирии. Странное положение с турецко-американским партнерством (или альтернативы ему в виде партнерства Анкары и Тегерана с Москвой) тому является очевидным примером.

Комментарии 0