Политика

Русские штыки для ливийского авантюриста: кто такой генерал Хафтар?

От редакции: На прошлой неделе достоянием СМИ стали кадры встречи делегации ливийского генерала Халифы Хафтара с руководством Минобороны РФ в Москве, на которых был запечатлен и кремлевский "повар" Евгений Пригожин. Стало ясно, что Ливия окажется очередной ареной деятельности российских ЧВК, точнее, учитывая то, что они там уже давно присутствуют - их активизации и наращивания их присутствия там.

Но кто такой генерал Хафтар, которого вслед за Асадом в Сирии в Кремле решили защитить русскими штыками? Редакция "Голоса Ислама" представляет вниманию читателей интересное расследование, опубликованное на одном из российских СМИ, помогающее с этим разобраться.

 

«Американский ставленник» Хафтар: зачем Россия поддерживает в Ливии «агента ЦРУ»?

 

Дорога к вершине

Халифа Хафтар родился в городе Адждабия на берегу Средиземного моря в ноябре 1943 года. Всего лишь год назад здесь, в Киренаике, навсегда уходили на запад потрёпанные колонны «Лиса пустыни» Роммеля, спасённые отвагой итальянских танкистов.

Вряд ли кто-то когда-нибудь услышал бы об этом человеке из племени аль-Фарджани, если бы не одна рискованная ставка. В 1969 году молодой офицер ливийской армии Халифа Хафтар стал одним из соратников полковника Муаммара Каддафи в свержении монархии короля Мухаммада Идриса ас‑Сануси.

Вместо вполне вероятной головы в кустах Хафтар получил грудь в крестах, полное доверие нового лидера Ливии и пост в Совете революционного командования.

Спустя четыре года Хафтар командует небольшим ливийским контингентом во время войны Египта и Сирии с Израилем. Насколько известно, ни ливийские пилоты «миражей», ни бронетанковая бригада в бой так и не вступили. Но позиции Хафтара в ливийском руководстве это «участие в борьбе с сионизмом» укрепило.

Ливия под руководством Каддафи стала одним из ключевых союзников СССР в Африке и на Средиземном море — а также «арсеналом народных демократий» с воистину гигантскими складами советского оружия и боеприпасов. Ведь Каддафи — известный «псих». Если что где-то не там всплывёт в неприятных обстоятельствах, что с него взять?

Муаммар Каддафи

Впервые Хафтар прибыл в Москву в 1977 году и стал слушателем высших офицерских курсов «Выстрел». В 1983 году прошёл курсы в Академии имени Фрунзе. Он быстро освоил русский язык, полезный в сложившейся ситуации.

Вскоре Халифа Хафтар стал маршалом и начальником штаба вооружённых сил Ливийской Джамахирии.

Катастрофа

И вот лидер «народной джамахирии» поручил своему самому доверенному и опытному военачальнику важнейшую задачу. Посредством надёжного советского оружия требовалось решить очередные непростые вопросы с профранцузскими силами в соседнем Чаде. И заодно прирезать к Ливии спорную «полосу Аузу» вдоль границы.

Тысячи ливийских солдат под командованием маршала Халифы Хафтара двинулись на юг. В их распоряжении были сотни танков, батареи «градов», десятки вертолётов и самолётов. Могли ли противостоять этой мощи войска или тем более повстанцы отсталой и нищей страны?

Могли.

Грозная ливийская армия была слаба изнутри. У солдат не было мотивации воевать и умирать на чужой земле. Офицеры боялись инициативы — Каддафи, пришедший к власти путём военного переворота, до паранойи боялся его повторения в свой адрес.

А ещё ливийцы умудрились растерять поддержку своих союзников в Чаде — и по традиции Италии, бывшей метрополии, а также старших советских товарищей, недооценили вопросы снабжения и логистики.

Ведь главное — огневая мощь, не так ли?

На стороне противников Каддафи была Франция. Она не забрасывала «своих собачьих сынов» бесчисленными танками и самолётами. В Париже всегда умели считать деньги.

Зато чадские национальные вооружённые силы получили от своих покровителей 400 джипов «Тойота», противотанковые комплексы «Милан» и воздушный «зонтик» из самолётов ВВС Франции. И они были готовы за свою несчастную нищую землю и сражаться, и умирать — чтобы на ней не командовали никакие Каддафи и Хафтары.

Эту войну не зря назвали «войной „тойот“». Стремительные отряды чадцев на японских пикапах с пулемётами и противотанковыми ракетами превратили ещё вчера уверенные в своём превосходстве ливийские гарнизоны в осаждённые толпы голодающих и насмерть испуганных людей.

Снабжение было отрезано. Пытавшиеся выйти в поле исчезали навеки вместе с бронетехникой и артиллерией. Один за другим гарнизоны гибли или сдавались.

Против роящихся «тойот» маршал Хафтар и его вроде бы могучая армия оказались бессильны. Так рождалась будущая слава этих легкомысленных внешне и смертоносно эффективных на деле «тачанок» современности.

Точку поставил рейд чадцев вглубь ливийской территории. Французы отказались предоставить воздушный«зонтик» в спорной полосе Аузу, которую нужно было отбить. Ливийцы снова получили господство в небе.

Лидер Чада Хиссен Хабре бросил свои «тойоты» в решающий рейд на ливийскую авиабазу Маатен-ас-Сарра. Колонны пикапов скрытно от ливийцев и даже французов вышли на рубежи атаки.

Дальше была натуральная «Дюна»: фримены против сардаукаров. Две тысячи повстанцев на джипах и пешком со всех сторон бросились в атаку на две с половиной тысячи ливийских солдат: с их артиллерией, танками, БМП, пулемётными гнёздами, боевыми вертолётами и установками залпового огня.

Разгром был полным. 1700 ливийских солдат погибли: были убиты чадцами или бежали в пустыню и умерли там. Трём сотням повезло: они попали в плен.

Среди них был и маршал Халифа Хафтар собственной персоной.

Здравствуй, Лэнгли

Муаммар Каддафи был в бешенстве. Его лучший военачальник проиграл войну, которую проиграть — по его мнению — было невозможно. Ведь это всего лишь «тойоты»!

Хафтар в плену

Пленный маршал совсем не рвался обратно в Ливию. Он слишком хорошо знал своего вождя. В чадском лагере он пошёл на контакт с американцами. Халифа Хафтар, многие его офицеры и в целом около половины пленных возвращаться в Ливию отказались. Поскольку игра за Чад продолжалась и Каддафи учинил в нём переворот в свою пользу — американцы экстренно эвакуировали их в Заир.

В Заире, конечно, не слишком весело, но в петле или у расстрельной стенки — куда печальнее.

Маршал связался с оппозиционерами из Национального фронта спасения Ливии. Понемногу вокруг него собралось около 300 бывших ливийских военных и просто сочувствующих.

Каддафи, конечно, был эксцентричен — но он давал много денег другим странам Африки с нефтяных доходов. Хафтара выгнали из Заира в Кению, из Кении тоже попросили — так что американцы решили приютить его на своей территории.

Маршал, ставший оппозиционером, обосновался в штате Виргиния в трогательной близости от штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли. Оттуда он руководил безуспешными попытками поднять в Ливии восстание или ликвидировать Каддафи.

Со временем он перестал быть интересен ЦРУ, да и Каддафи под впечатлением от судьбы Саддама Хуссейна стал более восприимчивым к критике с Запада.

Так бы и умер Халифа Хафтар в своём американском доме, известный только узким специалистам и любителям истории Африки, — но в 2011 году в Ливии вспыхнуло восстание.

Новый рывок к власти

Реалии жизни в Ливии при Каддафи не были кафкианским макабром в стиле «Диктатора» Саши Барона Коэна. Но и от коммунистического рая с нефтяными реками и марципановыми берегами из популярных в рунете пафосных текстов они были далеки. Теория «подлинно народной демократической джамахирии» сильно расходилась с практикой. Заявленные свободы упирались в фактическое единовластие и самодурство одного романтичного, но очень увлекающегося и инфантильного человека, к психическому здоровью которого имелись реальные вопросы.

Ливийские повстанцы

Поэтому восстание против власти Каддафи и его привыкшего к всемогуществу семейства было вполне массовым. Его поддержали широкие и очень разные слои общества, и потому финал стал именно таким. Несмотря на то, что фактическая поддержка Запада была не слишком активной. Но «бесчисленные племена отважных туарегов, идущих из пустыни на помощь своему героическому вождю» так и остались сказкой, а вот самому Каддафи не помогли ни вышколенные гвардейцы обоего пола, ни гигантские склады советского оружия. Sic transit gloria mundi.

Как часто бывает, диктатора свергли, а веселье продолжилось. Желающих залезть на железный трон в смутные времена всегда хватает. Одной из самых сильных фигур в этой игре стал маршал Халифа Хафтар.

Стал он ей не сразу. Первый блин вышел комом. В 2011 году, вскоре после начала событий, Халифа прибыл в Бенгази с явным желанием возглавить революционные войска — но на месте хватало и других желающих взять побольше власти в свои руки.

Не удовлетворившись постом командующего сухопутными войсками повстанцев и не обнаружив большого энтузиазма в свой адрес, маршал Хафтар плюнул и вернулся в Штаты.

Второй блин тоже получился не очень. В феврале 2014 года, в обстановке войны всех со всеми уже после окончательного падения Каддафи, появившийся в Ливии Хафтар объявил о спасении революции. А также о приостановке деятельности Всеобщего национального конгресса и правительства.

Ни армия, ни население шутки не поняли, и маршалу пришлось сказать: «Ну ок».

Не срослось и со штурмом парламента в Триполи в мае того же года.

Но к этому времени маршал Хафтар нащупал путь к сердцу ливийцев и вполне возможному креслу верховного правителя.

Халифа Хафтар в Ливии, 2011

Этим путём оказалась борьба с джихадистами, которые в Ливии за годы войны умудрились утомить своим радикализмом слишком уж многих жителей страны. А заодно успешно разочаровать их в своих идеях, не выдержавших столкновения с реальностью.

16 мая 2014 года маршал объявил о начале операции «Достоинство Ливии» и бросил свои войска на позиции джихадистов в Киренаике. Применяя как советское оружие, так и некогда досаждавшие ему«технички».

Победы принесли ему поддержку граждан, веру войск, стремительный рост политического веса и международную поддержку. В нём увидели человека, который может навести порядок. И порядок не под чёрными знамёнами с радикальными идеями — а нормальный, понятный, договороспособный. Пусть и немного военно‑авторитарный.

Порядок. Пусть не во всей стране — но хотя бы в Киренаике. Это значит — стабильнее поток нефти и меньше поток беженцев в Европу.

Объединённые Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, затем и другие страны стали давать маршалу Халифе Хафтару деньги и оружие. Египет так и вовсе напрямую помогал его действиям своей авиацией и, возможно, спецподразделениями.

Правда, у джихадистов из рядов «Братьев-мусульман» и прочих подобных, которых в основном били войска Хафтара, тоже была «крыша» в лице Турции и Катара. Но им она не особенно помогала.

Русские идут

Понемногу маршал Халифа Хафтар разгромил большинство оплотов боевиков и собрал в свои руки нити власти над Киренаикой. Разумеется, правительство в Триполи этим обстоятельством оказалось весьма недовольно — особенно оттого, что в Киренаике много нефти. С ним у Хафтара было «всё сложно» — от вежливых переговоров на высшем уровне до прямых боестолкновений.

Условно-демократическое правительство в Триполи поддерживал Запад. Поддержка Египта и ОАЭ с КСА — это неплохо, но маловато.

Если уменьшится в стране хаос, сгинут последние оплоты совсем отмороженных джихадистов, — вполне вероятно, на Киренаику с хирургической точностью обрушатся бомбы и ракеты. Во имя демократии и единства страны победившей революции.

Требовалась поддержка кого-то посолиднее. С действительно большим политическим весом, современным оружием, военной мощью и готовностью её применять — в том числе наперекор Западу.

Сейчас на планете есть одна страна, соответствующая этим требованиям.

Россия.

И вот, с лета 2016 года маршал Халифа Хафтар начал активное взаимодействие с Москвой. Визиты в столицу северной державы. Встречи с министром обороны Шойгу, министром иностранных дел Лавровым, секретарём совбеза и директором ФСБ Патрушевым.

Судя по всему, отношения развиваются в устраивающем обе стороны ключе. Жесты симпатии широки и демонстративны.

В январе 2017 года фельдмаршала Халифу Хафтара (это звание он получил 15 сентября 2016 года) торжественно приняли на борту идущего к сирийским берегам тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», где он провёл видеоконференцию с Сергеем Шойгу.

Очередной визит фельдмаршала Хафтара в Москву состоялся совсем недавно, 7 ноября 2018 года. Новостные ленты скупы: «Министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу обсудил с командующим Ливийской национальной армией маршалом Халифой Хафтаром вопросы безопасности в Ближневосточном регионе и Северной Африке».

Впрочем, незадолго до этого по глобальным медиа прокатилась волна публикаций о возможных планах России качественно усилить своё присутствие в Киренаике. Можно предположить, что детали этого и обсуждались в Москве на 101-й юбилей Октябрьской революции.

Зачем это всё Москве?

Причин много.

Это и возможное соглашение о базировании российских вооружённых сил в Бенгази и Тобруке — в сердце Средиземного моря и мягком подбрюшье Европы, откуда можно влиять на многие процессы.

Это и старая добрая нефть, которой богата Киренаика. И прочие интересы российских корпораций, потерявших с падением режима Каддафи немало интересных и выгодных контрактов.

Это и нежелание отдавать в распоряжение Запада — с которым у Москвы «всё сложно» — всю Ливию. Особенно когда её едва ли не самый вкусный кусок сам идёт в руки.

Это и внешнеполитическая традиция сотрудничества с сильными лидерами, с которыми многие сложные вопросы можно решать напрямую. С демократическим правительством в Триполи это было бы делать заметно сложнее.

Так что «роман» Тобрука, главного оплота фельдмаршала Хафтара, и Москвы имеет все шансы на дальнейшее развитие и усугубление.

А как же связи с ЦРУ?

Да примерно так же, как у Ленина и Троцкого с условным «германским генштабом».

Когда претендент на власть слаб и находится в эмиграции, перед ним стоит простой выбор. Или пытаться действовать совсем самостоятельно и, скорее всего, закончить дни в безвестности — или принять помощь какой-нибудь влиятельной заинтересованной стороны. В формате взаимовыгодного сотрудничества.

Кто-то при этом полностью «ложится» под покровителя, кто-то артачится. Самые умные вежливо улыбаются и идут на тщательно выбранные компромиссы, в любых обстоятельствах продолжая свою игру.

Некоторые из претендентов в результате сочетания своих усилий, игры глобальных престолов и старого доброго политического бардака оказываются у столь желанной власти.

И после получения скипетра все — или почти все — прежние договорённости подлежат пересмотру или как минимум уточнению. Потому что меняется всё. И порой даже вчерашняя покорная марионетка превращается в сильного и самостоятельного игрока.

Нечто подобное произошло и с маршалом Халифой Хафтаром. Теперь в его распоряжении не домик близ Лэнгли, а Киренаика. Целая страна, богатая нефтью и хаосом. И игру он ведёт исключительно свою собственную — в интересах которой будет при случае опираться хоть на ЦРУ, хоть на ГРУ, хоть на Моссад и чёрта с рогами в придачу.

Ну а Москва, в свою очередь, ведёт собственную игру. Удастся развить взаимовыгодное сотрудничество с«каудильо» Киренаики — хорошо. Не удастся — игра станет другой.

И на том стоит и будет стоять вся мировая политика.

Автор: Алексей Костенков
Комментарии 0