Общество

«Год собаки» и исламский консерватизм в Малайзии

Как известно сегодня практически каждому человеку, даже если он не имеет совершенно никакого отношения к китайской традиции, и у него нет знакомых китайцев, нынешний год по китайскому лунному календарю считается «годом собаки». Средства массовой информации столь старательно напоминают нам об этом, что даже многие мусульмане, не знающие какой сейчас год по хиджре, смогут безошибочно определить какому зверю в лунном календаре древних китайцев посвящен нынешний год.

Несколько дней назад, как раз, когда согласно этому самому китайскому календарю, отмечался приход нового года, на CNN вышла занимательная статья, которая называется буквально «Год собаки демонстрирует рост исламского консерватизма в Малайзии». Статья весьма интересная, так как показывает не только замечательные процессы, которые происходят сейчас в Малайзии, но и отношение мировых «либерально-демократических» медиа гигантов к этим процессам.

Автор, Бард Уилкинсон, пишет, что в Малайзии, стране, почти четверть населения которой составляют этнические китайцы, изображения собаки убирают из новогодних украшений и товаров, чтобы не оскорбить мусульманское большинство страны. По мнению автора, это возмутительно и вызывает обеспокоенность у малазийцев всех конфессий, которые рассматривают это как еще один симптом растущего исламского консерватизма в стране, обусловленный флиртом правительства с жесткой исламистской политикой и культурным сдвигом религиозных студентов, возвращающихся с Ближнего Востока.

В качестве примера приводится Sunway Pyramid, оживленный торговый центр недалеко от столицы страны Куала-Лумпур. Этот крупный торговый центр решил не вывешивать изображения собак, которых многие мусульмане считают нечистыми, в своих лунных новогодних украшениях. Они объясняют, что тем самым хотели лишь проявить уважение к мусульманам, однако, вышло так, что оказались сами под огнем критики со стороны секуляристов и пользователей соцсетей китайского происхождения, которые считают, что тем самым проявляется неуважение к «китайской расе».

В прошлом месяце Reuters сообщила, что Pavillion Mall, торговый молл в центре Куала-Лумпура, который принимает около 3 миллионов посетителей в месяц, также решил не изображать собак в своих украшениях, ссылаясь на религиозную и культурную чувствительность как фактор своего решения. Несколько магазинов, торгующих обычными новогодними красно-золотыми украшениями в Чайнатауне в Куала-Лумпуре, выставили украшения с собаками внутри, а не снаружи на всеобщее обозрение с улицы. Также, сеть гипермаркетов по всей стране была втянута в скандал, когда выяснилось, что продаваемые там новогодние майки изображают 10 животных китайского зодиака, но не собаку или свинью.

Лунный Новый год 2018 - это не единственный раз, когда животные, считающиеся табу в исламе, вызвали общественный фурор. Такие же крики были, когда Малайзия в 2016 году постановила, чтобы закусочные и сети фаст-фудов, изменили названия своих блюд и убрали слово dog («собака», как в слове хот-дог).

Причина? Исламский департамент страны сказал, что «собака» запутает мусульман. На самом деле, позиция вполне понятная с точки зрения исламского права, если вспомнить, что ряд ученых считали нежелательным и даже запретным есть тех животных, в названии которых на арабском языке присутствовало слово свинья или собака (например, «морская свинья» это дельфин), даже если они не имели никакого отношения к настоящим свиньям и собакам.

Так почему бы не учесть это в стране, где из 30 миллионов населения 60% являются мусульманами, и где Ислам является официальное религией Малайзии, а в стране есть шариатские суда по гражданским делам?

Тем не менее, для тоталитарного секуляризма вся эта история с новогодними украшениями ничто иное как «лишь малые признаки» растущего исламского консерватизма. В качестве других признаков исчезновения светскости, например, называют тот факт, что малайцы стали называть праздники арабским словом «Ид», а не малайским «Хари Райа Пуаса», а также значительное увеличение числа женщин, носящих платок. Кроме того, в прошлом году в Куала-Лумпуре отменили проведение пивного фестиваля, международным поп-звездам, выступающим в Малайзии, указывают специальный дресс-код (они должны одеваться скромнее), а христианам препятствуют ставить кресты высоко на зданиях.

Такое консервативное развитие Малайзии вызывает тревожные звонки в ООН, которая призвала страну «защитить свою традицию терпимости от подъема фундаментализма».

Правительство, которое, как ожидается, выиграет выборы в августе, в прошлом году критиковали за то, что оно позволило оппозиционной Панмалайзийской Исламской партии выдвинуть парламентский законопроект, призывающий к суровым наказаниям, в том числе к порке, за моральные «преступления».

Как ни странно, в прошлом году даже девять султанов Малайзии, официальных хранителей Ислама в Малайзии, обратились с призывом к религиозной гармонии после того, что они назвали чрезмерными действиями. Этот шаг последовал вслед за случаем, как султан Джохора заставил владельца прачечной в своем штате снять знак «только для мусульман».

Многие наблюдатели, в том числе и те, что берутся говорить от имени «умеренного Ислама», по привычке валят все на ближневосточное влияние. Мол, «наш Ислам всегда был умеренный и терпимый, но студенты поехали на Ближний Восток, и оттуда теперь принесли Ислам нетерпимый, арабский». Такого рода риторика на самом деле слышна по всему миру, и нельзя сказать, что у нее вообще никогда и ни в чем нет оснований. Основания конечно же есть, и безусловно, крайней важным для мусульман Малайзии является сохранение своей богатой богословской традиции, основанной на шафиитском мазхабе и многих поколениях ученых. Однако, проблема в том, что «ближневосточным влиянием» сейчас и в Малайзии, и во всех других местах, пытаются объяснить любое более-менее консервативное мнение (отношение к шиитам, например), как не согласующееся с образом воображаемого «аборигенного Ислама».

Кроме «ближневосточного влияния» называют и другую проблему, пожалуй, даже более глубинную. Это политическая система страны, основанная на сегрегации и разделении. Многие считают (автор статьи на CNN явно один из этих многих), что возникшая с независимостью Малайзии в 1957 году система, при которой все основные привилегии были предоставлены малайцам, чтобы попытаться помочь им достичь экономического паритета с китайской общиной - в том числе более дешевая земля, облегченный доступ к высшему образованию и предпочтение занятости на государственной службе – сегодня уже несправедлива. Более того, реформисты утверждают, что система сделала малайцев зависимыми от подачек и породила демагогию, которая процветает на религиозной и этнической напряженности.

Как-бы то ни было, стоит заметить, что Малайзия безусловно не является образцовой страной, и есть странные вещи, за которые ее можно критиковать. Тем не менее, Малайзия это живое доказательство того, что исламское консервативное общество это не обязательно бедуинский лагерь в Мавритании или горный кишлак в Афганистане (при всех уважении и к тем и другим). Эта далеко не самая большая страна мусульманского мира способна быть впереди всей Уммы во многих передовых вопросах, например, в том, что касается криптовалют. Более того, это единственная мусульманская страна, которая в недавнем докладе Всемирного экономического форума в Давосе совместно с консалтинговой компанией A.T. Kearney относительно оценки производственной базы и ее возможностей в 100 странах мира, попала в категорию «лидирующих стран», тем самым обогнав не только Катар, ОАЭ и Турцию, но и Австралию, Новую Зеландию и Норвегию, не говоря уже про РФ. Возможно, именно такой образ мусульманской страны и не нравится тем, кто пишет об угрозе растущего исламского консерватизма в Малайзии, и кто хотел бы, чтобы даже в странах с мусульманским большинством мусульмане не могли бы устанавливать свои мусульманские правила.

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0