Общество

Последняя пятница перед Днем Гнева

Люди шли с портретами президента Мурси, подняв четыре пальца – символ солидарности с погибшими на площади аль Рабия

Массовые протесты, начавшиеся в пятницу после молитвы аль Джума, традиционно прошли по всему Египту. Сразу в нескольких районах Каира, в Александрии, Хургаде и ещё 21 регионе страны сотни тысяч человек вышли на улицу, чтобы выразить протест против военной власти, установившейся в Египте. Специальный корреспондент Wordyou.ru в Египте отправилась на акцию протеста каирском районе Хелуан. Подробности — в ее репортаже.

Как я узнала по дороге на одну из центральных площадей Хелуана, это была последняя акция перед так называемым Днём Гнева, объявленным в память о погибших на площади аль Рабия. 13 и 14 сентября египтяне планируют вновь массово выходить на улицы, чтобы напомнить о брутальной пацификации митингующих 16 августа этого года. Тогда, по разным данным, погибло до 3000 человек.

По причине того, что мои спутники – люди рабочие, и пятница исключением для них не является (вопреки расхожему в Египте мнению, что протестующие не работают и выходят на улицы от безделья), мы подъезжаем к Хелуану около 16.00. Здесь уже собралось несколько тысяч человек, и люди все еще продолжают прибывать. Через некоторое время мне уже сложно охватить взглядом протестующих, занявших весь периметр длинной, по-каирски широкой улицы.

Мы пробираемся поглубже в толпу, чтобы я смогла получше рассмотреть тех, кто сегодня пришёл на акцию протеста. Толпа разделена как бы на две части, мужскую и женскую. Причём не одна из них не уступает другой по массовости. И это несмотря на распространённый стереотип о безвольности и отсталости мусульманских женщин.

Мирный протест

Несколькими днями ранее, в одном из ток-шоу на Первом канале египетского телевидения я услышала мнение о том, что протестующие призывают народ к едва ли не вооружённому восстанию. А так же что все, кто приходит на эти митинги, получают оплату до 500 египетских фунтов за дестабилизацию обстановки в городе.

Именно поэтому я стараюсь как можно внимательнее всматриваться в происходящее в толпе и прошу переводить мне каждый выкрикиваемый лозунг. И могу заявить с полной ответственностью, что никакого оружия или чего-то отдалённо его напоминающего я в толпе не видела. Ни ко мне, ни к моим спутникам никто не подбегал и не предлагал заговорщицким тоном ни денег, ни взрывчатку, ни что бы то ни было ещё – разве только хлеб и воду. Люди просто шли по улицам, поднимая над головой жёлтый листок с четырьмя пальцами – символом солидарности с погибшими на площади аль Рабия людьми. Никаких других предметов, кроме флагов, транспарантов или мобильных телефонов я в толпе не заметила.

Кроме того, лозунги, которые выкрикивали протестующие, призывали, скорее, к спокойствию, чем к насилию и агрессии: «Спокойствие, спокойствие, люди Рабии! Ты будешь проклят, о Сиси!», «Мученики Рабии окажутся в Раю!», «Сиси – убийца будет наказан!», «Сиси – предатель!» и другие подобные кричалки. Кроме того, в толпе двигалось несколько машин с звукоусиливающей аппаратурой, из которой доносились популярные в последнее время патриотические песни.

Вдоль движущейся колонны, по обеим сторонам проезжей части, стояли мужчины, которые помогали протестующим замечать какие-либо преграды на дороге или регулировали движение на крупных перекрёстках (светофоры в Каире достаточно редкое явление). Кроме того, всегда находился кто-то, кто сообщал последние новости из других регионов Египта.

Жители соседних домов выглядывали из окон и, выражая солидарность с протестующими, поднимали вверх четыре пальца, – ставший уже традиционным символ египетских протестов. Кое-кто подавал протестующим прямо из окон воду и еду. Кто-то вывешивал портреты находящегося в заключении свергнутого президента Египта Мохаммеда Мурси.

Одним словом, атмосфера в толпе была вполне спокойная и дружелюбная. Несколько молодых египтянок в одинаковых жёлтых майках подошли ко мне, чтобы узнать, откуда я приехала. Когда узнают, что я журналист из Беларуси, они просят рассказать правду о том, что происходит в стране сейчас. По моей оценке, девочкам не больше 16 лет, и вполне возможно, что протест этот для них что-то вроде романтического приключения. Но они так молоды и искренни, что я не могу удержаться, чтобы не сделать с ними несколько снимков.

«Показать самим себе, что мы народ, а не рабы»

На протяжении всего шествия я не устаю задаваться вопросом, зачем эти люди выходят на улицы. Ведь военные, как мне показалось, достаточно сильно укрепились, и вряд ли чудо случится и они уступят власть. А люди подвергают свою жизнь опасности, казалось бы, совершенно напрасно (как стало известно позже, за эту пятницу по всему Египту было убито 4 человека и 52 получили ранения).

Ответ на мои вопросы даёт мне один из моих спутников. «Райан, – говорит он. – Мы не рабы. Мы люди, которые хотят жить в другой стране. В Египте достаточно богатств, но все они принадлежат военным. А мы хотим, чтобы всё это принадлежало народу. И не думай, что всем этим людям не страшно. Им страшно – моя жена каждый раз ругает меня, когда я выхожу на улицы. Но и по-другому мы тоже не можем. Поэтому и ходим на эти акции, чтобы показать военным, что нас – несогласных – много. Чтобы показать друг другу, что каждый из нас не один в своём протесте. Чтобы показать самим себе, что мы народ, а не рабы»

Я не могу сказать, что мне не близки слова моего собеседника. Хотя бы потому, что всей своей душой я соболезную семьям погибших во время протестов людей, как демонстрантов, так и военных. И меньше всего мне хочется, чтобы кровопролитие продолжалось. Но, с другой стороны, я понимаю, что у протестующих на самом деле крайне мало шансов хоть что-то изменить в этой стране. Потому что однажды получив неограниченную абсолютную власть, военные вряд ли согласятся её лишиться. Пусть даже ценой нескольких тысяч жизней своих соотечественников и единоверцев.

О Аллах, благослови Египет!

Комментарии 0