Среда обитания

Руслан Бзаров: “Ибрагим жил, призывая к миру, так пусть и смерь его послужит объединению людей”

"Эскадроны смерти" уверено шагают по Северному Кавказу

Руслан Бзаров: “Ибрагим жил, призывая к миру, так пусть и смерь его послужит объединению людей”
 

Заместитель муфтия Северной Осетии Ибрагим Дударов, убитый накануне неопознанной организованной преступной группой, в четверг похоронен на родовом кладбище в селении Чми РСО-Алания. Проститься с имамом приехали представители республиканской власти, все районные мусульманские общины Северной Осетии и соседних республик. Огромный поток людей, многие из которых даже не были знакомы с имамом, пришли проститься с ним и поддержать семью.

     

Напомним, убийство имама совершено в среду ночью, когда он направлялся домой. Его машину остановили близ поселка Чми Пригородного района РСО-Алания и, открыв водительскую дверь, произвели шесть выстрелов в упор из пистолета. Дударов скончался на месте от полученных ранений. У заммуфтия остались четыре несовершеннолетние дочери, младшей из которых нет и месяца.

Анализ произошедшего

Эксперты рассматривают различные версии убийства и мотивы, связанные с ним. Правоохранительные структуры отрабатывают версию, связанную с профессиональной деятельностью, как основную.

Однако данное убийство может оказать существенное влияние на ситуацию как в самой республике, так и в целом в регионе. Целью этого убийства является эскалация напряженности в мусульманской общине республики. Об этом в один голос заявляют и руководство Духовного управления, и экспертное сообщество.

Убийство Дударова – не первое в череде провокаций в отношении мусульманского сообщества в Осетии. Некоторое время назад в Моздокском районе республики были убиты руководитель местной религиозной общины Камиль Казаков и активист общины Алимбек Дадов. Однако в этих убийствах основная версия не связывалась с религиозной деятельностью.

Как бы то ни было, убийство Дударова – это первый случай, когда в республике устраняют представителя официального духовенства, исламского ученого. Аналогичные примеры можно привести лишь из прошлогоднего убийства заместителя муфтия Ставропольского края Курмана Исмаилова, который также являлся дипломированным исламским проповедником и еще ранее убийство доктора шариатских наук в Дагестане Муртазали Магомедова.

Первые оценки

Политолог Алексей Малашенко полагает, что «к убийству причастны радикальные исламисты, исламская оппозиция». С ним не согласен известный журналист Орхан Джемаль, который уверен, что«к убийству вряд ли причастны боевики».

Журналист характеризует мусульманскую общину Северной Осетии как «третируемую группу людей». «Были массовые аресты активистов, выбивание из них показаний, провокации против них. Местными силовыми структурами взят курс именно на вычищение мусульман из республики, а не какой-то одной из групп мусульман», – заявил Джемаль в интервью «Кавказскому Узлу».

Исламовед и политолог Абдулла Мухаметов связывает подобные провокации с деятельностью федерального исламофобского лобби: «деятельность антиисламского лобби на Северном Кавказе не менее опасна для государства, чем активность экстремистов».

С фактами сложно спорить

В Северной Осетии мусульмане традиционно придерживаются одной шариатско-правовой школы вероучения. Здесь нет деления на группы, секты, никогда не было идеологического противостояния. Попытка списать убийство Дударова на несуществующее подполье – это, как минимум, незнание ситуации внутри мусульманской общины или намеренная попытка дискредитации общины в глазах немусульманского сообщества региона.

Провокации в отношении мусульман Осетии предпринимались и ранее. Летом прошлого года силовые структуры республики провели аресты активистов Духовного управления мусульман. В одночасье по сфабрикованным уголовным делам за решеткой оказались 18 человек. Их задерживали по подозрению в причастности к убийству декана факультета осетинской филологии СОГУ Шамиля Джигкаева. Их похищали, в отношении арестованных применялись пытки, избиения и угрозы жизни. В результате никому из задержанных обвинение в убийстве не было предъявлено, а задержанные были осуждены за «хранение огнестрельного оружия» и «наркотических средств».

Даже этого беспрецедентного для республики нарушения прав верующих и дискриминации по религиозному признаку достаточно, чтобы проиллюстрировать, какие настроения сегодня в осетинском обществе после убийства Ибрагима Дударова и кого, до появления более внятной информации от следственного комитета, будут считать исполнителями убийства заместителя муфтия Северной Осетии.

Ситуация в обществе

Некоторые эксперты за произошедшим в Осетии видят межконфессиональную и субэтническую составляющую. В начале декабря в Пригородном районе республики был похищен житель республики, ингушский спортсмен Ахмед Бузуртанов. Следствие ведется по статье «Убийство», хотя тело Бузуртанова не найдено. Но так же, как и в истории с убийством имама, со слов очевидцев, Бузуртанова остановила вооруженная группа в камуфляжной одежде и совершила его похищение.

Насколько стабильна межконфессиональная ситуация, а также эффективна работа правоохранительных структур в Северной Осетии, где за короткий промежуток времени совершено два, хоть и не связанных, преступления, а по республике свободно перемещаются вооруженные группы «эскадронов смерти», мы попросили прокомментировать представителей официальных структур республики и ученое сообщество.

Руководитель пресс-службы Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Эдуард Гусов:

Данными о проведении каких-либо спецопераций в районе убийства мы не располагаем. На данный момент есть три основные версии убийства: что оно совершено на бытовой почве, что связано с профессиональной деятельностью Дударова, и что связано с возможным конфликтом с кем-либо – криминальная версия. Версии о том, что таким образом раскручивается межконфессиональный конфликт, нет. Сейчас все проверяется и изучается – его личность, связи и так далее.

Нет смысла проводить параллели с делом Ахмеда Бузуртанова [ингушского спортсмена, похищенного в селении Майское 7 декабря. – Прим.ред.]. Труп Бузуртанова до сих пор не найден. Возможно, что он жив. А дело возбуждено по статье «Убийство» для того, чтобы провести необходимые следственные действия. Потому что в рамках проверки невозможно проводить следственные действия, которые можно проводить в рамках уголовного дела.

Насчет того, были ли эти преступления совершены вооруженными группами или нет, говорить пока преждевременно. Пока неизвестны обстоятельства и мотив произошедшего как в первом, так и во втором случае. Не исключено, что преступления совершены отдельными лицами.

Сослан Хадиков, заместитель министра по делам национальностей РСО-Алания:

Я лично знал Ибрагима  Дударова, был знаком с ним на протяжении нескольких лет. Это был один из самых подготовленных специалистов в области Ислама в нашей республике. Ибрагим много лет отдал учебе, набирал знания в Исламских науках. Он много работал с молодежью, вел просветительскую работу, пропагандировал мир, толерантность, выступал против экстремизма, насилия.

Мы все в республике потрясены этим убийством. Надеемся, что следствие будет проведено должным образом и виновные будут наказаны.

Секретарь Владикавказской и Махачкалинской епархии священник Савва Гаглоев:

И руководство епархии, и православный народ, паства наша, с большим прискорбием восприняли это известие. Мы еще раз выражаем наши соболезнования родным, близким Ибрагима Дударова, руководству Духовного управления мусульман Северной Осетии и вообще всей мусульманской общине республики. Это большая потеря для мусульман.

Я его знал как очень взвешенного, спокойного, вдумчивого человека, как интеллектуала, и очень скорблю о том, что его нет больше среди нас. Я даже вынашивал планы ближе с ним познакомиться и пообщаться по душам, но, к сожалению, моим планам не суждено было сбыться.

Очень надеемся, что правоохранительные органы примут все необходимые меры, чтобы выявить преступников, и чтобы они предстали перед российским законом.

Ибрагим Дударов был правоверным мусульманином. Он старался укреплять позиции традиционного ислама в Осетии, на Северном Кавказе. Его гибель – это большой урон для ислама в Осетии. Может быть, череда последних преступлений – убийство журналиста центрального телевидения в Нальчике Казбека Геккиева, убийство ректора Аграрного университета Бориса Жерукова, и вот теперь убийство Ибрагима Дударова – имеет некую общую подоснову. Возможно, это звенья одной цепи. Но мы не можем этого утверждать. Я думаю, что следствие выяснит все обстоятельства этих трагедий и у нас будет общая картина.

Прискорбно, что такое происходит на Северном Кавказе. Это вызов гражданскому миру, спокойствию в регионе и в стране в целом.

Руслан Бзаров, общественный деятель, историк-кавказовед, доктор исторических наук:

Ибрагим Дударов был образованным, воспитанным человеком, глубоко верующим мусульманином. Он любил людей, много работал с молодежью. Его смерть – большая потеря для мусульман не только Северной Осетии, но и всего Кавказа, России.

Очень сложно сейчас анализировать ситуацию. Связанно ли убийство Ибрагима с тем, что происходит в других республиках Северного Кавказа? Сложно дать компетентный ответ на этот вопрос. Достоверной информации пока слишком мало. Я не стал бы делать поспешные выводы и предостерег бы от этого других.

Версии, выдвигаемые следствием, сейчас стандартны для подобных происшествий.  Это значит, что на данный момент у следователей нет фактов для выдвижения более конкретных гипотез.  А за недостатком достоверной информации предположения можно выдвигать разные. Не знаю, что можно сделать в этой ситуации. Остается только надеяться, что преступники будут найдены и наказаны по всей строгости закона.

Однако в официальные версии, озвученные в СМИ, верится слабо. Ибрагим пользовался большим авторитетом в республике и за ее пределами, сложно поверить, что у него могли быть враги. Не думаю, что причиной его убийства могли стать конфессиональные или межнациональные обстоятельства. Для этого не было никаких оснований.

Если за этим убийством стоят силы, которые хотят дестабилизировать обстановку, то ничего у них не получится. Я уверен в этом, Кавказ умеет противостоять провокациям и выстаивал в самых непростых условиях.

Я  хочу   призвать всех к сплочению  и объединению, взаимопомощи перед лицом опасности.  Ибрагим жил, призывая к миру и согласию, так пусть и смерть его послужит объединению людей.

Автор: Илья Росляков, Милена Пинатова, Магомед Туаев
Комментарии 0