Общество

Надежда Кеворкова об Айрате Вахитове (Салман Булгарский)

В Турции задержан самый известный среди русскоязычных мусульман противник ИГ*, политический эмигрант-мусульманин из России и переводчик Тафсира.

Айрат Вахитов, известный под псевдонимом Салман Булгарский - журналист, постоянно пишущий для ГолосИслама, правозащитник, переводчик многотомного труда с арабского на русский, член Ассоциации мухаджиров (беженцев), член Союза чести (виртуальное сообщество мусульман-эмигрантов).

Он сидел в тюрьме в России, у талибов и в Гуантанамо.

4 июля его задержала турецкая полиция. СМИ объявили, что он якобы арестован по обвинению в причастности к терактам в стамбульском аэропорте.

Вот эти две полные неточностей и ошибок заметки в газете «Хурриет» и на «Голосе Америки» и породили вал лжи в СМИ о нем на разных языках.

Причиной задержания стал вопрос о проверке его статуса. Об этом сам Вахитов успел уведомить журналистов.

Спикеры российской общины беженцев-мусульман уверены, что арест произошел по запросу России о выдаче, чего Москва постоянно добивается от Турции. Так, 6 июля глава нынешней администрации в Чечне Рамзан Кадыров публично потребовал выдачи десятка чеченцев.

Айрату Вахитову 39. Он женат. У него дети. Он родился в маленьком городке на Волге - в Набережных Челнах. В школу хафизов (чтецов Корана) его привела мама Амина-ханум, когда сыну исполнилось 14 лет. Вместо того, чтобы как многие его сверстники стать уличным бандитом, он заучивал Коран. Его несгибаемая мать и сейчас живет в Челнах. Она не видела сына почти десять лет, освоила интернет и скайп и общается с сыном через компьютер.

Айрат Вахитов знает множество языков, включая английский и турецкий. Закончил институт Арабского языка имени Абу Ханифы, учился в Медине и Египте.

В 90-е годы началось бурное возрождение ислама после 70 лет советского атеизма. Интерес к исламу среди татар был огромный. Знающих арабский язык и грамотных имамов не хватало. Так в 21 год Айрат Вахитов стал самым молодым имамом России.

Когда началась вторая чеченская война в 1999 году, по всей стране покатилась  волна арестов наиболее активных мусульман. Айрат Вахитов в перерыве между Первой и Второй чеченскими войнами съездил в Чечню – это делали многие, но только для мусульманина такая поездка оборачивалась тюремным сроком.

Два месяца он провел под арестом и был выпущен за отсутствием обвинения, но с обещанием, что покоя теперь ему не будет. Когда за ним пришли во второй раз, он уехал.

Так Вахитов оказался у родственников в Таджикистане (бывшая советская республика на границе с Афганистаном), а затем в Афганистане. Там он попал в тюрьму к «Исламскому движению Узбекистана», а затем в тюрьму к талибам.

После вторжения армии США в Афганистан иностранцы стали  пленниками американцев. Их скопом зачислили в «талибы».

Так узник талибов Айрат Вахитов стал «талибом» в американской тюрьме в Афганистане, а затем в Гуантанамо.

Из Гуананамо после 2-х лет заключения он вышел за отсутствием какой-либо вины.

Тем не менее, в Россию его этапировали не как свободного человека, а прямиком в СИЗО. Вахитов отсидел 4 месяца и опять был отпущен на свободу за отсутствием вины.

Из всех российских и нероссийских бывших американских узников он стал самым активным спикером по положению мусульман в России и мире, по пыткам и незаконным методам дознания. Он участвовал в пресс-конференциях и на ток-шоу, писал в газеты.

27 августа 2005 года сотрудники российских спецслужб выкрали его из квартиры в Москве. Он чудом успел позвонить на популярную радиостанцию. Это его и спасло.

В ноябре 2005 года он был гостем конференции бывших гуантанамовцев в Лондоне, организованной правозащитниками «Amnesty international» и «Justice in exile».

А давление на него в России нарастало.

После трех лет давления, слежки и угроз он покинул РФ, пытался устроиться с семьей и найти работу в Египте и Саудовской Аравии, а с 2011 года нашел убежище в Турции.

Когда из Сирии в Турцию хлынул поток беженцев, он включился в оказание  помощи.

Вместе с другими мухаджирами он организовал доставку еды сирийским беженцам. Совместно они восстановили разрушенную бомбардировками светскую школу.

Когда в 2014 году возник феномен ИГ, Вахитов первым среди русскоязычных мусульманских активистов выступил с их критикой. Последовал шквал угроз. В 2015 году от имени ИГ ему был объявлен заочный смертный приговор.

Вахитов пишет для различных сайтов, читает лекции, охотно общается с журналистами со всего мира.

Многократно его аккаунты в соцсетях подвергались атакам ботов. Он склонен подозревать, что  адресная атака идет от российских спецслужб и от сетевых сторонников ИГ.

В 2007 году он начал переводить Тафсир (толкование Корана) Хафиза ибн Кассира с арабского на русский. Из-за мытарств часть перевода пропала. В Турции он все же завершил четырехтомный труд. Его перевод издан и доступен в электронном виде.

Издание осуществляется на пожертвования. Никаких гонораров за перевод он не получает. Финансовое его положение таково, что в перерывах между переводами ему порой  приходится работать на стройке.

Сообщество российских мухаджиров в Турции, а это тысячи людей, пребывает в тревожном ожидании. Аресты идут, но сторонников ИГ они практически не затрагивают, о чем свидетельствуют многие. Берут тех, кто выступал против вторжения России в Сирию и тех, кто против Асада. Люди склонны думать, что турецкая сторона в нюансы не входит, а вынуждена действовать по запросам России.

Одиозный директор правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев в 11 октября 2013 года в интервью газете «Культура» призвал к силовому решению в отношении 1 миллиона мусульман. Позднее он насчитал 700 тысяч «ваххабитов» и «потенциальных террористов ИГ» и призвал их, граждан, выдавить из страны. Мало кто верил, что такое вообще возможно.

К 2015 году многие сколько-нибудь активные мусульмане оказались в эмиграции – ученые, издатели, бизнесмены, строители, переводчики, правозащитники, организаторы благотворительных фондов, производители халяльных продуктов, хозяева кафе и мусульманских магазинов, педагоги, врачи, директора  и преподаватели мусульманских школ и институтов. Любого в любой момент могли объявить «пособником ИГ».

Еще в 2004 году семеро российских узников Гуантанамо, включая Вахитова, не хотели возвращаться на родину и требовали предоставить им другую страну.

Восьмой российский узник Равиль Мингазов до сих пор категорически отказывается покидать Гуантанамо. Чего опасается российский  мусульманин дома, если он предпочитает 15 лет сидеть в тюрьме?

* - организация запрещена в России

Комментарии 8