Среда обитания

Кому нужна нефть ИГИЛ?

Главным источником доходов «Исламского государства» является продажа нефти. Именно с ее продажи идет финансирование военных операций как в Ираке, так и в Сирии, а также обеспечиваются электричеством те территории, которые контролирует ИГИЛ и на которых живут десять миллионов человек.

Этот нефтяной бизнес ИГИЛ процветает даже не смотря на то, что по нефтяной инфраструктуре наносили удары самолеты Антиджигадистской Коалиции во главе с  США. Возникает закономерный вопрос – почему?

Москва обвиняет в покупке нефти у «Исламского государства» Анкару. В частности, президент Путин заявил, что ему известно, что нефть ИГИЛ днем и ночью переправляется в Турцию.

В ответ на это Анкара парировала, что у ИГИЛ нефть покупает правительство Сирии, то есть Башар Асад, которого Путин поддерживает. Эрдоган напрямую заявил, что нефть «Исламское государство» продает Асаду и предложил русским доказать свои обвинения.

Положение повстанцев в Сирии эту формулу усложняет: они одновременно и воюют против «Исламского государства», и вынуждены покупать у них нефть, так как не имею легального выхода на топливный рынок.

В день ИГИЛ производит 34-40 тыс. баррелей нефти, что составляет в день $ 1,53 млн. дохода.  Крупнейшие нефтяные месторождения под контролем ИГИЛ расположены в провинции  Дейр эз-Зор на востоке Сирии (это самое большое нефтяное поле), в Qayarra, близ Мосула на севере Ирака.

ИГИЛовский трубопровод протянулся с запада от Алеппо на восток до Мосула в Ираке. Производство в сравнении с объемами до войны упало почти вдвое, но и сейчас добыча составляет в день 34-40 тыс. баррелей, то есть почти полтора миллиона долларов дохода ежедневно.

Нефть ИГИЛ продается в Сирии и Ираке независимым трейдерам, после чего не только расходится по стране, но и вывозится за границу в Турцию и Иорданию и далее. Происхождение конкретного барреля нефти проследить практически невозможно, так как в цепи этой множество звеньев из посредников и трейдеров. 

Определённая часть  нефтепродуктов, поступающих повстанцам, конечно, идет и с земли ИГИЛ, поскольку прямого выхода на легальный рынок они не имеют, как и нефть, приобретаемая Башаром Асадом, который также покупает ее  через крупных посредников. Это крупный посредник George Haswani фигурирует в санкционных перечнях, имеет российское гражданство и связи в российском бизнесе.

Эксперты рынка нефти поясняют, что деньги с нефти ИГИЛ зарабатывает непосредственно ИГИЛ, причем нефтяные поля на территориях ИГИЛ бомбят неохотно, поскольку иракские и сирийские власти надеются вернуть себе когда-либо эти земли, а потому не заинтересованы в разрушении инфраструктуры, которую потом придется восстанавливать. Что касается Сирии, то большую часть нефтяных объектов обслуживают гражданские специалисты, а транспортируют, производят и продают нефть бизнесмены, которые не являются членами ИГИЛ, но могут быть с ним связаны.

В начале 2014 года нефть ИГИЛ продавалась в больших объёмах за пределы Сирии по цене около ста долларов, и на ней хорошо зарабатывали. Нефть покупали по 20-30 долларов, а продавали на границе по 80-90 долларов

После обвала цен на нефть на мировом рынке стратегия также поменялась, и ИГИЛ сосредоточилось на производстве дизельного топлива и энергии, а также на внутреннем рынке.

Нефть нужна всей Сирии – и пропрезидентской, и повстанческой, - для электроэнергии, транспорта, системы отопления или производства асфальтных смесей. На всех этапах реализация нефти облагается налогами в ИГИЛ, причем переработка идет как на заводах ИГ, так и на частных заводах. На сегодняшний день цены на нефть выросли с $20 до $40-45.

Происхождение нефти сложно отследить, поскольку в цепочку вовлечено огромное количество людей. Более того, в процессе данном очень много нелегальных операций, а потому юридические лица вряд ли захотят иметь с этим дело.

В результате получается некий громадный черный рынок, который ИГИЛ монополизировало, и который втягивает в себя самые разные стороны.

От лица США звучали имена нескольких посредников, в том числе асадовцы, киприоты и русские, но конкретные личности будет тяжело идентифицировать.

Не стоит считать ИГИЛ просто шайкой бандитов, в нем идет глобальный процесс рекрутинга профессионалов для промышленного сектора, то есть вербовка техников, инженеров и других специалистов. Однако, слабым местом ИГИЛ являются как раз нефтедобывающие места, поскольку пока ИГИЛ не умеют сами обслуживать процесс самого производства. В случае разрушения данных точек авиацией их будет практически нереально восстановить. Во всяком случае, объемы добычи сразу упадут.

Но от этого пострадают и те, кто нуждается в данной нефти – повстанцы, что останутся вообще без альтернативных источников топлива, сирийцы, которые останутся без топлива и электричества.

И если сирийцам помогут Иран и Россия, то повстанцы останутся без ничего.  Для Турции решение поставлять нефть поставцам слишком дорого выйдет – примерно по доллару/литр.

Путем регулировки поставок нефти повстанцам ИГИЛ может сейчас ограничивать в том числе и военную активность их, поскольку повстанцы воюют сразу по двум фронтам – против ИГИЛ и против Асада, но есть еще и повседневные нужды.

Нелогичным и неэффективным представляется бомбардировка нефти на этапе ее транспортировки, поскольку нельзя знать наверняка, что в этих машинах находится именно нефть – в них может оказаться  зерно, и стройматериалы, например.

Комментарии 0