Политика

Военное вторжение в Мали: спецоперация по реколонизации Африки

 

Начавшаяся 11 января военная операция в Мали – яркий пример очередной спецоперации по реколонизации Африки. Происходит методичный и уверенный захват западными державами всё новых территорий Африканского континента. Захват Судана был произведён путём раздела страны (с отделением от основного Судана большинства нефтеносных районов). Захват нефтеносных районов Нигерии осуществлён с помощью решения Международного суда. (1) Захват Ливии произведён путём прямого военного вторжения, азахват Кот-д’Ивуара – в результате малой военной операции, проведённой силами ООН. Методы различные - результат один. Реколонизация Африки набирает силу...

     

При этом захват Мали проводится с учётом ошибок всех предыдущих захватов. Сегодня все уверены, что Запад встал на защиту суверенитета и территориальной целостности Мали. Однако есть ряд факторов, указывающих на то, что это не совсем так. На самом деле террористические группировки на севере Мали возникли не в 2011-2012 годах. Они там создавались и активно действовали на протяжении ряда десятилетий. (2) Взорвало ситуацию ливийское оружие, захваченное после свержения М.Каддафи. Однако оружие «ушло» в Мали не само собой. Имеются свидетельства о том, что переброска оружия осуществлялась с помощью Франции.

Логика событий 2012 года на севере Мали показывает, что всё происходившее там было тщательно спланированным спектаклем для подготовки общественного мнения о «необходимости военного вмешательства». Так, было организовано расползание ливийского оружия с передачей его в руки лидеров туарегов для того, чтобы спровоцировать их на военные действия. Однако туареги быстро поняли, что их использовали и стали отмежёвываться от ранее провозглашённой независимости. Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА) заявило, что провозглашение независимости Азавада было всего лишь «попыткой привлечь внимание международного сообщества к судьбе населения севера», и выразило готовность к переговорам. (3) За это НДОА подверглось нападению уже со стороны Аль-Каиды в странах исламского Магриба (АКИМ) и Движения за единство и джихад в Западной Африке (ДЕДЗА), то есть реальных организаторов провокации. Кроме того, и организация Ансар Дине (АД) заявила, что готова немедленно начать переговоры. На встрече, состоявшейся в ноябре в Уагадугу, АД объявила об отказе от «насилия, экстремизма и терроризма и обязалась бороться с трансграничной организованной преступностью». (4) «Предательство» АД привело к боям уже с ней. В ноябре развернулись вооружённые бои между НДОА, с одной стороны, и ДЕДЗА и АКИМ - с другой. В конце ноября Ансар Дине вступила в бои на юго-западе Тимбукту с силами ДЕДЗА. Однако в конечном счёте эти бои в целом вписались в стратегию дестабилизации Мали. Всё происходит на фоне поступающих сообщений о том, что сторонники джихада и террористические элементы прибывают на север Мали, с тем чтобы присоединиться к вооруженным формированиям. (5) При этом террористическая зона на севере Мали действительно получает поддержку главных террористических группировок региона, включая ставшую широко известной нигерийскую «Боко Харам». По оценкам Генерального секретаря ООН, в результате захвата севера страны появилось около полумиллиона беженцев и более 200 тысяч перемещённых лиц. Гуманитарная катастрофа затронула все приграничные с Мали страны. Однако именно это и требовалось. Для усиления эффекта были уничтожены мусульманские святыни в Тумбукту и других древних исторических центрах Сахары. Эти действия не имели никакой другой цели, кроме цели шокировать международное сообщество и обеспечить широкое согласие с необходимостью военной операции. 

Именно в этом контексте следует рассматривать и государственный переворот в Мали в марте 2012 года, когда за несколько дней до президентских выборов был свергнут президент Амаду Тумани Туре (АТТ). Кажущаяся нелогичность этого переворота (был свергнут президент, который не был кандидатом на новый срок) легко объясняется тем, что и сам АТТ, и наиболее вероятные победители являлись противниками военного вмешательства Запада. 

После переворота идея иностранной военной помощи начала стремительно развиваться. Новые власти Мали направляют запрос о военной помощи в ООН и подают жалобу в Международный уголовный суд. Однако внутри Мали всё ещё продолжается борьба за концепцию военного вторжения. Сталкиваются предложения «помощи» Запада и межафриканской военной миссии. Вероятно, именно эти два разных подхода стали основной причиной неудавшегося контрпереворота (6) в конце апреля, а затем нового переворота в середине декабря, когда военными был смещён со своего поста премьер-министр Ш.Модибо Диарра. Не случайно СБ ООН решительно осудил «продолжающееся вмешательство персонала малийских сил обороны и безопасности в работу переходных органов власти Мали» и заявил о готовности рассмотреть вопрос о «принятии санкций против тех, кто нарушает конституционный порядок» Мали. Итак, СБ ООН грозит санкциями не лидерам «Аль-Каиды», а военным Мали!!!

Наконец, 20 декабря 2012 г. была принята резолюция Совета Безопасности ООН №2085 об одобрении военного вторжения в Мали. (7) Было санкционировано развертывание военной миссии АФИСМА, в состав которой должны войти малийские (5000 чел.) и международные (3300 чел.) войска. Концепция операции была разработана властями Мали совместно с партнёрами и утверждена Африканским Союзом и ЭКОВАС. Кто же является партнёрами Мали? Это США, Франция, Германия, Канада, Алжир, Мавритания и Нигер.

Начало января 2013 года вновь ознаменовалось «нелогичным» поведением «Аль-Каиды» севера Мали, когда она начала военное наступление на юг. 7 января был захвачен город Кона. Критичность этого наступления становится понятной, если посмотреть на карту Мали: это город, находящийся на условной границе между севером и югом Мали, то есть речь идёт о начале наступления на территорию, где проживает основная часть населения страны. Если бы такое наступление имело какой-то военный смысл для «Аль-Каиды», то ничто не мешало предпринять такое нападение до принятия резолюции 2085, например, сразу после целого ряда переворотов в Бамако или в любое другое удобное для АКИМ время. Однако нападение совершается практически сразу после принятия решения о начале международной военной операции. Иначе как действием, провоцирующим немедленное вторжение, это назвать нельзя. Вечером 10 января и.о. президента Мали Дионкунда Траоре объявил всеобщую мобилизацию и ввёл чрезвычайное положение. (8) 

11 января французские войска высадились на территории Мали. Информационные агентства указывают и на других участников военной операции (Сенегал, Нигер), однако всем ясно, кто играет первую скрипку. Впрочем, это было ясно уже в день принятия резолюции 2085, когда министр иностранных дел Мали, поблагодарив мимоходом «всех» членов Совбеза, особенно благодарил Францию. (9) Нельзя не заметить, что сообщение о решении «немедленно начать переброску войск» ЭКОВАС было обнародовано только после сообщения о начале операции французских войск. То есть французы начали военную интервенцию ещё до физического прибытия войск африканских стран. 

Блестящая информационная операция «международное вторжение в Мали» имеет лишь один изъян – отсутствие вразумительного объяснения действий «Аль-Каиды» в странах исламского Магриба (АКИМ). Сегодня говорят о попытках «Аль-Каиды» обосноваться на севере Мали как своей долговременной базе. Однако на самом деле«Аль-Каида» там прекрасно базировалась всё последнее десятилетие, ничем не привлекая к себе внимания. А то, что АКИМ предпринимает сегодня – это откровенно провокационные действия, подталкивающие к иностранному военному вторжению в Мали.

Итак, начало 2013 года ознаменовано новой спецоперацией по реколонизации Африки. Она происходит в борьбе между тремя главными действующими лицами - США, Францией и Китаем. Однако если Китай ведёт борьбу за Африку методами экономической экспансии, то две западные державы давно сделали ставку на военную силу. Следует признать, что ошибки информационной войны в Ливии и Кот-д’Ивуаре в январе 2013 года исправлены. Захваты этих стран, хотя и обосновывались «гуманитарными» соображениями, но с информационной точки зрения это было сделано топорно и неубедительно. Сегодня международное сообщество рукоплещет французскому вторжению по освобождению Мали. Объективно военная миссия в Мали необходима. Страна поставлена перед тяжким выбором: исламисты или французские войска? В любом случае Мали придётся заплатить за освобождение дорогую цену: расплачиваться надо будет суверенитетом, колоссальными природными ресурсами и зависимостью на долгие годы. По словам президента Франции Ф.Олланда, французские войска пробудут на территории Мали «столько, сколько потребуется». (10) Не зря говорил свергнутый президент Амаду Туре, что «Париж опаснее Тимбукту»!

Африка всегда была и остаётся полигоном для испытаний западных военно-политических сценариев самого разного рода. (11) Поэтому не только странам Африки, но и России следует внимательно следить за разработкой и (пока) успешным выполнением сценария военного вторжения в государство с парализованной властью с целью его «освобождения от исламистов». Это особенно важно, учитывая усилия Запада по дискредитации власти в России и поощрению на её территории действий исламистов.

(1) См. решение Международного суда ООН по делу Камерун против Нигерии от 10 октября 2002 года, // Официальный сайт Международного суда в Интернете: http://www.icj-cij.org/docket/files/94/7453.pdf.
(2) В этой связи весьма интересно обратить внимание на фильм «11 сентября», снятый известным буркинийским режиссёром Идриссой Уэдраого ещё в 2002 году и повествующий о том, как местные мальчики выслеживают бен Ладена, скрывающегося в Буркина-Фасо (государство, граничащее с северными районами Мали!). Однако в то время фильм был воспринят как комедийный. 
(3) См. выступление представителя НДОА по французскому телевидению: Le MNLA prêt à négocier pour lutter contre Al-Qaïda, https://www.youtube.com/watch?v=RLHbrXBJ2Hw.
(4) См.: «Доклад Генерального секретаря ООН о ситуации в Мали» от 29 ноября 2012 г., // Документ ООН: S/2012/894. С11. 
(5) См. стенограмму заседания СБ ООН 5 декабря 2012 года, // Документ ООН: S/PV.6879. c.2.
(6)Попытки переворота в ответ на переворот 22 марта 2012 года, когда был свергнут президент Амаду Тумани Туре.
(7) Спонсорами проекта резолюции выступили девять членов Совбеза: Германия, Колумбия, Марокко, Португалия, Британия, США, Того, Франция и ЮАР. В числе спонсоров назван также Люксембург, не являющийся членом СБ ООН.
(8)См. выступление и.о. президента Мали перед нацией 11 января 2013 года: Discours du Président et déclaration de l'Etat d'Urgence: https://www.youtube.com/watch?v=FTyH64p_7bQ. 
(9) См. стенограмму заседания СБ ООН от 20 декабря 2012 года. Фактически, министр иностранных дел Мали дал понять, что именно Франция обеспечила принятие резолюции! Так, он заявил: «Я хотел бы поблагодарить Францию, ее народ, президента и правительство, которые очень быстро поняли, что присутствие в северной части Мали хорошо вооруженных членов группировки АКИМ, движения ДЕДЗА и связанных с ними экстремистов и террористов представляет непосредственную угрозу для международного мира и безопасности. Франция приложила все усилия для обеспечения того, чтобы СБ ООН выполнил свои обязанности». (Документ ООН: S/PV.6898). По словам малийского министра, получается, что без Франции СБ ООН свои обязательства бы не выполнил! Это очень важное свидетельство того, кто продавил военное вторжение в Мали.
(10) http://www.fondsk.ru/news/2013/01/12/v-mali-objavlena-vseobschaja-mobilizacija.html
(11)Подробнее см.: Мезяев А.Б., Африка как полигон для испытаний «нового международного права», // Безопасность Африки: внутренние и внешние аспекты, Институт Африки РАН. – М., 2005. – С. 10-11. 
Автор: Александр Мезяев

Комментарии 2