Их нравы

Это называется следственные мероприятия

Это рассказ человека, которому всего 27 лет. Который прошел через незаконный арест и нечеловеческие пытки, после которых едва не стал инвалидом. Помимо переломов разной тяжести и разрыва легкого, он частично стал терять память. От пинков по голове. Это подтверждают медицинские заключения, свидетельства врачей. Сейчас Адам Хамхоев находится в одной из стран ЕС в надежде получить политическое убежище.
 

- Адам, с чего все началось? Как в вашу жизнь вошла полиция?

 

- На Кавказе полиция вошла в каждую жизнь. В Ингушетии это началось с 2000 года. Военные и полиция оказались выше закона, они могли начать стрельбу везде. По любому поводу, даже в толпе. Часто гибли простые люди, которые случайно проходили мимо.

Это считалось борьбой с терроризмом, поэтому все убитые причислялись к боевикам.

Хотели уехать из республики. Но куда. Да и как бросишь свой дом, работу. Отец – инженер, мама – домохозяйка. Нас в семье четыре брата и две сестрёнки.

- А когда эта борьба с терроризмом коснулась лично вас?

 

В 2009-м. На нашей улице произошел взрыв. Я, младший брат и еще один родственник выбежали на крики и увидели, что горит машина у соседского дома. Подъехали пьяные полицейские и привязались к родственнику. У него был вид «террориста» – он носил бороду.

Мы не дали им схватить родственника. Полицейские постреляли у нас над головами из автоматов и уехали, пообещав неприятности.

И вскоре к нам пришли с обыском и перевернули весь дом…

Ордера никакого не было. Зачем он им?

- Вам предъявили хоть какие-то обвинения?

- Никаких. Но, стали прослушивать мобильные телефоны. Установили слежку: рядом с нашим домом постоянно дежурили машины.

Мой младший брат занимался борьбой, футболом. Ему было семнадцать. Именно таких ребят «полиция» подозревала в терроризме. Заводили дело, задерживали и пытали.

- И об это многие знали в городе?

- Конечно. Ведь они даже и не пытались это скрывать. Они были хозяева. Герои, спасающие страну от терроризма.
Поэтому мы решили, что младшему брату, лучше на время уехать, пожить у родственников.

Я привез брата на автостоянку, откуда уходил автобус до Москвы. Он должен был уехать через пару часов. И пропал. Не позвонил, как мы договаривались. Через два дня после его исчезновения к нам пришли сотрудники силовых структур и сообщили, что мой младший брат с 14-ти лет состоит в террористической организации.

Отец возмутился и спросил: «Как вы это допустили?! Где же раньше были?».

- Вы пытались искать брата?

- Да. Но вестей не было. Мы очень надеялись, что он жив, просто боится подать весточку о себе.

В 2010-м году я женился. На третий день после свадьбы в наш двор, пробив ворота, ворвался БТР.

- Где он? Где вы его прячете?  – кричали военные, переворачивая все верх дном. Поднимали даже ковры. Но, мы и сами хотели бы узнать – где он. После обыска военные ушли, прихватив наши компьютеры.

На следующий день допросили всю семью. Впрочем, это был не допрос. Силовиков интересовало одно: «Какой ислам исповедуете: радикальный или не радикальный?».

Потом нас отпустили, но компьютеры не отдали.

Когда, через полгода, мы потребовали аппаратуру обратно, нам отдали корпуса без начинки.

- А как вы попали в тюрьму?

- Это случилось в декабре 2010 года. Я был в гостях у своих друзей  Магомеда и Ахмеда. В доме была и их мама. Мы пили чай. Вдруг во дворе послышались голоса: «Заходим по трое!», «Быстрее!».

Меня и двух друзей поставили к стенке, обыскали и отобрали все, что нашли.

Потом бросили в машину. На голову набросили мое пальто.
…Когда меня завели в комнату, я услышал:

- Мы тебя заждались…
И стали бить.

 

- То есть не спросили ни имя-фамилию, не предъявили ордер, а сразу бить?

 

- Да. На голову натянули целлофановый пакет, замотав его скотчем. Руки связали. Меня туда подвесили в горизонтальном положении. Ко мне подошел один человек и сказал:

- Будешь говорить?

А я задыхаюсь в целлофане. И не знаю – а что говорить? О чем? Человека, который задал вопрос, из-за акцента, для себя обозначил «Осетином».

- Что говорить?- спросил я.

- Все ясно – ответил «Осетин», словно ожидая именно такой реакции. А потом радостно добавил: – Несите сюда «вспоминалку»!

Меня слегка побили – видимо разминаясь, после чего одели, на меня браслеты и какие-то приспособления на пальцы. Включили ток.

В комнате, судя по голосам, были русские, ингуши и этот «осетин».

Они поливали меня водой и включали ток. Не задавали никаких вопросов, а просто методично пытали. Может, им нужна была не информация, а мои страдания?

Потом они взялись за дубинки, и стали меня колотить и приговаривать:

- Вспоминаешь? Вспоминаешь? Это ты, хотел взорвать рынок с детьми и стариками. Ты! Ты! Ты!

От боли, и всего этого кошмара я периодически терял сознание. Они поливали меня водой и продолжали бить.

- Я не террорист…  – только и мог сказать я, когда мне на спину в очередной раз опускалась то дубинка, то чей-то тяжелый ботинок.

- И долго продолжалось это?

- Не могу сказать. Но я слышал, как в соседней комнате пытали моего друга Магомеда. Его «уговаривали» оговорить меня или кого-то из моих братьев, но он только хрипел в ответ: «Адам ничего плохого не делал. У него нормальная семья»…

Потом палачи куда-то вышли. И тут в комнату вошел какой-то русский и сказал: «Пока я здесь тебя никто не будет бить». Сообщил, что я – ни в чем не виноват, просто у них «методы дознания» такие. Мол, пойми брат и не обижайся…

Потом он принес мне лапшу быстрого приготовления и сосиску.

И я их съел.

Еще он развязал мне руки, за что потом ему досталась от старших коллег: «Осетина» и «Ингуша». «Русский» оказался самым добрым. Он сводил меня в туалет. «Осетин» на просьбы сводить в туалет, отказывал. И грозил:

- Сходишь тут – убью!

- Сколько вы пробыли в этой тюрьме?

- Всего я пробыл в плену военных пять суток.

Через некоторое время добрый «Русский» ушел. А «Осетин» с « Ингушом» снова принялись за меня. К ним подключился «Новый русский». Они били меня трубой и кулаками. Требовали, чтобы я оговорил своих братьев или друзей. Показал на кого-то, сказал, что этот человек – «боевик». Я отвечал, что не знаю никаких боевиков.

И меня снова били.

«Новый русский» спросил:

- Ну, что ты вспомнил?

Потом пояснил:

- Ты должен вспомнить, что твой младший брат – «боевик»!

Но, ничего подобного я не помнил.

«Новый русский» сказал еще:

- Мы дадим тебе два часа. Потом придем. Не вспомнишь, что нужно, мы тебя закопаем заживо.

Я стал молиться. Я молился, о том, чтобы смерть пришла быстрее, чем меня закопают заживо. Я бредил, терял сознание и каждый раз радовался: «Это я умираю!», а потом открывал глаза и понимал, что не умер.

Откуда-то сверху, послышались их шаги.

«Когда они потащат меня – подумалось мне: – Я из последних сил брошусь на них. Тогда они меня сразу пристрелят. Это будет хорошо…»

Но, за долю секунды до моего прыжка, кто-то спросил:

- Ты знаешь, где Серноводск?

Спросил довольно будничным тоном.

Я кивнул. И…. не прыгнул.

- Больше не пытали?

- Нет. Кое-как надели на меня пальто.

- Голову не поднимай! – сказали мне, запихивая в машину: – Мы оставим тебя недалеко от поселка Серноводск!

Машина не остановилась в полях и меня вытолкнули из нее. Я упал, и некоторое время ждал выстрела в голову. Но, машина развернулась и уехала.

Я успел заметить, что это был ВАЗ2114 , окончание номера ..7

Поверить не мог: солнце, небо и я … живой!

- Как предприняли ваши родные, когда вы пропали? Куда обращались?

 

- Когда меня похитили военные – родные обзванивали всех известных правозащитников и журналистов. Искали меня.

Ахмеда и Магомеда отпустили на следующий день. А мне мои мучители врали, что убили их и закопали. Это было самым тяжелым испытанием.

В связи с громким резонансом дела нас принял у себя президент Ингушетии вместе с другими представительными лицами, в том числе из числа силовиков.

На этой встрече был такой момент: президент спросил, показав на меня:

- Кто это сделал с ним?

- Это были следственные мероприятия – ответил представитель силовых органов. – У нас были сведения, что он через телефон хотел взорвать бомбу!

И тут же добавил: «Кто именно его пытал, мы не знаем. Но, обязательно выясним. Пишите заявление»…

Автор: Полина Жеребцова
Комментарии 7
  • вот вам и история без окончания, а ведь это потому что такие ситуации повсеместны...
    (3004)
    4 июня'2012 в 21:36
    • что делать то?
      (3004)
      4 июня'2012 в 21:37
      • "Аллах скор в расчете". И точка.
        (-12)
        4 июня'2012 в 21:48
        • Эти люди знают, что так не победить противника, но можно получать зарплаты, премии,звания и т. д., а государственные интересы цементируют эту кровавую кашу.
          (1321)
          4 июня'2012 в 22:18
          • марьям, ас=саляму алйкум....делайте ду"а, сестра...это очень эффективно...Аллах слышит наши молитвы и отвечает....ни один пес не останется без наказания и не один муслим (муслимка) без вознаграждения...
            (1474)
            4 июня'2012 в 23:21
            • Idris, брат уа алейкумус салям брат!Неужели мы должны только делать дуа при этом ничего не предпринимая?
              (1899)
              5 июня'2012 в 00:00
              • Idris,уалейкум ассалям уа рахматуллах, дуа это естественно мы обязаны всегда делать, а чем еще можем помочь нашим братьям?
                (3004)
                5 июня'2012 в 16:16