Политика

Вокруг Каспийского моря: кто будет хозяином нефтегазовых ресурсов Евразии и нужны ли нам проблемы Закавказья?

Уже не первый год дебатируется вопрос о поставках природного газа с берегов Каспия через Грузию и Турцию в Южную Европу. В последние месяцы наиболее амбициозный проект газопровода Nabucco, кажется, был отвергнут по причине отсутствия сырьевой базы и экономической несостоятельности. Однако март 2012 год внес новые коррективы.

 

 

15 марта замминистра энергетики Турции Метин Кылчи заявил, что его страна может увеличить свою долю в азербайджано­турецком проекте Трансанатолийского газопровода ( TANAP ), который будет доставлять азербайджанский газ от восточной до западной границы Турции и далее в Европу. Строительство газопровода TANAP с первоначальной пропускной способностью в 16 млрд кубометров в год и возможностью расширения необходимо для экспорта большей части из 50 млрд кубических метров газа, которые Азербайджан намерен добывать к 2025 году. По словам Кылчи, межправительственное соглашение по TANAP между Азербайджаном и Турцией может быть подписано до конца апреля. При этом Турция будет продолжать поддерживать проект газопровода Nabucco, который призван транспортировать газ из Каспийского региона в страны Европы и в котором турецкий BOTAS представлен как один из шести акционеров. При этом уже действуют газопровод и нефтепровод, соединяющие Азербайджан и Турцию через Грузию.

 

В марте состоялся визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Украину. Он выступил сторонником плана Транскаспийского газопровода Туркменистан — Азербайджан — Турция — Европейский союз (ЕС), то есть поставки газа в Европу, минуя Россию. Туркменистан совместно с Азербайджаном и ЕС готовят документы и ищут инвесторов для этого газопровода, через который газ мог бы поставляться в Евросоюз в обход России. Именно об этом вел переговоры в Анкаре в феврале 2011 года президент Бердымухамедов с правительством Турции, обсуждая вопрос о «новых энергопроектах».

 

В марте 2012 года представители бизнес­кругов США выразили всемерную готовность оказать свое посильное содействие Туркмении в реализации стратегии по диверсификации экспорта энергоносителей на мировой рынок и принять самое активное участие в осуществлении проектов по прокладке новых транснациональных трубопроводов, в строительстве новых объектов нефтегазовой отрасли и оказании сервисных услуг. Об этом говорилось на переговорах в Вашингтоне членов туркменской делегации с руководителями ряда ведущих нефтегазовых американских компаний, в частности таких как Chevron, Exon Mobil, Conocophillips . Когда разговор заходит о бизнесе, то можно забыть о соблюдении прав человека в Туркменистане.

 

В июне 2011 года помощник госсекретаря США по вопросам энергетики в Евразии Ричард Морнингстар на пресс­конференции в Баку заявил, что «мы всегда поддерживали Транскаспийский газопровод, если он пройдет только через воды Туркменистана и Азербайджана, то мы не видим причин, почему он не может быть реализован. Что касается утверждений о противодействии России данному проекту, то США и Евросоюз оказывают политическую поддержку проекту». В марте 2012 года Ричард Морнингстар заявил: «Три года назад мы были ориентированы именно на Nabucco. Но в конце концов стало очевидным, что для полного заполнения трубопровода Nabucco не хватает газа, поэтому наша политика сейчас направлена на поддержку южного коридора», то есть газопровода TAP.

 

В марте этого года Nabucco Gas Pipe­line International предложил новую концепцию проекта Nabucco­West консорциуму «Шах­Дениз», в соответствии с которой трубопровод будет проложен от турецко­болгарской границы до австрийского Баумгартена. «Интерес BP (British Petroleum) заключается в том, что маршруты обоих проектов газопроводов — и Nabucco­West , и SEEP(газопровод Юго­Восточной Европы, предложенный ВР ) — практически совпадают», — заявил директор Центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхам Шабан.

 

Если свести ситуацию к сухому остатку, то именно Азербайджан объективно является центром по срыву планов интеграции евразийского пространства, инициаторами которой являются Россия, Беларусь и ряд центральноазиатских государств. Здесь идет прямая борьба против российского проекта газопровода «Южный поток». При этом ближайшими партнерами Баку оказываются Тбилиси, Анкара, страны ЕС, то есть все те, кто активно поддерживает «цветные революции» в арабском мире и не только там. Конечно, у Азербайджана есть свои государственные интересы. Неспособность за все годы независимости реально продвинуться в решении карабахской проблемы, усложняющиеся отношения Баку и Тегерана, усиливающаяся изоляция Ирана и возможность военной операции против него не добавляют Азербайджану спокойствия.

 

В этих условиях официальный Баку, кажется, следует инструкции, прописанной для него Збигневом Бжезинским еще в 1997 году. Он указывает, что наряду с Украиной «Азербайджан с его огромными энергетическими ресурсами также в геополитическом плане имеет ключевое значение. Это пробка в сосуде, содержащем богатства бассейна Каспийского моря и Средней Азии… Независимый Азербайджан, соединенный с рынками Запада нефтепроводами, которые не проходят через контролируемые Россией территории, также становится крупной магистралью для доступа передовых энергопотребляющих экономик к энергетически богатым республикам Средней Азии» (Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 62).

 

Было бы наивно думать, что наследственный режим в Баку, возглавляемый выпускником МГИМО, не имеет представления о теории З. Бжезинского по установлению англо­саксонского контроля над ключевыми регионами мира. Поэтому 14 марта в Брюсселе заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский указал на ситуацию с Транскаспийским газопроводом: «Поскольку до настоящего времени правовой статус Каспия не определен и не урегулирован в соответствующем соглашении тех государств, которые расположены в этом регионе, мы считаем, что попытки двух стран из этого региона при поддержке Евросоюза решить данную проблему входят в противоречие с нормами международного права».

 

Таким образом, власти Азербайджана и Туркменистана продолжают вести свою шахматную игру вопреки интересам России, но здесь речь идет о суверенных государствах. Возникает другой вопрос: почему некоторые круги в России с неотступным упорством лоббируют участие шиитского лидера Азербайджана в религиозной жизни России и стран СНГ? При том, что шиитские проиранские группировки являются головной болью для Азербайджана. 28 марта 2012 года министр национальной безопасности республики генерал­лейтенант Эльдар Махмудов заявил журналистам, что только в 2011 году сотрудники его ведомства разоблачили двух военнослужащих — разведчиков и шпионов в Национальной армии Азербайджана, а также две группы шпионов в составе 24 человек. «Арестованные лица осуществляли разведку и вели подготовку к террористическим актам, приобрели большое количество оружия и боеприпасов, работали на спецслужбы Ирана», — сказал Эльдар Махмудов. Как указывает корреспондент «Независимой газеты» в Баку, иранские спецслужбы вербуют граждан Азербайджана и переправляют их в Иран под предлогом получения духовного образования или же посещения религиозных святынь. На деле же эти люди проходят спецподготовку в тренировочных лагерях диверсантов вблизи Тегерана и Кереджа и отправляются обратно в Баку для подрывной деятельности, совершения терактов, в частности, против израильской организации «Сохнут», компании BP, ресторана American Fast Food и иностранных дипломатических миссий. Даже в этих условиях официальный Баку выступает за развитие добрососедских отношений с Ираном и заявляет, что территория Азербайджана ни при каких обстоятельствах не будет использована в ходе возможной военной операции против Ирана. Это вызвано наличием в Иране миллионов этнических азербайджанцев и возможной гуманитарной катастрофой, если в Азербайджан хлынут сотни тысяч беженцев.

 

В условиях вышеуказанной недружественной политики Баку в отношении России возникает резонный вопрос: зачем нам импортировать шиитов и их проблемы в Россию и к нашим партнерам по евразийскому пространству СНГ? Тем более что нам хватает проблем в российской части Кавказа.

Автор: Айдар Хабутдинов, доктор исторических наук
Комментарии 0