Политика

Горящие суры Корана. Уникальный случай в истории российского судопроизводства

Несмотря на судебные преследования, читателей трудов турецкого богослова С. Нурси в Дагестане становится все больше
 
На протяжении последних лет в России не утихают процессы(как общественно-политического, так и юридического характера), связанные с некоей религиозной организацией «Нурджулар». Одной из причин является распространение в России наследия турецкого богослова Бадиуззамана Саида Нурси, собранного в 14-томном толковании Корана и изречений Пророка Мухаммада (мир Ему) под названием «Рисале-и Нур». Другой же причиной стало настороженное отношение властей к развивающимся общинам различных конфессий, получившим возможность свободно проповедовать свои убеждения.
 
С одной стороны, народу предоставлено право верить, с другой стороны, как и во что народ будет верить, решает государство, несмотря на то,что религия в стране отделена от государства. Светская власть не терпит вмешательства в свои дела со стороны религиозных слоев, но сама запросто вмешивается в религиозные сферы, пытаясь держать их под своим влиянием. И зачастую все это не ограничивается исключительно лишь одним контролем.
  
О взаимоотношениях Закона РФ и читателей трудов Нурси можно рассказывать долго и подробно, но мы остановимся на том, что происходит с его последователями в Дагестане.
  
Началось с того, что в конце 2009 года в некоторых городах Дагестана правоохранительными органами было проведено несколько спецопераций по различным адресам, задержано более 30-ти человек и изъято около 2000 экземпляров религиозной литературы на различных языках. После допроса задержанные были освобождены. В итоге трем гражданам Дагестана – Б. Имаилову, З. Дапаеву и Р.Болатову – предъявлено обвинение по статье 282 ч. 2 УК «Организация деятельности экстремистской организации».
  
Впоследствии с Болатова обвинение было снято, дело Исмаилова выделено в отдельное производство в связи с состоянием здоровья, а уголовное дело в отношении Дапаева направлено в Мировой суд Махачкалы. Процесс по делу Дапаева начался 24 января 2011 года и продолжался до мая. В ходе слушаний было вызвано около 30-ти свидетелей, чьи показания в суде сверялись с показаниями на предварительном следствии. Заметив, что показания практически всех свидетелей идентичны, словно выстроены по одному шаблону, адвокат защиты подал ходатайство о проведении психолингвистической экспертизы на соответствие используемых выражений и формулировок личности допрашиваемого и его обычному методу изложения.
 
 По мнению адвоката, специфика вопросов и ответы демонстрируют, как последовательно и методично готовилась почва под обвинение Дапаева, так как основная направленность допросов свидетелей заключалась в подчеркивании лидерских качеств обвиняемого с целью доказать его участие в создании дагестанской ячейки международной религиозно-экстремистской организации «Нурджулар», запрещенной Верховным судом России. На протяжении почти 20-ти слушаний адвокат Дапаева не мог добиться от стороны обвинения разъяснений сути предъявляемого обвинения его подзащитному.
  
Не получив обстоятельного ответа со стороны гособвинения,адвокат естественным образом, раз уж 282-я статья касается экстремизма, задавал всем свидетелям конкретные вопросы по теме «Слышали ли вы от Дапаева призывы к вражде или ненависти по признаку пола, расы, вероисповедания?», «Слышали ли вы от Дапаева высказывания или призывы, унижающие человека по национальной,расовой или конфессиональной принадлежности?» и так далее.
  
Изложив свое понимание обвинения, адвокат получил утвердительный ответ от следователя на вопрос, правильно ли он понимает суть предъявляемого обвинения: должен ли Дапаев, согласно обвинительному заключению,якобы являющийся организатором и лидером дагестанской ячейки экстремистской организации «Нурджулар», непосредственно претворять в жизнь программу и цели данной организации, имеющие экстремистскую направленность? Однако следователь сказал,что Верховным судом уже было доказано что «Нурджулар» является экстремистской организацией.
  
Дагестанские последователи трудов Бадиузамана недоумевают,почему подвергаются гонениям: «Ведь мы являемся постоянными участниками международных семинаров, конференций, форумов, – говорит один из представителей религиозной группы. – Мы также представлены на всех съездах мусульманских ученых и других, общепризнанных во всем цивилизованном мире научных исламских мероприятий».
  
Экспертным советом по психологии Даггосуниверситета была проведена экспертиза литературы Саида Нурси, изъятой у Дапаева на наличие признаков экстремизма, в заключении которого имелись пункты: экстремистских призывов – Нет; – Дискриминации и разжигания розни по расовому, половому и религиозному признаку – Нет.
  
Однако несмотря на это, судья приговаривает Дапаева по статье 282 ч. 2 к двум годам лишения свободы условно. Вторая часть приговора касалась книг, изъятых во время обысков, в которой по требованию прокурора судья выносит решение уничтожить 1820 книг религиозной литературы, являющейся толкованием Корана, с изречениями из него. Среди которых и два экземпляра Корана, сборники сур из Корана «Джуз», применяющиеся в ритуальных обрядах и рекомендованные для ежедневного чтения, а также другая литература, содержащая основные выдержки из мусульманского священного писания.
  
Данное решение вызвало недовольство даже у немусульман. После апелляции стороной защиты дело было направлено в Ленинский суд Махачкалы,где уже другой судья в отношении Дапаева вынес аналогичное решение, а книги направил в Духовное управление мусульман Дагестана для исследования на соответствие канонам ислама. Однако по закону религиозные организации не имеют полномочий принимать решения по делам светских судов. Поэтому после очередной апелляции Верховный суд Дагестана оставляет решение по делу Дапаева в силе, а в отношении 1820 книг дело возвращается в Ленинский суд Махачкалы для принятия решения в соответствии с законодательством России. В настоящее время судебный процесс по книгам продолжается.
Автор: Руслан Гереев, "Настоящее время"
Комментарии 0