Их нравы

Моя милиция меня, тебя, – всех!

В Дагестане сотрудники правоохранительных органов избили мальчика, подозреваемого в краже. В избиении участвовали пятеро работников ОВД Магарамкентского района. Это уже не первый случай избиения подростка дагестанскими полицейскими. Попытка качественно изменить работу дагестанских правоохранительных органов путем смены вывески и переаттестации, все-таки, прошла более «успешно» – полиция не увеличилась. Но лучше ментов не стала. В следующий раз логичнее провести переаттестацию под контролем общества, которому она обязана служить, а не власти, которой она угодливо прислуживает.

Полиция решает для власти ее деликатные вопросы (как и судьи), а за это власть разрешает правоохранителям неделикатно решать свои материальные проблемы. Это сложно назвать произволом, поскольку подобная «форма работы» обрела уже «форму порядка». Поэтому в полицию, как правило, идут служить те, кто, потеряв совесть, надеется обрести власть и материальное благополучие. Те, кто жаждет возвыситься унижением людей.

Кулак как метод дедукции

Пятеро работников ОВД Магарамкентского района били 14-летнего Шарвили Рамазанова. Меньшим числом кулаков это было сделать просто неприлично. Иначе, какими же они были ментами в глазах своих товарищей?

Хотя своя логика тут была. Шарвили, несмотря на свои четырнадцать, крепкий парень – занимается дзюдо. «Когда они меня избивали, я им говорил: давай один на один, – рассказывает он». Ишь чего захотел. Менты демонстрировали свое боевое искусство иначе: двое крепко держали, трое били. Теперь за что били.

3 января в доме начальника уголовного розыска была совершена кража – из сейфа пропали золотые украшения и крупная сумма. Жена начальника –  приходится тетей Шарвили. Логика понятна? Все-таки умеют они думать,  когда очень хотят.

Цуквер Рамазанова, мать Шарвили, сообщила, в ночь на 4 января к ним домой пришли сотрудники РОВД и попросили разбудить сына. Силовики заявили, что Шарвили подозревается в краже золота и денег из дома одного из сотрудников полиции (имя его они почему-то не уточнили), и он должен проследовать в отделение для дачи показаний. А потом его привезут обратно.

Ток – шоу

В РОВД ему сказали, что он виновен в краже и лучше сразу признаться. «Никаких денег я не крал и у тети давно не был, – говорит Шаривли. – Но меня никто не слушал. В кабинете их вначале было трое. Полный, которого звали Эмиром, ударил меня кулаком по лицу, затем они втроем начали меня бить руками, ногами, стульями».

Потом к «допросу» подключили ток. «В кабинете, один на другом, стояли два тяжелых сейфа. От удара током я отлетел на них, и верхний сейф упал», – вспоминает Шарвили.

Экзекуцию над подростком полицейские прервали, чтобы перекусить – война войной, а обед по расписанию. К трем полицейским пришел их коллега. С водкой. «Передохнув», продолжили допрос.

Своих обидчиков Шарвили помнит в лицо и только по именам – это Ямутдин, Фарид, Марат, Эмир.

Полицейский по имени Ямутдин, по словам Шарвили, предложили 150 раз ударить подростка по голове. На 50-ом ударе подросток потерял сознание, но его быстро привели в чувства. «Постучав» ногами по животу.

Полицейские били Шарвили с 4 часов ночи до 6 утра, а затем ушли спать, передав его свои коллегам.

В ОВД его не трогали до обеда.

Но потом опять начали бить.

К счастью, тут приехали в РОВД родители парня и потребовали встречи с сыном. Полицейские вынуждены были отпустить Шарвили. Не по закону – просто мать стала названивать родственникам, работающим в органах.
Некрасиво, да?

Легкий вред и бред сивой кобылы

Мать подростка обратилась к судмедэксперту, который после осмотра подростка установил, что был причинен «лёгкий вред здоровью». Причем, настолько легкий, что врач с трудом его обнаружил. Так вот незаметно меняется клятва Гиппократа на устав внутренней службы…

Поскольку были праздничные дни, то больница не работала и только 6 января, когда дежурный хирург случайно оказался на работе, Цуквер с сыном попали к нему на прием.

Хирург срочно отправил Шарвили на УЗИ почек и томографию головного мозга. Но эти обследования Шарвили прошел 9 и 10 января (опять же из-за праздников).

Врачи улетели…

В районной больнице Шарвили несколько раз отказались госпитализировать. Диагноз про «легкий вред здоровью» дошел, естественно, и сюда. И какой врач возьмется лечить РОВД?

14 января Цуквер поехала с сыном в Дербент. Но и здесь его не смогли уложить – не было направления с районной больницы.

Шарвили смог начать нормальное лечение только 17 января. Он находится в частной клинике. Цуквер жалуется на состояние здоровья сына,  которого  мучают сильные головные боли и боли в области почек.
Она уже написала заявления во всевозможные инстанции – начиная от правозащитных организаций и заканчивая администрацией президента России.

В Магарамкентском РОВД, куда мы обратились за комментариями, ответили, что руководитель выехал куда-то, и только он имеет право что-либо говорить по данному поводу.

Источник в МВД по Дагестану сообщил, что дело по поводу кражи в доме начальника угрозыска не возбуждено. Наверно, потому, что том  самом  сейфе, нашли…. отпечатки дочери полицейского чиновника.

А били до дактилоскопии…

Уроки правосудия

Доказательств садизма ментов – много. Но шансов на то, что расследование проведут, а виновников накажут – мало. В июле 2010 года в Шамильском районе Дагестана произошел аналогичный случай. Трое полицейских зверски избили 14-летнего Махмуда Ахмедова, требуя признаться в краже дрели. Махмуд лечился в нескольких клиниках, его отвозили на лечение в Москву.

Трое полицейских зверски избили 14-летнего Махмуда Ахмедова, требуя признаться в краже дрели. Махмуд лечился в нескольких клиниках, его отвозили на лечение в Москву. Вроде успешно лечили. Но сильные головные боли и приступы продолжаются до сих пор

Вроде успешно  лечили. Но сильные головные боли и приступы продолжаются до сих пор. А правое ухо вообще ничего не слышит.

Районный суд, куда попало дело садистов в погонах, вынес всем троим условные сроки от 2-х до 4-х лет.
Вышестоящая инстанция отменила это решение.

Суд Шамильского района вернул дело на дораследование, которое еще продолжается. И будет, скорее всего, продолжаться до тех пор, пока дело не замнут.

Мать Махмуда Айшат, говорит, что ходоков с просьбами забрать заявление к ней становиться все больше. Угрозы, подкупы – Айшат сейчас проходит через эту школу российского порядка.

А Цуквер только-только  подала  заявление. Но звонок на первый жестокий урок уже прозвенел.

Автор: Закир Магомедов
Комментарии 4
  • Простите меня, конечно, (темнота я в кавказских реалиях), а что это за имена Цуквер, Шарвили ? Это исламские имена? Или как?
    (-38)
    18 января'2012 в 20:26
    • Такая - не моя, не твоя и не всех. Это их -гребаных властей и их прихлебателей полицаи.
      (-38)
      18 января'2012 в 20:28
      • 22 января в 46 опорном пункте полиции, расположенном в доме 12, корпус 1, по улице Шотмана,г.Санкт-петербурга,был до смерти забит черенком от швабры 15 летний Никита Леонидов,у нас в россии такое часто бывает,и ваш Шарвили ничем не лудше нашего Никиты,не надо делать из этого цирк,"ваших" мусульман убивают не больше чем "наших" русских.Это вина полиции,а не "русских пьяных иванов",как вы хотите чтобы все думали
        (-31)
        24 января'2012 в 01:58
        • to, а ты думал фашизм против мусульман обойдет вас, русских? Если люди вкусили кровь и плоть, они уже не могут остановиться: под это колесо попадают и русские и другие. Все полицаи, большинство из командующего состава прошло через т.н. зачистки, террор мусульман на Северном Кавказе и до сих пор проходит эту "практику. Зверя что может остановить? Просто преступления полицаев против русских будет наказываться, но в остальном все останется по-прежнему, и облик зверя будет загоняться внутрь. Но обличье все равно будет выливаться в том или ином виде.
          (-38)
          24 января'2012 в 03:01