Среда обитания

Процесс на уничтожение

Подсудимые по делу нападения на Нальчик в 2005 году объявили голодовку против условий содержания в СИЗО.

Уже шесть лет продолжается процесс по делу о нападении на столицу Кабардино-Балкарии Нальчик осенью 2005 года. За это время двое подсудимых (ни один из них до сих пор не является осужденным) уже умерли, многие тяжело больны. Все они, по сообщениям родственников и адвокатов, постоянно подвергаются пыткам и издевательствам. Сегодня жизни участников «процесса 58-ми» по-прежнему под угрозой. Причем счет идет буквально на часы: подсудимый Эдуард Миронов, протестуя против незаконных действий сотрудников СИЗО, объявил голодовку, и отказывается от пищи уже две недели.

 Нападение на Нальчик было совершено 13 октября 2005 года. Небольшие группы боевиков, передвигаясь по городу, атаковали здания силовых ведомств – МВД, ФСБ, а также воинскую часть и военный комиссариат. Нападению подверглись также аэропорт и магазин охотничьего оружия. По официальным данным властей, в нападении участвовали до двух сотен боевиков, руководил которыми Анзор Астемиров. К утру 14 октября силовики объявили о подавлении последних сил боевиков. В результате были уничтожены 90 человек, а почти шесть десятков в результате оказались на скамье подсудимых. Данные о погибших гражданских лицах и потерях среди силовиков разнятся.

 

 Мятеж или терроризм

  Это был мятеж, восстание молодых мусульман, подвергавшихся притеснениям со стороны сотрудников силовых органов, уверен журналист Орхан Джемаль, который  подробно изучал обстоятельства «процесса 58-ми».

 «К Нальчикскому мятежу на оперативном учете как сторонники экстремистского течения «ваххабизм» стояло 380 человек и по ним должны были проходить оперативно-профилактические мероприятия, – рассказывает Джемаль. – Как это выглядело? Например, как задержание прихожан мечети, доставка их в УБОП, где мусульманам на голове выбривали кресты. Это выглядело как единовременный арест 100 человек сразу, избиение их и дальнейшее оформление на 10 суток, чтоб побои сошли». Журналист подчеркивает: у всех задержанных в протоколах было указано, что они либо «оправлялись в неположенных местах», либо «ругались матом».

 

фото:Amnesty Internatinal

Тухужев Ислам в 2005 году после пыток при ведении следствия. Ему обрили бороду сейчас и так избили, что у него отнялись ноги

Журналист Надежда Кеворкова, ссылаясь на данные исследований правозащитных организаций Human rights watch и Amnesty International утверждает: большая часть из подсудимых не имеют отношения к мятежу. «За исключением четырех реальных участников, все остальные – это родственники, соседи, одноклассники, какие-то случайные люди, которые глазели на этот мятеж», – уверена Кеворкова.

 

«Большая часть из них, скорее всего, вообще не имеет отношения к этому нападению. Их просто брали в охапку, арестовывали, а затем пытали, выбивали показания – этому есть доказательства», – соглашается руководитель рабочей группы Общественной палаты РФ по Кавказу Максим Шевченко. – Из 56  человек, которые сейчас сидят в клетке, как звери, только четверо были взяты с оружием в руках».

 
 «Наказание» до приговора

  Между тем, к людям, вина которых все еще не доказана в суде, продолжают применять насильственные действия. Как стало известно «Кавказской политике», 20 декабря в Верховном суде Кабардино-Балкарии было зачитано заявление, в котором подсудимые сообщают об изъятии ковриков для намаза, обривании бороды, жалуются на невозможность передачи им нормальных продуктов питания, а также на оскорбление их религиозных чувств и достоинства.

 Большую часть времени подсудимые находятся в карцерах. Адвокаты подсудимых на условиях анонимности сообщили «Кавказской политике», что содержащиеся под стражей находятся под постоянным прессингом и давлением, подвергаются пыткам.

 «Подсудимые говорят: за все шесть лет процесса не было настолько тяжело, как за последний год, – рассказал нашему изданию один из адвокатов. – Условия содержания стали невыносимыми с приходом нового руководителя СИЗО В.А.Попова». За последние полгода, по информации адвокатов, в этом СИЗО зафиксировано четыре попытки самоубийства, из которых одна доведена до конца.

 

B этой мечети молится было запрещено.

Последняя капля

  9 декабря 2011 года двоих подсудимых – Эдуарда Миронова и Ислама Тухужева – под предлогом проведения некой комиссии вывели из камер, заковали руки наручниками. Оперативный сотрудник СИЗО предложил обоим сбрить бороду и волосы на голове. Они ответили отказом. После этого были вызваны порядка десяти сотрудников СИЗО, которые скрутили Миронова и насильно обрили ему голову и бороду. После чего закинули на пять суток в карцер.

 Тухужева также насильно обрили, при этом он был избит так, что в течение двух дней не мог ходить, его парализовало. Его также закинули в карцер, в настоящее время он с трудом передвигается и испытывает сильные боли в области позвоночника.

 «После этого – 12 декабря – Эдуард Миронов объявил бессрочную голодовку, пообещав продолжать свою акцию до тех пор, пока не прекратятся пытки и издевательства над содержащимися в СИЗО, – говорит адвокат, знакомый с обстоятельствами произошедшего. – Он голодает уже почти две недели».

 Кстати, Эдуард Миронов – один из тех, кто обвинял бывшего министра МВД КБР Шогенова в подстрекательстве к мятежу. «Что ж ты, не мужчина что ли! В лес не хочешь уйти, шахидом стать не хочешь? Что ж ты за оружие не берешься?» – с такими словами, как заявлял Миронов, бывший министр обращался к нему и другим молодым мусульманам, когда их задерживали еще до октябрьских событий. «Но почему-то Шогенов упорно не вызывается  в суд для дачи показаний, хотя он является ключевым фигурантом Нальчикского дела», – отмечает Шевченко.

 

Pаньше здесь молились. Только в КБР мечети на замке

 Осудить или уничтожить?

  То, что на скамье подсудимых так много людей, сводит на нет вероятность объективного расследования, уверена Надежда Кеворкова. «Такой массовый, групповой процесс не дает шанса человеку, – считает Кеворкова. – Они все рассматриваются, как участники».

 А Максим Шевченко считает, что открытое следствие по этому делу поможет предотвратить дальнейшую радикализацию молодежи в республике. «Прекращение террора – это, в частности, прекращение постыдного – такого, какого не было даже в сталинские времена – нальчикского процесса, – говорит Шевченко. – Необходимо нормальное, открытое рассмотрение всех этих дел».

 Также, по мнению журналиста, «необходимо активное участие молодежи России, если не в поддержке, то хотя бы в проявлении внимания к судьбам своих братьев, которые сидят сейчас в клетках в центре Нальчика в СИЗО».

 Люди уже шестой год ожидают вынесения приговора по своему недоказанному или выбитому под пытками делу», – констатирует Шевченко. К сожалению, есть основания полагать, что до приговора издевательства и пытки не прекратятся. Если только к тому, что творится в Нальчикском СИЗО, не будет приковано пристальное внимание общественности.

Автор: Родион Мирный
Комментарии 0