Общество

О «хороших арабах», «домашних ниггерах» и многом другом

Малькольм Икс, он же Аль-Хадж Малик аш-Шабазз, в 1963, в США произнёс речь, перевод отрывка из которой, я приведу ниже:

«Итак, есть два типа негров. Старый тип и новый тип. Большинство из вас знает старый тип. Когда вы читали о нем в истории во время рабства, его звали «дядя Том». Он был домашним негром. Было два типа: был домашний негр и негр в поле. Домашний негр обычно жил рядом с его хозяином. Он одевался как его хозяин. Он донашивал одежду за своим хозяином. Он ел пищу, которую его хозяин оставил на столе. И он даже жил в доме своего хозяина - возможно, в подвале или на чердаке - но всё же в доме хозяина. Поэтому всякий раз, когда домашний негр пытался найти свою идентичность, он всегда идентифицировал себя со своим хозяином и его домом. Когда его хозяин говорил: "У нас хорошая еда", домашний негр сразу вторил: "Да, у нас много хорошей еды!". Именно "у нас". Когда хозяин говорил: "А у нас здесь хороший дом", домашний негр поддакивал: "Да, у нас здесь очень хороший дом!". Когда хозяин болел, домашний негр так сильно отождествлял себя со своим хозяином, что говорил: "В чем дело, босс, мы больны?" Боль его хозяина была его болью. И ему было больнее, когда его хозяин болел, чем когда он болел сам. Когда дом начинал сгорать, негры такого типа переживали за дом сильнее своих хозяев и бежали его тушить впереди всех.

Если бы кто-то пришел к домашнему негру и сказал: "Пойдем, давай сбежим и освободимся", естественно, дядя Том на это сказал бы: "Бежать куда? Что я могу сделать без босса? Он мне разрешает донашивать его одежду и подкидывает мне кушать свои объедки!" - это типичный ответ домашнего негра.

Итак, теперь у вас есть домашние негры двадцатого века. Дядя Том двадцатого века. Сегодня он такой же дядя Том, как дядя Том 100 и 200 лет назад. Только он современный дядя Том. Этот дядя Том носит цилиндр. Он одевается так же, как белые. Он говорит, подражая в манерах и лексике белым. Он даже делает это лучше, чем белые. Он говорит с их акцентом, с их дикцией. Он в своем поведении стремится быть белее, чем сами белые. И когда вы говорите " Их армия", он говорит: "наша армия". Нет никого из белых, кто был бы готов его защитить и пожертвовать ради него чем-то, но каждый раз, когда вы говорите "они", он говорит "мы". Он всё время говорит: "Наш президент", "наше правительство", "наш сенат", "наши конгрессмены", "наше это и наше то". И он даже не получил место в этом "нашем", его там нет даже в конце очереди. Он для них лишь "домашний нигер" и его попытка быть белым - только забавляет белых, а он этого и не замечает.»  (https://youtu.be/7kf7fujM4ag - полная версия этой речи)

Я не перестаю регулярно вспоминать слова Малькольма Икса, когда смотрю на нашу умму в разных частях мира. И вспоминаю я их, потому что нахожу в ней всё больше «домашних мусликов», если угодно. Но начнем мы свой разговор с Израиля и о том, как это государство использует образ такого «хорошего араба».

Ни для кого не секрет, что с момента своего создания израильский истеблишмент угнетает палестинцев, а также преследует всех, кто пытается сопротивляться этому сионистскому образованию. Палестинцы сталкиваются с беспрецедентной слежкой и контролем, а по всей стране возведены контрольно-пропускные пункты и используются различные предлоги для оправдания израильских репрессий. С самого начала провозгласив Израиль «национальным домом для еврейского народа», сионистское движение игнорировало десятки тысяч палестинцев, оставшихся в границах страны после Накбы, когда 750 000 палестинцев были насильственно переселены. Целью было создание мононационального образования, путём «зачистки» и угнетения других групп.

Эта политика сопровождалась попытками Израиля улучшить международный имидж страны. Отчасти это было сделано путем создания и развития феномена «хорошего араба» (тот самый «домашний ниггер» по Малькольму Иксу), который был принят в израильские институты, такие как Кнессет, и говорил об истеблишменте в предпочтительных для Израиля терминах. Эти «хорошие арабы» распространяли среди масс представление о том, что необходимо ассимилироваться и подчиняться израильским приказам; что израильский истеблишмент - это не военная система, которая узурпировала страну и насильно переселила ее народ, а демократия, принимающая всех – «единственная демократия в регионе». Однако, эти «хорошие арабы» так и остались в меньшинстве из-за крепкого самосознания среди палестинских граждан Израиля, которые предпочитали сохранять статус-кво, а не играть по правилам израильского истеблишмента. Это сознание укреплялось определенными событиями в истории, которые высечены в сердцах всех палестинцев: от Дня Земли в 1976 году до Первой и Второй интифад.

Но пока Израиль продолжает политику преследования и угнетения, конфискации земель, лишения палестинцев работы, сноса домов и относится к ним, как к людям второго сорта, которых держат в загонах; параллельно находятся «хорошие арабы», которые постоянно просят остальных «не бухтеть» и подчиниться израильским порядкам. Эти люди рассчитывают на щедрость израильского истеблишмента и играют по его правилам, принимают условия, которые он ставит, в надежде получить несколько скудных крох со стола своего «белого хозяина».

Этот феномен «хорошего араба» важно понимать, чтобы в следующий раз когда про-израильские ресурсы вам снова будут показывать человека, который осуждает действия палестинских активистов и рассказывает, как ему хорошо с кошерной колбасой в зубах и в импортных джинсах, вы сразу могли бы понять, кто перед вами и чего стоят его слова. По классике жанра свою речь подобные люди заканчивают фразами про мир во всем мире. Ну, чтобы ни у кого точно не осталось сомнений, что он «хороший».

Внутри территорий 1948 года палестинское национальное движение политически разделено и страдает от глубоких идеологических расколов. Одни участвуют в выборах в Кнессет, другие бойкотируют их. Некоторые активисты обвиняют в предательстве тех, кто участвует в них. Но здесь я, конечно же, не готов проводить такую смелую линию раздела. Я призываю смотреть на риторику и действия людей и помнить ту самую речь Малькольма Икса – это и будет самым верным способом различения.

Для израильского истеблишмента очень важно сохранить феномен «хорошего араба» как средство подавления требований палестинцев о правах и полном равенстве с одной стороны, и важный товар для внешней витрины с другой. Единственный же способ противостоять израильскому истеблишменту и его попыткам исказить палестинскую идентичность - это единство. Палестинцы должны загнать систему в угол и заставить ее относиться к ним, как к коренным жителям, имеющим все права без ограничений и предварительных условий. А мы – мусульмане извне – должны сохранять бдительность и очищать свои ряды от тех, кто потворствует и схож с этими «хорошими арабами».

Тут я позволю себе применить термин «домашние муслики». Это, например, те русскоязычные мусульмане, кто во время недавних событий в Израиле, мог только писать про то, что палестинцы сами виноваты и надо сидеть тише. Это, например, люди, которые, когда закрывают нашего брата по вере – Асламбека Эжаева в священный месяц Рамадан, не находят ничего более умного, чем писать про неточность его переводов, давать советы мусульманам «не бухтеть» и «не строить из себя воинов-гураба». Это, например, мусульмане, которые идут работать на государство в силовые органы и даже не стесняются заходить в мечеть на намаз в своей грязной (хоть и постиранной) форме. Это, например, мусульмане, которые вместо того, чтобы помогать тем братьям, которые оказались за пределами своей родной страны из-за притеснения, начинают свои грязные нападки них.

Помните, братья и сестры, что эти люди – «домашние муслики», которые просят нас не говорить и не делать ничего такого, что может как-то расстроить их «белого хозяина», которому они безропотно служат, надеясь, что скоро им разрешат есть не только крохи с их стола, но может даже дадут и половичок, чтобы спать в его доме. Помните это, будьте бдительны и относитесь к ним так, как они этого заслуживают.

Комментарии 2
  • /Сегодня он такой же дядя Том, как дядя Том 100 и 200 лет назад. Только он современный дядя Том. Этот дядя Том носит цилиндр. Он одевается так же, как белые. Он говорит, подражая в манерах и лексике белым/
    Сейчас по отношению к таким людям существует английское жаргонное слово "эскимо", снаружи чёрный внутри белый, но эталон белого цвета недостижим как известно. В свою очередь такие домашнии негры или мусульмане несут важную фукнкцию, - они обеспечивают заполнение, например, мусульманами того пространства, которое условно настоящим мусульманам заполнить будет тяжело. Они же могут являться одной из основ единства без единства, которое в наше время, на наших глазах уже вовсю разростается в мире.
    (1321)
    • Малькольм Х крут конечно, но не уверен, что его схему можно применить везде. Конкретно в израильском случае, например, я как-то даже не встречаю риторику про "хороших арабов". Для упоротых сионистов все арабы плохи, а хуже всего те, которые интегрированы в израильское государство.
      (0)