Общество

Правозащитник Шаропов в тюрьме. Дело Каримова живёт и побеждает?

До недавних пор имя узбекского правозащитника Акмала Шаропова практически не было известно за пределами его родины. Сегодня имя молодого юриста в центре внимания коллег как в Узбекистане, так и за его пределами.

34-летний Акмал Шаропов в третий раз осуждён по сфабрикованному обвинению. В январе 2021 года один из районных судов Бухары приговорил его к трём годам заключения, а через три недели апелляционный суд утвердил приговор. Профессионального юриста Шаропова осудили за распространение экстремистских материалов. Якобы он отправил видеоролик в поддержку террористической организации. Ролик в самом деле был. Но в суде никто не доказал, что это сделал именно правозащитник. Ранее стало известно, что Служба госбезопасности Узбекистана пыталась принудить знакомых Шаропова с его номера в соцсети распространить видео с запрещённой символикой.  Они отказались. Все-таки спецслужбисты нашли тех, кто согласился подставить правозащитника. И хотя потом свидетели отказались от показаний, даже видео записали с опровержением собственных слов, но приговор по очевидно сфабрикованному обвинению вынесен.

Акмал Шаропов первый срок получил в 2010 году. Во времена, когда каримовские подручные штамповали сроки по десять - пятнадцать лет заключения, приговор в семь лет выглядел почти любезностью. Но прежде, чем в закрытом заседании судья огласил решение, Акмалу и его товарищам пришлось пройти пыточный конвейер. Вчерашних студентов Акмала Шаропова, Хумоюна Рахмонова и Азамата Каюмова пытали, потому что они посмели противостоять репрессивной машине диктатора: консультировали тех, чьи права были нарушены, тех, кто решился обратиться за помощью. Хумоюн Рахмонов рассказывает, что помогали в основном студентам и фермерам, у которых власти запросто отбирали земли и успешно работавшие хозяйства. Это была крайне востребованная помощь, поскольку адвокаты либо контролировались спецслужбами, либо просто боялись выполнять свои обязанности в делах о «покушении на конституционный строй» и других «преступлениях против государства».

Заключение и пытки не сломили молодых юристов. В колониях они столкнулись с произволом чиновников пенитенциарной системы в отношении осужденных. И помогали товарищам по несчастью отстаивать свои права. Не выходя из зоны, получили в добавок к первому приговору ещё по три года заключения – якобы за дезорганизацию работы колоний.

Смена первого лица в узбекской системе власти отразилась и на судьбах многих заключённых. Шаропова перевели в колонию-поселение, а затем освободили. За время заключения умер его отец, потеряла здоровье мать. На свободе Акмал Шаропов продолжил свою правозащитную деятельность. Прошло чуть больше года на свободе, и Акмал вновь ощутил на себе внимание спецслужб. За ним следили, не особо скрываясь. А вскоре последовал вызов в милицию и абсурдное обвинение в распространении запрещённого видео. Действовали по традиционным схемам, запущенным ещё во времена Каримова, нисколько не заботясь о правдоподобности обвинения. Кто посмеет задаться вопросом: зачем светски образованному молодому человеку, очевидно ориентированному на западные демократические ценности, поддерживать радикальных мусульман? Впрочем, в мирзиёевском, как и в каримовском Узбекистане власть всегда права, любая чушь от спецслужб – правда…Для тех, кто задумывается и не согласен, работает СГБ и служба исполнения наказаний.

Сам Акмал незадолго до своего задержания и суда высказался о причинах преследования. Он оказал юридическую помощь племянникам своего друга Хумоюна Рахмонова. Их сотрудники спецслужбы похитили и пытали, чтобы вынудить признаться в распространении наркотиков. Предварительно им подкинули 1 грамм марихуаны. А понадобилось это СГБ для давления на проживающего в Евросоюзе Абдусами Рахмонова – родного брата их матери. Абдусами Рахмонов – политэмигрант, резко критикующий власти Ташкента за нарушение прав человека. Сверхзадача сотрудников СГБ – заставить замолчать Абдусами Рахмонова. Для этого и берут в заложники его племянников. Вот эту игру постарался поломать неугомонный Акмал Шаропов.

Узбекская правозащитница Елена Урлаева в разговоре с автором отметила, что традиции каримовских заплечных дел мастеров не просто живы – они работают. «Руководители спецслужб среднего звена остаются на местах. Но нельзя сказать, что виноваты только они. Очевидно, что первое лицо государства в курсе происходящего, без его ведома репрессии невозможны», – сказала Урлаева, комментируя приговор Акмалу Шаропову. 

Конечно, в Узбекистане есть очевидные изменения. Пикетирование правозащитниками управления СГБ, аудиозапись выступлений участников судебного заседания по делу Шаропова да и само открытое рассмотрение такого дела – признаки перемен, произошедших со времени смерти Каримова. Вот только изменения эти – декоративные. Репрессивная суть режима остаётся прежней и не зависит от первого лица у власти. Поверхностная либерализация вызвала энтузиазм в Евросоюзе и США.  Возобновились контакты Ташкента на высшем уровне с западными лидерами и финансовыми институтами, Евросоюз финансово поддержал Ташкент в борьбе с пандемией коронавируса. Однако, преследования противников режима продолжается. При Каримове обычным делом было задержание узбеков на территории России и их дальнейшая доставка в суды и тюрьмы Узбекистана. Теперь СГБ дотянулась и до Украины. В 2020 году как минимум двое граждан Узбекистана были похищены в Украине и переданы на украинско-белорусской границе сотрудникам СГБ. Призывы местных правозащитников и родственников похищенных вызвали агрессию у спецслужбистов: представители подконтрольной СГБ «узбекской диаспоры в Украине» пытаются дискредитировать и психологически давить на них.

В отношении похищенных действуют проверенные каримовские рецепты. Их лишают связи с семьёй и нанятыми адвокатами, под принуждением заставляют признаться в поддержке….ну, разумеется, ИГИЛ. Эта волшебная аббревиатура сразу удерживает западных правозащитников от попыток вмешаться в ситуацию. Вот и Акмала Шаропова осудили за видео с символикой некоей джихадистской группы. Чтобы все, кто поддержит правозащитника, угодили в список защитников терроризма. Примитивно, казалось бы, устарело, но нет, пока работает…

Узбекский правозащитник и политэмигрант Абдусами Рахмонов констатирует: Запад протянул руку Ташкенту, но Мирзиёев её не заметил…

Автор: Анвар Деркач
подписаться на канал
Комментарии 2
  • Правозащитная деятельность в России сейчас под полным запретом, потому что нет у граждан не прав не свобод...
    (15081)
    8 марта в 13:03
    • На Дожде сегодня большой сюжет бал как раз про Льва Пономарева на эту тему.
      (5138)
      8 марта в 13:04