Спорт

Стирание Месута Озила: как слова правды стоили карьеры одному из лучших футболистов нашего времени

Всего год назад он был одним из самых высокооплачиваемых футболистов, играющих в английской Премьер-лиге. Теперь, рассердив Китай и отказавшись от сокращения зарплаты, он просто исчез. Он это германский футболист турецкого происхождения Месут Озил. О его судьбе на днях вышла статья Рори Смита и Тарика Панджи в New York Times, которую мы решили пересказать здесь, чтобы привлечь внимание к человеку, чье карьера фактически обрушилась из-за сказанных им слов правды.

Все началось с одного твита. Месут Озил знал о рисках в декабре прошлого года, когда он решил высказать публичное осуждение как в адрес Китая, преследующего уйгурское мусульманское население Синьцзяна, так и в адрес соучастников китайских репрессий среди молчаливого международного сообщества.

Друзья и советники предупреждали Озила, полузащитника «Арсенала», что будут последствия. Ему придется отказаться от Китая как рынка. Его шесть миллионов подписчиков в Weibo, крупнейшей социальной сети страны, исчезнут. Его фан-клуб там, насчитывающий до 50 000 подписчиков, тоже испарится. Он никогда не будет играть в Китае. Он может стать слишком токсичным для любого клуба с китайскими владельцами или спонсорами, желающими вести там бизнес.

Озил знал, что это не безосновательная паранойя. Он знал о яростной реакции Китая - как институциональной, так и органической - на твит Дэрила Мори, генерального менеджера Houston Rockets НБА, всего несколькими неделями ранее. И все же Озил был непреклонен. В течение нескольких месяцев он все больше возмущался ситуацией в Синьцзяне, смотрел документальные фильмы, читал новости. Он считал своим долгом, как он сказал своим советникам, не столько привлечь внимание к этой проблеме, сколько оказать давление на страны с мусульманским большинством, включая Турцию, президент которой Реджеп Тайип Эрдоган был шафером на свадьбе Озила, чтобы они заступились за уйгуров.

И поэтому он нажал «Отправить».

Версии событий, последовавших за этим твитом, различаются. Озил уверен, что именно в этот момент все изменилось. «Арсенал» непреклонен в том, что это не так. Нет простого и изящного способа преодолеть разрыв между этими точками зрения. Возможно, обе верны. Возможно, обе не верны. Ни Озил, ни «Арсенал» не пожелали официально обсуждать свои разногласия.

Результат, тем не менее, тот же. Через несколько дней после того, как Озил выразил свою позицию, два партнера Премьер-лиги в Китае, CCTV и PP Sports, отказались транслировать матч «Арсенала». Когда последний соизволил снова показать «Арсенал», комментаторы отказались назвать имя Озила.

Его аватар был удален из видеоигр. Поиск в Интернете его имени в Китае показывает сообщение об ошибках. Месута Озила буквально стирали и удаляли отовсюду, откуда только можно, намеренно и по указанию авторитарных властей.

И если тогда могло показаться, что дела идут уже хуже некуда, оказалось, что это не так. Стирание Озила только начиналось.

Снижение гонорара

Оглядываясь назад, можно сказать, что реакция «Арсенала» на решение Озила высказаться была - по меньшей мере - непоследовательной. Публично клуб быстро дистанцировался от его комментариев. В частном порядке предполагалось его наказать.

Его твит и одновременный пост в Instagram для более чем 20 миллионов подписчиков на этом сервисе вызвали серьезные проблемы - не только для «Арсенала», но и для Премьер-лиги. В конце концов, Китай был ее крупнейшим зарубежным партнером по вещанию и крупнейшим зарубежным рынком, и лига не могла себе позволить - даже в мире до COVID-19 - отключать трансляцию своих игр, чтобы ее спонсоры и фанаты закрыли свои кошельки.

«В Китае большая часть аудитории не осведомлена о характере отношений между ассоциацией, лигой и игроком в зарубежных странах», - говорит Чжэ Цзи, директор Red Lantern, компании спортивного маркетинга, которая работает в Китае. «Они видят, что в Китае футбольная ассоциация полностью контролирует лигу, а та контролирует игрока. Это ставит команды, лиги и отдельных лиц в затруднительное положение. Возникает культурная неразбериха».

Сознавая это, руководство «Арсенала» призвало Озила избегать политических заявлений или, по крайней мере, гарантировать, чтобы такие заявления никак не были связаны с клубом. Когда клуб рассылал свою продукцию (то что называют словом «мерч») по случаю празднования китайского Нового года, он позаботился о том, чтобы удалить любые упоминания Озила.

Стремясь избежать публичных споров, которые уже поставили под угрозу миллиардные деловые отношения НБА с Китаем, Премьер-лига сделала все возможное, чтобы воздерживаться от острых политических вопросов. Но при этом лига и ее клубы, кажутся избирательными в своем невмешательстве. Спустя несколько месяцев после твита Озила игроки, представляющие 20 клубов Премьер-лиги, одним из которых был Эктор Беллерин из «Арсенала», сообщили лиге, что они начнут целенаправленную демонстрацию поддержки движению Black Lives Matter (антирасистскому движению, начавшемуся после убийства чернокожих полицескими в США - ГИ) во время игр. Лига быстро смирилась с политическим пробуждением своих игроков.

А 24 октября, после того как капитан «Арсенала» Пьер-Эмерик Обамеянг написал в Твиттере пост в поддержку протестов против полицейского насилия в Африке, клуб опубликовал собственное заявление. «Нашим нигерийским фанатам», - начиналось оно. «Мы видим вас. Мы вас слышим. Мы чувствуем вас».

«Становится все более важным, чтобы у вас была точка зрения по этому поводу, - сказал Тим Кроу, консультант по спонсорству. «Если вы этого не сделаете, рано или поздно все внимание обратится на вас, и люди будут задавать вопросы о ваших ценностях».

Даже после своего твита о Китае Озил сыграл достаточно заметную роль для «Арсенала» в первые несколько месяцев 2020 года. Микель Артета, новый тренер клуба, настаивал в своем интервью, что он хотел бы поработать с Озилом, бывшим товарищем по команде, чтобы увидеть, сможет ли он уговорить самого высокооплачиваемого игрока клуба вернуться к лучшему.

Эти отношения, похоже, рухнули, когда клуб потребовал от своих игроков отказаться от части их зарплаты, чтобы облегчить финансовый кризис «Арсенала». Переговоры длились шесть недель, и к концу апреля большинство игроков уступили.

Однако у Озила все еще были вопросы. Он попросил высшее руководство «Арсенала» дать подробные ответы о том, на что пойдут сбережения, будет ли вносить свой вклад владелец клуба и сможет ли команда гарантировать ему, что использует деньги для защиты неиграющего персонала.

Он не считал, что эти проблемы решены должным образом (в отличие от клуба). После последнего звонка в Zoom, когда Артета призвал своих игроков «поступить правильно», Озил остался равнодушным.

В июне было официально объявлено о снижении заработной платы на 12,5%, и игрокам были представлены документы, датированные апрелем. Большинство подписали их сразу. Не подписали полдюжины или около того. Озил стоял твердо. Опять же, он знал о риске: он может быть подвергнут остракизму со стороны клуба, что может фактически положить конец его карьере в «Арсенале». Это не имело значения.

Озил с тех пор не играл за «Арсенал». В августе, через два месяца после снижения гонораров у своих игроков, клуб, сославшись на продолжающиеся финансовые последствия пандемии, объявил, что увольняет 55 сотрудников. Озил проявил особый интерес к одному из них.

Динозавр

Возможно, нет лучшего свидетельства того, насколько всеобъемлющим стало недоверие между Озилом и «Арсеналом», чем тот факт, что, наряду с его политической позицией и его отказом согласиться на сокращение заработной платы, по крайней мере часть напряженности между сторонами относится к спору о динозавре.

Ранее в этом месяце выяснилось, что «Арсенал» расстался с Джерри Куи, пожизненным фанатом, который последние 27 лет переодевался огромным зеленым динозавром, стоящим возле поля во время матчей. Куи - человек, стоящий за Gunnersaurus ("Пушкозавром"), ироничным талисманом «Арсенала».

Его увольнение стало, мягко говоря, пиар-катастрофой. Озил немедленно ухватился за это, вызвавшись платить зарплату Куи, пока фанатам не разрешат вернуться на английские стадионы, а "Пушкозавр" не сможет вернуться. Клуб был в ярости.

Со стороны казалось, что Озил троллит «Арсенал». Конечно, возможно, что так и было. Столь же ясно было, что хорошо это или плохо, игрок и клуб неразрывно связаны.

Клуб пытался продать Озила летом 2018 года и летом 2019 года, а совсем недавно он вел с ним переговоры о выкупе большей части оставшейся части его контракта.

Озил, однако, не хотел двигаться с места. Почему так - опять же — спорный вопрос. Некоторые в клубе считают, что только недавно женившись и имея малолетнюю дочь, он чувствует себя комфортно в Лондоне и не хочет переезжать. Многие фанаты полагают, что он просто счастлив получать свою многомиллионную зарплату до истечения срока его контракта в следующем году, довольствуясь тем, что ему платят, чтобы он не играл в футбол.

Наряду с международным инцидентом, который спровоцировал его твит, и в сочетании с шепотом средств массовой информации о том, что Озил расслабился и потерял спортивное вдохновение — что всегда яростно отвергалось близкими ему людьми и никогда публично не подтверждалось клубом — он приобрел свою репутацию. Футбол в целом, похоже, решил, что неприятности, которые он приносит, перевешивают его талант.

В течение нескольких месяцев игрок-победитель чемпионата мира был доступен с большой скидкой. И все же никто, особенно в Европе, не захотел иметь с ним дело.

Начало конца

32-летний Озил настаивает, что его удерживает «любовь» к «Арсеналу». По словам известного футбольного менеджера, осведомленного о предложениях, у него была возможность уйти в течение этого лета, но ни одно из них ему не понравилось. Размер его зарплаты - и, возможно, его проблемная репутация - серьезно ограничивают его возможности, даже несмотря на то, что «Арсенал» так сильно хочет продвинуть его, что готов заплатить две трети его контракта, чтобы это произошло.

Лишь на прошлой неделе стало очевидно, насколько реально плоха его ситуация. Он уже был исключен из состава «Арсенала» в Лиге Европы в этом сезоне, когда ему сказали, что он также не будет участвовать в матчах Премьер-лиги.

Поскольку трансферное окно закрыто до января, ему уже слишком поздно уезжать. А до тех пор, самое раннее, он оказывается в футбольной изгнании: созданном им самим, созданном его клубом, из которого, похоже, нет выхода.

Он считает, что все началось с твита. Арсенал это оспаривает. Где бы это не началось, вот к чему это привело: 10 месяцев спустя Месута Озила фактически стерли.

Автор: Якуб Хаджич
подписаться на канал
Комментарии 0