Просвещение

Из письма С. Нурси А. Мендересу: идеи разделения и национализма представляют большую опасность для общности мусульман

Сегодня в Турции отмечалась годовщина казни (17 сентября 1961 г.) премьер-министра Турции Аднана Мендереса, который был повешен в результате первого военного переворота 27 мая 1960 года. По мнению исследователей, Аднан Мендерес был казнен радикальными кемалистами за то, что хотел вернуть роль Ислама в жизнь Турции, ослабил кемалистский лаицизм и вернул чтение азана на арабском языке (азан по приказу Ататюрка много лет читался на турецком). Саид Нурси приветствовал его преобразования, писал ему письма и за его действия в пользу Ислама называл его "героем Ислама".

Вниманию наших читателей представляем одно из таких писем Саида Нурси, которое он написал в 1955 г. президенту Турции Джелялю Баяру и премьер-министру Аднану Мендересу:

«Президенту и премьер-министру

Беспомощный одинокий старец, находящийся у порога в могилу, в свои восемьдесят лет страдающий болезнями и чувствующий себя близким к смерти, говорит: излагаю вам следующие две истины:

Во-первых, от всей души поздравляем ваш весьма успешно заключенный договор с Пакистаном и Ираком ... Этот договор я ощутил в своей душе в качестве твердого начала для обеспечения, ин ша Аллах, всеобщего мира и согласия в четырехсотмиллионном исламском мире...

Во-вторых. Подобно тому, как националистическая идея представляла большую опасность (для общности мусульман) во времена Омейядов (661-750 гг.), и какой вред нанесло создание различных националистических обществ в первых годах после принятия конституции (1908 г.), и как, вновь из-за национализма, наши братья-арабы нанесли урон туркам в Первой мировой войне, так и сейчас эта националистическая идея [кемализма] может быть использована против мусульманского братства. Видны признаки того, что безбожники, являющиеся врагами всеобщего согласия, вновь с помощью национализма стремятся причинить большой вред.

Ведь особенностью (крайнего, негативного) национализма является путем негативной деятельности использование потерь других. Однако турецкий [тюркский] народ повсюду в мире прежде всего является мусульманским, отчего их национальные традиции смешались с Исламом и неразрывно с ним связаны. Турок [тюрк] – значит мусульманин. И даже часть тюрков, не являющихся мусульманами, перестала быть тюрками. И у арабских народов так же, как и у тюркских, национальные традиции смешались с Исламом, и так нужно. Их истинная национальность (миллет) – Ислам, и этого достаточно. Национализм представляет собой огромную опасность. Я убежден, что ваш, этот ценный договор с Ираком и Пакистаном, заключенный на этот раз, ин ша Аллах, устранит вред этого опасного национализма и станет основой для приобретения нашему народу, вместо четырех-пяти миллионов националистов, 400 миллионов мусульманских братьев, а также дружеских отношений с 800 миллионами христиан и последователей прочих религий, крайне нуждающихся в мире и всеобщем согласии.

В-третьих. 65 лет назад глава администрации одного города прочитал мне одну газету. В ней было написано, как иностранный министр по делам колоний, держа в руках Коран, делал доклад. Он говорил следующее: "Пока Коран будет находиться в руках мусульман, мы не сможем быть над ними подлинными хозяевами, не сможем над ними властвовать. Нужно или уничтожить Коран, или же отбить мусульман от Корана".

И вот с помощью этих двух идей страшный подрывной комитет старался нанести вред этому несчастному, самоотверженному, преданному народу. И я 65 лет тому назад обратился за помощью к Корану, чтобы противостоять этому. С помощью идеи краткого пути к истине, а также большого исламского университета, за 65 лет мы нашли два способа спасти нашу будущую жизнь (Ахират), и в качестве одной пользы этого спасти и нашу мирскую жизнь от абсолютной тирании и катастрофы заблуждений и укрепить братство между мусульманскими народами.

Первый способ – это книги "Рисале-и Hyp", и убедительным доказательством того, что они служат укреплению братства между верующими людьми с помощью усиления их имана (веры) является то, что "Рисале-и Hyp" был написан при бесподобном гнете и безнадежности, а сейчас проявляет свое влияние во многих странах исламского мира, в Европе и Америке; и одерживает победу над атеистической философией и более тридцати лет над такими идеями безбожия, как материализм; а также то, что ни один суд и ни один эксперт не смогли показать несостоятельность этих книг. Ин ша Аллах, когда-нибудь такие люди, как вы, нашедшие ключ к мусульманскому братству, объявите это проявление коранического чуда всему исламскому миру.

Второй способ. 65 лет назад я хотел поехать учиться в университет "Аль-Азхар". Я намеривался получить знания в этом благословенном университете, полагая, что он является университетом исламского мира. Однако этому не суждено было случиться. Всевышний по своей милости навел меня на такую мысль: подобно тому, как в Африке "Аль-Азхар" является международным университетом, так и – насколько Азия больше Африки – в Азии необходим еще более крупный исламский университет, для того чтобы национализм не погубил мусульманские народы, такие как народы арабских стран, Индии, Ирана, Кавказа, Туркестана, Курдистана;

чтобы эти народы достигли благодаря исламскому патриотизму, являющемуся истинным, положительным, святым и всеобщим, полного раскрытия этого одного из основных положений Корана: "Поистине, все верующие – братья";

и чтобы помирились философские науки с религиозными и произошло полное примирение европейской культуры с истинами Ислама. Подобно тому, как я 55 лет работал над истинами "Рисале-и Hyp", так же я старался ради открытия университета, который бы в центре восточных районов страны посреди таких стран, как Индия, арабские страны, Иран, Кавказ, Туркестан, наподобие университета "Аль-Азхар" и под названием "Медресет-уз-Зехра" был одновременно и университетом, и духовной школой, чтобы учащиеся университетов и медресе Анатолии, будучи помощниками друг другу, объединились между собой.

Прежде всего эту идею высоко оценил Султан Решад, который лишь на постройку выделил двадцать тысяч золотых лир; и позже, когда я вернулся из плена (в Первой мировой войне), в Анкаре с подписями 163 из 200 депутатов парламента они приняли предложение выделить для этого же университета 150 тысяч лир (в то время, когда эти деньги имели цену). И Мустафа Кемаль тоже был среди них. Стало быть, еще в то время наибольшее значение придали основанию такого ценного университета, выделив для него – нынешними деньгами – около пяти миллионов лир. Даже некоторые из депутатов, безразлично относящихся к религии и являющихся сторонниками европеизации и отхода от национальных традиций, поставили подписи под этим проектом. И лишь двое из них сказали:

"Мы сейчас больше нуждаемся в европеизации и культуре, нежели в традиционных и религиозных науках". Я же в ответ им сказал:

"По свидетельству того, что большинство Пророков (мир им) пришло в Азии, на Востоке, а большинство философов появилось на Западе, Азии действительное развитие даст больше религиозное чувство, нежели влияние науки и философии. И даже если вы, не принимая во внимание этот естественный закон, под видом европеизации – допустив невозможное, даже если нет в этом никакой необходимости – отбросите исламские традиции и примите секулярную основу государства, в восточных районах страны, являющихся центром между четырьмя-пятью крупными народами, вам крайне необходимо во имя благополучия страны и народа быть твердыми сторонниками веры и истин Ислама. Из тысячи примеров расскажу вам один небольшой пример.

Однажды, когда я жил в городе Ван, одному своему ученику-курду, преданному своей стране, я задал такой вопрос: "Турки очень много сделали для Ислама. Как ты смотришь на них?" Он сказал: "Я предпочту турка-мусульманина своему заблудшему брату. Может, даже я к нему более близок, чем к своему отцу, потому что они все отдают ради служения вере". Прошло какое-то время. Этот мой ученик, когда я был в плену, поехал учиться в Стамбул. Вернувшись из плена, я встретил его. Как ответная реакция на мысли некоторых учителей-(турецких) националистов, у него из-за своих национальных чувств появилось другое мнение. Он сказал мне: "Сейчас я очень заблудшего, пусть даже безбожного курда, предпочту благочестивому турку." После этого с помощью нескольких бесед я спас его. Он полностью убедился в том, что турки являются героической армией этого мусульманского народа.

Так вот, депутаты! На востоке живут примерно пять миллионов курдов, около ста миллионов иранцев и индийцев (пакистанцев). Есть семьдесят миллионов арабов, сорок миллионов мусульман Кавказа (имеются в виду мусульмане Кавказа, России и Туркестана). И вот, в каком же уроке более всего нуждаются эти народы, являющиеся соседями и братьями и нуждающиеся друг в друге, – в религиозном, который получил этот ученик в медресе г. Вана? Или же лучше его вторая позиция, когда изучаются лишь философские и не принимаются во внимание исламские науки, и которая вносит раздор в отношение между народами, не признает мусульманского братства и при которой человек ни о ком, кроме своих соплеменников, не задумывается? У вас спрашиваю!"

И вот, после этого моего ответа эти депутаты, придерживающиеся идеи отхода от национальных традиций и полной европеизации, встали и подписали этот проект. Я не буду называть их имен. Да простит им Аллах их ошибки, сейчас их нет в этом мире.

В-четвертых. Раз президент среди очень важных политических вопросов постройку исламского университета на востоке страны сделал самым важным и, внеся большой вклад с принятием удивительного закона о расходе для этого университета шестидесяти миллионов лир, принялся за этот вопрос ... И сейчас вновь среди крупных политических вопросов президент принял во внимание этот университет, являющийся фундаментом для всеобщего мира на Ближнем Востоке и первой его крепостью, несомненно, это его большое полезное дело даст свои плоды для нашей страны, для государства, для нации. Основными в этом университете будут религиозные науки. Ибо внешние силы, разрушающие веру, действуют идейно, с помощью атеизма. И лишь идейная атомная бомба, черпая силу в духовности, может остановить это духовное разрушение. Поскольку необходимо знать мнение человека, который 55 лет своей жизни отдал этому вопросу и изучил его со всеми его подробностями и результатами, и поскольку вы считаете необходимым проконсультироваться по этому поводу в Европе и Америке, несомненно, и у меня есть право высказаться по этому вопросу. От имени всего народа, преданного интересам родины, мы ждем вашего решения.

Саид Нурси».

Комментарии 5
  • "Медресет-уз-Зехра" в итоге открыли или нет?
    (0)
    4 ноября в 16:34
    • Татар малае, пока нет, к сожалению. Но время от времени возвращаются к вопросу о необходимости такого университета в Турции.
      (5146)
      16 ноября в 02:49
      • Arslan, вся политика Турции коту под хвост, если они до сих пор не построили его. Вернее её. По арабски "университет" и "захра" женского рода.
        (0)
        18 ноября в 23:23
        • Arslan, «татар малае» одним выражением превратил в бесполезную портянку всю твою статью. Публикуешь такие длинные тексты, видно - ты человек учёный, почему не отвечаешь? Мы -мусульмане послушали бы твои аргументы. При малейшем сопротивлении со стороны оппонента –голову сразу в песок или ты согласен, что политика Турции «коту под хвост»?
          Вопрос и с моей стороны. Наличие старейшего и авторитетнейшего университета «аль-Азхар» не помешало Египту первым из арабских стран заключить сепаратный мир с Израилем с и держать Газу в течении 40 лет в блокаде. Также ты наверное в курсе что творят с ихванами при ас-Сиси. Может быт Саид Нурси сегодня не актуален?
          (0)
          21 ноября в 12:38
          • С уважением отношусь ко всем мнениям. Всевышний Аллах создал нас разными, поэтому смысла спорить с кем-либо не вижу. Саид Нурси не вмешивался в политику государства, но всегда говорил (и доказывал) о том, что лишь вместе с Исламом Турция и мусульмане добьются успеха и в мирском плане, хотя цель Ислама - это вера в Аллаха, благие деяния, поклонение и Вечный мир.
            В своих произведениях Саид Нурси указывает на то, что благодаря открытию мусульманами по всей стране небольших медресе по изучению тафсиров Корана "Рисале-и Нур", вся Турция превратилась в духовную школу "Медресет уз-Зехра", то есть по Воле Аллаха его стремление просвещать людей было претворено в жизнь таким образом.
            И сейчас по всей Турции имеются тысячи таких небольших медресе, где желающие, не отрываясь от своей работы и от семьи, могут постоянно получать знания и заряжаться иманом, общаться с мусульманами и помогать нуждающимся.
            В принципе постепенно, по мере укрепления Имана и Ислама, мысли Саида Нурси претворяются в жизнь:
            Во времена Ататюрка невозможно было мечтать об азане на арабском языке - во времена Мендереса азан вернулся к основе на арабском.
            Далее было его желание, чтобы тафсиры "Рисале-и Нур" печатались в Диянете. Этого хотел и тогдашний муфтий еще во времена Мендереса, но не успели из-за военного переворота 1960 года.
            Последние его мысли были претворены в жизнь уже при Эрдогане (издание "Рисале-и Нур" в Диянете и возвращение Ая-Софии статуса мечети).
            То есть тафсиры Корана "Рисале-и Нур", как писал Саид Нурси, в некоторой степени и есть его университет "Медресет уз-Зехра", который дает желающим людям получить в наше неспокойное и опасное для имана время Ахирзамана самые основные знания, которые помогают сохранить самое важное - Иман, Ихлас, Ислам, - при этом общедоступно, и для этого не нужно оставлять свою работу, семью, тратить финансы и время.
            (5146)
            23 ноября в 07:38