Их нравы

КАК ЛГУТ ПОСЛАНЦЫ ТАДЖУДДИНА

25 августа 2020 года стало кульминационным днем в попытке властей навязать Региональному ДУМ Республики Мордовия своего муфтия Рафаэля Манюрова. Неизвестно, как они сумели убедить муфтия Талгата Таджуддина признавать только его кандидатуру, но в итоге ЦДУМ России потеряло одну из своих региональных структур – РДУМ РМ.

 

КРАТКАЯ ПРЕЛЮДИЯ

7 июля в 6 часов утра вооруженные автоматами силовики окружают дом муфтия РДУМ РМ Зяки Айзатуллина, забирают его телефон, и везут в его офис и мечеть – в Саранск. «Находят» книги из списка экстремистских материалов Министерства юстиции РФ. Также задерживают его племянников по подозрению в принадлежности к организации «Таблиги джамият», признанной в 2003 году Верховным судом РФ экстремистской.

На Айзатуллина оказывают сильное давление, и в условиях стресса он подписывает две копии подготовленного силовиками заявления об уходе с должности по состоянию здоровья.

Затем Зяки Айзатуллин с этим заявлением едет в Уфу, к муфтию Талгату Таджуддину. Говорит ему, что есть кандидат на место муфтия РДУМ РМ, согласованный с имамами – Дамир Биккинин. Дает ему хорошую характеристику. Через некоторое время из Уфы приходит отказ – кандидат слишком молодой, всего 26 лет, нужно как минимум 40 лет.

Айзатуллин к этому времени получает информацию, что определенные силы хотят поставить на его место Рафаэля Манюрова, заместителя председателя Центрального ДУМ РМ Фагима Шафиева. То есть, ныне стороннего человека, однако, некогда работавшего заместителем Айзатуллина. При этом имеющего абсолютно негативную репутацию для имамов РДУМ РМ.

Айзатуллин совещается с имамами и решают, что 41-летний Марат Батряков, имам села Алтары, скромный и тихий учитель труда, пройдет по возрастному цензу. Зяки-хазрат снова едет в Уфу. Однако Талгат Таджуддин отвергает и кандидатуру Батрякова.

Как из Уфы, так и от чиновников Мордовии поступает все более четкая информация, что в качестве будущего муфтия рассматривается только Рафаэль Манюров. Сам Рафаэль вовсю уже хвалится, что скоро Айзатуллина посадят, а он займет его место. Шафиев также уже ведет разговоры, что скоро все три муфтията объединятся в один под его руководством. Айзатуллин и его окружение понимают, зачем ставят им начальником Манюрова – чтобы он передал РДУМ РМ в распоряжение Фагима Шафиева.

Айзатуллин две недели пытается попасть на прием к Таджуддину, однако тот отказывается принимать Зяки-хазрата. На прием в Уфу просятся активисты и спонсоры РДУМ РМ, однако их тоже отказываются принимать.

Айзатуллин почти впадает в депрессию от того, что Талгат Таджуддин, с которым он работал более 20 лет, предал его. А имамы РДУМ РМ в ходе бурных обсуждений приходят к мнению, что нужно собрать съезд и выйти из состав ЦДУМ России, чтобы Уфа не диктовала им, кто должен быть их руководителем.

Честно говоря, имамам и другим мусульманам РДУМ РМ уже давно было стыдно за выходки их уфимского начальника Талгата Таджуддина. Ведь из-за него над ними давно смеялись мусульмане мечетей, относящихся к другим муфтиятам. То он руки целует попам, то свечи ставит в православных соборах, то разливает алкоголь при открытии мечети в Нижегородской области, то размахивает саблей и объявляет джихад Америке, и т.п. и т.д. – всех его чудачеств и не перечесть.

Несколько раз собирается президиум – решают заодно привести устав в соответствие с действующим законодательством, обсуждают устав на собраниях местных организаций, выбирают делегатов на съезд, назначенный на 17 августа. Президиум приглашает гостей из разных учреждений, включая правительство Мордовии. То есть, съезд РДУМ РМ готовился основательно и гласно.

16 августа Айзатуллину внезапно звонит Таджуддин. Говорит о том, что работали 20 лет, и дай Аллах проработать вместе еще 20 лет. Таджуддин ничего не говорит Айзатуллину, что еще 16 июля он выпустил указ о снятии Зяки-хазрата с должности и одновременно назначении временно исполнять его же должность, но при запрете подписывать документы на перерегистрацию устава. То есть, информация из Саранска о подготовке к съезду поступила Таджуддину как минимум 16 июля, за месяц и один день до съезда.

 

СЪЕЗД РДУМ РМ

17 августа утром в мечеть «Ускудар» (Саранск) прибывают 33 делегата из 36 избранных и гости. В самом начале съезда представитель Управления Минюста РФ по РМ зачитывает письмо из Уфы и указ о снятии Айзатуллина. Руководство РДУМ РМ озадачено – как же так, почему указ и письмо в Минюст пришло, а в РДУМ РМ – нет.

Однако, поскольку уже собрались выходить из уфимского муфтията, это было уже неважно. И съезд проходит слаженно и гладко – единогласно голосуют за выход из ЦДУМ России, за принятие новой редакции устава, выбирают заново своим муфтием Зяки Айзатуллина, выбирают Совет организации, куда входят все члены прежнего Президиума.

Казалось бы, рядовое событие – ведь от Талгата Таджуддина один за другим ушли немало муфтиятов и муфтиев – Равиль Гайнутдин (Москва), Альбир Крганов (Чувашия и Москва), Мухаммадгали Хузин (Пермский край), Сибагатулла Сайдулин (Свердовская область), Тагир Саматов (ХМАО), Хамза Кузнецов (Хабаровск) и другие. А тут Мордовия – всего-то 17 местных религиозных организаций, стоит ли такого напряжения сил?

Однако Таджуддин уже 18 августа подписывает указ об окончательном снятии Айзатуллина и о назначении Манюрова временно исполняющим обязанности муфтия РДУМ РМ, и поручает ему подготовить новый съезд.

Айзатуллину звонят два его друга-муфтия – самарский и ульяновский, говорят, что поспешил с выходом, что надо бы вернуться. Ульяновский муфтий, Ильдар Сафиуллин, он же индивидуальный предприниматель, у которого среди видов экономической деятельности есть разведение лошадей, ослов, мулов и лошаков, 21 августа приезжает на своей роскошной машине в мечеть «Ускудар». Уверяет, что будет хорошо, если Айзатуллин на свое место назначит своего сына.

От чиновников до Айзатуллина доходит информация, что 25 августа в Белом доме в Саранске будет встреча с какими-то муфтиями ЦДУМ России. А затем ему начинают звонить имамы и председатели РДУМ РМ, которые говорят о Рафаэле Манюрове, который приглашает их на съезд 25 августа в гостиницу «Адмирал», просит их голосовать за него и обещает всякие блага. При этом ругает постыдными словами Айзатуллина и его юриста Мякушеву, а также его заместителей, отца и сына Биккининых, называя их «проститутками». Все это сам Айзатуллин и другие слышат по громкой связи, когда Манюров звонит одному из имамов в их присутствии.

Затем доброжелатели сбрасывают на телефон Айзатуллина PDF-файл с копией указа Таджуддина от 18 августа, о котором он уже догадывался. И уже не было странно, что самому Айзатуллину этот указ не прислали. Это было странно только в первый раз, когда в РДУМ РМ не поступил указ от 16 июля.

Имамы начали сообщать, что с ними «работают» местные сельские и районные администрации, с целью заставить их участвовать на «съезде РДУМ РМ» 25 августа. Угрожают неприятностями, просят войти в положение, так как если они не поедут в Саранск на выборы Манюрова, тогда не только у имамов, но и у них, т.е. у чиновников, будут неприятности.

Собирается Совет РДУМ РМ и некоторые имамы. Выносится решение – сообщить всем имамам, что 25 августа в Саранске состоится не наш съезд и что туда ехать не нужно. И что туда следует явиться лишь юристу РДУМ РМ Алсу Мякушевой.

24 августа после обеда в Саранск прибывает делегация ЦДУМ России в составе трех муфтиев – Ильдар Сафиуллин (Ульяновск), Зуфар Галиуллин (Киров), Ильдар Зиганшин (Тюмень), одного ахунда – Ислам Давыдов (Бестянка, Пензенская область), а также Мухаммеда Минигалиева – помощника Талгата Таджуддина.

Они не звонят «другу» Айзатуллину, не приезжают в мечеть на намазы, они общаются с чиновниками из мордовского правительства. Они не звонят ему даже утром 25 августа.

Между тем из районов поступают тревожные звонки – имамов пытаются принудить ехать в Саранск, в гостиницу «Адмирал». Например, имама Шамиля Шехмаметьева из села Лобановка уговаривает лично глава района. Когда Шамиль не соглашается, ему угрожают увольнением с работы и зачислением в радикалы.

 

В ГОСТИНИЦЕ«АДМИРАЛ»

Однако руководитель Алтарской сельской администрации Менир Кузяев все же привозит к «Адмиралу» двух имамов – Марата Батрякова и престарелого Рафика Сайфетдинова. Их видит Мякушева и спрашивает, почему они приехали, ведь Совет принял решение, что имамы не должны быть здесь.

Марат говорит, что его уволят с работы, если он не пойдет на съезд, и проходит в гостиницу, в помещение с надписью «РДУМ РМ».

Сайфетдинов говорит, что ему сказали, что это выборы Айзатуллина и он приехал голосовать за своего муфтия. Мякушева объясняет, что Айзатуллина здесь нет. Сайфетдинов садится в такси, а Менир Кузяев пытается задержать его отъезд, едва не вывернув дверцу машины.

Прибегает Рясим Салихов, глава Белозерской сельской администрации, кричит на Мякушеву. Мякушеву по распоряжению Салихова не пускают на мероприятие, которое уже нельзя назвать съездом, так как из 17 руководителей мечетей явился только один.

Мякушева позже проникает в помещение, где должно пройти это мероприятие, и сидит там, ожидая начала. Однако ей говорят, что директор гостиницы хочет поговорить с ней. Она выходит в холл, где стоят посланцы Таджуддина и нет никакого директора. Охранник ей говорит, что больше ее туда не пустят и сейчас приедут силовики, которые ее задержат.

Муфтий Зиганшин из Тюмени, бывший милицейский офицер, начинает разговор с Мякушевой. Подходит Рясим Салихов, грозится Мякушевой, замечает, что она вместе с документами РДУМ РМ держит смартфон, записывая происходящее. Салихов пытается выкрутить руку девушки, вырывает документы, но не смартфон. Муфтии Таджуддина невозмутимо смотрят, как Салихов применяет насилие по отношению к покрытой мусульманке.

На «съезде-встрече-собрании», кроме уфимской делегации, участвуют сам без пяти минут муфтий Рафаэль Манюров (без тюбетейки и в узеньких брючках), Рашид Торпищев (председатель местной религиозной организации села Татарская Пишля, относящейся к напрямую к Уфе), Марат Батряков, а также многочисленные журналисты мордовских СМИ.

Помощник Таджуддина Мухаммед Минигалиев рассказывает на многочисленные камеры, что Айзатуллин якобы приехал в Уфу 7 июля и написал заявление об уходе. Однако 7 июля Зяки-хазрат весь день был в Саранске – фактически под стражей – под прессингом со стороны правоохранителей, которые и заставили его подписать заявление.

Минигалиев заявляет на камеру, что указ от 16 июля о снятии Айзатуллина «отправлен по почте в Региональное духовное управление мусульман Мордовии». На самом деле этот указ не поступал в РДУМ РМ до сих. И нет никаких доказательств, что его вообще отправляли.

Минигалиев расхваливает Таджуддина – «мудрейший человек», и говорит, что тот допускал, что в случае, если Айзатуллин будет признан невиновным, он даже сможет остаться на своем месте.

Говорит, что в последнее время к Айзатуллину появились претензии. Например, он пригласил одного имама из другого муфтията провести у него в мечети пятничный намаз. При этом якобы этот человек придерживается более радикальных взглядов. И это, якобы, недопустимо. И сам же Айзатуллин якобы проводил у них некие проповеди. Айзатуллину по этому поводу было вынесено предупреждение.

Минигалиев обвиняет Айзатуллина в грубом нарушении своей присяги и заявляет, что это основание для освобождения от должности. Также обвиняет Айзатуллина в обмане и явной лжи: «Нам стало известно о том, что готовится некий съезд. Верховный муфтий России ведет с ним телефонные переговоры [накануне] вечером и при этом Зяки Айзатуллин сказал - нет никакого съезда, мы никого не собираем. Обман. Явная ложь».

Что же было на самом деле? Во время телефонного разговора 16 августа Таджуддин, после долгого обмена любезностями и уверениями в дальнейшей плодотворной работе, спросил: «Что за съезд намечается у вас?» Айзатуллин ответил, что это имамы и председатели собираются, чтобы высказать свои мысли, а он сам не занимается этим, президиум занимается. Айзатуллин знал, что будет ставиться и вопрос о выходе из ЦДУМ России, поэтому после разговора с Таджуддином решил отговорить имамов от выхода из состава ЦДУМ.

Однако тут поступили новые данные – от людей, близких как к Манюрову, так и к Шафиеву – Манюров уже вовсю собирался на должность муфтия РДУМ РМ, а Шафиев уже видел себя муфтием единого муфтията Мордовии. А имя «Фагим Шафиев» по градусу неприятия для искренних мусульман Мордовии близко по значению к имени Даджаля. Айзатуллин понял, что только выход из ЦДУМ России может спасти муфтият от поглощения Шафиевым.

Минигалиев врет дальше: «Сегодня мы общались с имамами. Они высказали свои позиции и сказали о том, что съезд не был организован Президиумом Регионального духовного управления мусульман Республики Мордовия, а был созван по звонку Алсу Мякушевой и других людей, которые стараются ввести раскол и сеять сомнения среди общин мусульман Республики Мордовия». Как заявил Минигалиев, после такого грубого нарушения устава ЦДУМ России «утратило доверие к этому человеку», т.е. муфтию Айзатуллину.

С какими имамами могли общаться посланцы Таджуддина? С Манюровым? В РДУМ РМ с документами полный порядок – есть и решения Президиума о созыве внеочередного съезда, есть и протоколы местных организаций об обсуждении новой редакции устава и выборах делегатов.

Далее Минигалиев зачитывает решение Пленума-шуры ЦДУМ России, принятого по видеоконференции: «В связи с принятием неправомочного решения о выходе РДУМ РМ из состава ЦДУМ России и о внесении изменений в устав РДУМ РМ, постановляет: 1. Освободить муфтия Айзатуллина Зяки Абдулкаримовича от исполнения обязанностей руководителя […] в связи с грубейшими нарушениями присяги, норм шариата» и т.д.

Вот так грозно обвиняли Айзатуллина перед мордовскими журналистами посланцы Таджуддина. Не потрудившись узнать правду у самого Айзатуллина, не пытаясь «найти для брата 70 оправданий».

И было смешно слышать по мордовскому телевидению упреки кировского муфтия Зуфара Галиуллина в адрес Зяки-хазрата: «Что нас не встретил хазрат - мы этому удивлены. Мы пришли в гости. Он хотя бы должен нас встретить, если наша позиция его не интересует. Вот это уже какой-то раскол».

То есть, люди тайком от своего «друга» и «брата» Айзатуллина приезжают в Саранск, и еще хотят, чтобы он встретил их. Но Айзатуллин же простой муфтий, а не телепат и не ясновидящий.

Еще смешнее стало, когда ближе к обеду, после завершения их то ли «встречи», то ли «собрания» (вместо «съезда»), то ли пресс-конференции, они позвонили Айзатуллину и предложили покормить их где-нибудь – как путников – по законам мусульманского гостеприимства. Оказалось, что устроители «съезда-встречи» не удосужились дать обед в честь посланцев Таджуддина.

Понятно, что не из-за еды они позвонили. Просто они поняли, что на самом деле никакого раскола нет, и что мусульмане РДУМ РМ и их имамы – за Айзатуллина, что бы ни говорили заезжие гости и местные прохиндеи.

Видимо, они доложили Таджуддину о полном провале миссии и получили новое задание – попытаться уболтать муфтия Айзатуллина и побудить его к возврату в ЦДУМ России.

Эти муфтии приехали по его душу, но Айзатуллин их же и угощает халяльным обедом в «Восточном дворике». Когда он привел толпу своих «гостей» - 11 человек, включая двух мордовских чиновников, там уже за столом под навесом сидели Рясим Салихов, с утра выкручивавший руки Алсу Мякушевой, и основной «герой» дня – как бы недомуфтий Рафаэль Манюров.

Когда приступили к еде, к ним попытался подсесть Рафаэль Манюров, но кировский муфтий Зуфар Галиуллин выгнал его из-за стола, как шкодливого котенка... Разговоры были длинные, но одни и те же, с повторами – «Зяки-хазрат, ты наш друг, мы вместе, давай возвращайся в ЦДУМ России, Таджуддин простит тебя».

Айзатуллин терпеливо слушал их и говорил – у меня есть Совет, без которого я не могу принимать важные решения. Посланцы Таджуддина захотели встретиться с членами Совета. Поэтому через несколько часов в мечети «Ускудар» был созван Совет.

 

МЕЧЕТЬ «УСКУДАР», 25 АВГУСТА – ДО И ПОСЛЕ АХШАМА

После провала со «съездом» РДУМ РМ, где должен был быть избран Манюров, задачей приезжих муфтиев и иже с ними стал возврат Айзатуллина в ЦДУМ России - к Талгату Таджуддину. Чем они и занимались более трех часов с перерывом на ахшам-намаз – почти до 10 часов вечера.

Эти люди чего только не говорили, чтобы убедить муфтия Айзатуллина. С ними были и те самые два мордовских чиновника - но они были как опущенные в воду. Было понятно, что завтра они ждут пенделей от начальства за срыв «съезда».

Теперь Минигалиев и его компаньоны «забыли» свои утренние упреки и обвинения в адрес Айзатуллина, теперь они начали петь песни о вечной дружбе по руководством непогрешимого «шейх-уль-ислама» Талгата Таджуддина.

Было странно слушать их преувеличенные восхваления Талгата Таджуддина – то ли они занимались лицедейством, как артисты, то ли они искренне верят, что Таджуддин – наилучший мусульманин нашего времени, вокруг которого обязаны объединиться все мусульмане России.

Теперь уже посланцы Таджуддина и не заикались об утренних грозных заявлениях на камеры, а в телевизионных новостях их покажут только 26 августа.

Но они уже упрекали Айзатуллина, что же он не участвовал в видеоконференции 18 августа, ведь он мог все объяснить сразу же. Айзатуллин ответил им, что он бы участвовал, но Рустам-хазрат из аппарата Таджуддина удалил его из группы.

Тут нервы уфимских гостей не выдержали – да не может быть такого! – повытаскивали свои смартфоны и давай показывать группу. Айзатуллин сказал, что его телефон в офисе. И потом, когда они пили чай в офисе Айзатуллина, убедились, что действительно человек Таджуддина просто удалил Зяки-хазрата, чтобы он не смог ничего ответить на беспочвенные обвинения в свой адрес.

Во время встречи с членами Совета больше всех говорил Мухаммед Минигалиев, помощник Таджуддина. В целом он повторил те же обвинения, что утром прозвучали на телевизионные камеры, однако в намного более мягкой форме и оборачивая эти обвинения во множество других слов. И говорил очень длинно.

Он повторил, что якобы Зяки Айзатуллин приехал к Таджуддину 7 июля и написал там заявление. На самом деле 7 июля его весь день держали мордовские силовики и заставляли подписывать заготовленное заявление об уходе.

Минигалиев выражал недоумение, как могли указы Таджуддина не дойти до РДУМ РМ, намекая, что их просто скрыли. А потом заявил, что действуют какие-то силы, портящие отношения между Айзатуллиным и Таджуддином. Минигалиев клялся Аллахом, что послали первый указ в РДУМ РМ. А второй указ – снять Зяки-хазрата, поставить Манюрова – привез с собой.

Он снова припомнил Зяки-хазрату якобы его вину – за то, что дал провести проповедь в своей мечети имаму из другого духовного управления мусульман.

Минигалиев утверждал, что якобы Таджуддин прислал их лишь для того, чтобы поговорить с Айзатуллиным и с имамами. А сами, приехав 24 августа и заселившись в гостинице, поспешили весь вечер беседовать с мордовскими чиновниками и слушать их сплетни об Айзатуллине и об активе РДУМ РМ.

В течение вечера мусульмане несколько раз задавали гостям один и тот же вопрос – «Если вы приехали с благими намерениями, чтобы поговорить с Айзатуллиным и решить проблему, почему же вы позвонили ему лишь почти сутки спустя после заселения в гостинице «Адмирал»? Гости обещали ответить на этот вопрос позже. Но так и не сумели придумать ответ – ни 25, ни 26 августа.

Зуфар Галиуллин и другие заявляли, что нет других муфтиятов – Альбира Крганова или Равиля Гайнутдина, муфтият только один – Таджуддина.

Ильдар Сафиуллин заявил, что единственной причиной их приезда в Мордовия явилось желание довести до мусульман их позицию: «Мы не приехали назначать кого-то. Мы приехали поговорить, посовещаться и прийти к какому-то мнению, решению».

Потом сказал: «Когда вы не явились на встречу по какой-то причине (!), мы все продлили нашу гостиницу, остались, и готовы оставаться здесь хоть неделю, хоть больше. Готовы ехать в каждую мечеть и объяснять. Потом я сказал, давайте позвоним Зяки, не можем же мы просто так уехать, не поговорив с ним. Мы посидели, пообедали, и вот сейчас мы на встрече с вами».

Члены Совета и сам Айзатуллин терпеливо объясняли гостям, что было и как было. Мусульмане сообщили, что они горой за Айзатуллина и не позволят кому-то со стороны навязывать им руководителя. Поэтому и вышли из ЦДУМ России.

Рафик Янгличев рассказал о своей многолетней работе с Айзатуллиным, о тех притеснениях мусульман, которые он видит со стороны властей, включая попытку насильно сменить им муфтия. Он сказал: «Муфтии, поддержите нас, тут в Мордовии нас постоянно давят и давят. Религия же отделена от государства! Понимают ли наши власти это? Пусть нам дадут возможность спокойно умереть на молитве. Нам только Зяки нужен».

Посланцы Таджуддина заявили, что если РДУМ РМ вернется к Таджуддину, они гарантируют, что проблемы Зяки-хазрата закончатся.

Зяки-хазрат спросил у своего ульяновского друга Ильдара – «Если я у тебя попрошу дать мне свою чалму, ты можешь мне это гарантировать? Да, можешь. Но если я у тебя попрошу дать мне чалму Таджуддина, можешь ли ты гарантировать, что Таджуддин согласится? Нет, не можешь».

Рафаэль Азисов рассказал о том, как Фагим Шафиев при помощи властей, путем обмана и подделки документов, захватил мечеть в селе Аксеново и мусульманам пришлось строить еще одну мечеть. Азисов заявил: «На днях я был на похоронах и там Шафиев снова заявлял, что скоро будет муфтием всей Мордовии. Он уже думал, что Манюров, его заместитель, захватит 25 августа наш муфтият и передаст ему. Я работаю с Зяки-хазратом уже 20 лет и вижу, что все зло у нас от властей.

Когда в июле пошли дела с Зяки-хазратом и появился Манюров, я понял, что история повторяется – как отжали нашу мечеть в Аксеново, также хотят отжать мечеть «Ускудар». Мы в президиуме стали требовать проведения съезда и выхода из ЦДУМ России. Мы уже не могли доверять Таджуддину, так как он отверг обеих кандидатов, которых предлагали мы. Ему нужен только Манюров, которого мы очень хорошо знаем, кто он. И зачем нам это нужно? Зяки-хазрат нас устраивает 20 лет, и зачем вы тут нам ставите подножку? Что нам было делать? Созвали съезд, уполномочили нашего Зяки-хазрата на перерегистрацию РДУМ РМ как независимого муфтията».

Мянсур Базиев: «Зяки-хазрат, мы работаем с тобой. Где ты – там и мы. Без ЦДУМ России».

Дамир Биккинин: «Как Шафиев, так и Манюров для нас «хазраты» в кавычках. Мы их хорошо знаем. Рафаэль Манюров сам признался, что Таджуддин разрешил ему работать с Шафиевым, разрешил стать его заместителем. А после захвата нашего муфтията перевести наши махалли в муфтият Шафиева. Вчера Манюров звонил одному нашему имаму, обзывал грязными словами Зяки, а также заявил, что Биккинины – проститутки и их в муфтияте не будет. Разве это речи, подходящие для муфтия? Для имама?

Где вы были раньше? Отчего же, когда вы приехали на это сегодняшнее мероприятие, съезд ли это, как собирали народ, встреча ли, как вы говорите, вы не позвонили своему другу Зяки? По-хорошему, вы еще вчера должны были встретиться с ним и поговорить. А вы встретились с ним, а теперь с нами, только когда сорвался план поставить нам муфтием Рафаэля Манюрова. Мое мнение – не оставаться в ЦДУМ России».

Минигалиев заявил, что не надо ставить уставы впереди Шариата, и что Талгат Таджуддин – единственный человек, которого весь мир признал, что он шейх-уль-ислам. «Он наш амир, наш имам, наш пастух. Не хотим слушать грязь про Талгата и не позволим другим говорить о нем плохо». Как о покойнике – либо хорошо, либо ничего.

Ильдар Биккинин: «Мы лучше знаем ситуацию. Почему вы не позвонили Зяки-хазрату вчера? Он бы встретил вас. Вместо этого вы утром в «Адмирале» для журналистов ругали его – вот какой, даже не встретил и не пришел сюда. Вы приехали на съезд, выбирать Манюрова. Но не получилось!»

Ильдар Зиганшин из Тюмени заявил о преследовании Айзатуллина: «Если бы не Талгат Таджуддин, он сейчас точно сидел бы в камере. Кто-то пытается нам сказать, что мы приехали на съезд. Вы не верите, что мы приехали встретиться с вами».

Ильдар Сафиуллин из Ульяновска: «О чем тут разговаривать? Если нам вы не верите... Субханаллах, хазрат, вы нам не верите, что ли?»

После нескольких минут препирательств у Ильдара из Тюмени сдали нервы – он вскочил и указывая пальцем на Зяки-хазрата, выкрикнул: «Подождите, я последнее слово скажу – ты предатель, понял? Это мы тебе как муфтии говорим, ты предатель!» Айзатуллин только слегка улыбнулся – «Ну ладно, пусть я предатель для вас» – вот это невозмутимость! Правда к концу вечера Ильдар все же попросил прощения за эти слова.

Кировский муфтий Зуфар Галиуллин заявил: «Давайте по шариату. Аллах велел подчиняться амирам. У нашего амира Талгат-хазрата, есть право поправлять тебя на пути Аллаха, в том числе и камчой (плеткой). Скажи, Зяки-хазрат, есть ли у него право ставить тебя камчой? Скажи, есть у него право плеткой тебя ставить на правильный путь?»

Айзатуллин: «Скажите, какая у вас претензия ко мне?»

Зуфар продолжал допытываться, есть ли у Талгата право ставить Зяки на правильный путь камчой, и в итоге сам же сказал, что есть.

Пензенский ахунд Ислам Давыдов: «Зяки-хазрат, не верьте, вас обманывают. Это очень хорошая игра. Мы очень хорошо прошли через это в Пензе. Хазрат, не слушай их. Я вижу, кое-кому не нужна истина, им нужно что-то исполнить. Своя цель стоит».

Далее приезжие пытались убедить Айзатуллина не уходить из ЦДУМ России, не раскалывать умму, по примеру Гайнутдина, Крганова и других тех, «кто откололись, и кто теперь на грани выхода из ислама».

Ильдар Сафиуллин из Ульяновска похвалился, как он боролся с ваххабитами в Ульяновске и теперь они погрязли в своих проблемах, и заявил: «О Талгате Таджуддине мы никому не позволим плохо говорить. Нет человека, который мог бы что-то ему сказать. Чтобы его понять, надо дойти до его уровня, и чтобы дойти, надо сделать столько, сколько он сделал. Нет таких людей! Он рот закроет любому, всем. Равилю, другим».

Далее Сафиуллин заявил: «Мы изучили ситуацию, Зяки-хазрат. Если пойдет по другим сценариям, мы потеряем двух молодых людей, твоих племянников. И скорее всего, отразится в будущем на фамилии. Пострадавшим будешь и ты, Зяки-хазрат. И ответственность перед Аллахом и мусульманами будет на тебе. Если сейчас начнется – есть понятие «каток государственный», прежде всего пострадаешь ты, хазрат. Все-все в стороне останутся, а ты пострадаешь. Мы этого не хотим».

Далее говорил, что надо провести новый съезд и избрать такого муфтия, который устроит всех. Ильдар заявил: «На сегодня грех жаловаться на государство. У нас строится женское медресе, детсад, мечети строятся. К государству претензий никаких быть не может ни у одного человека! Если кому-то мало ризк, то ризк от Всевышнего Аллаха. Государство поддерживает нас – Булгарскую академию за год построили, потомок пророка там работает, шейхи арабские там. Ректор сказал, что принято решение о строительстве еще одного огромного корпуса, спортивного манежа. Это о чем говорит? Что государство ставит сегодня на мусульман, чтобы они полноценно развивались, не попадали в какие-то партизанские отряды, обучались у себя. Про Талгата Таджуддина плохо говорить может либо невежа, либо это от шайтана».

Долго шел напряженный разговор. Гости заявили, что пакет документов на регистрацию изменений в уставе не пройдет, так как там якобы есть ошибки. И как только они успели побывать в Управлении Минюста РФ по РМ и проверить эти документы?

Зяки-хазрат открыто сказал гостям, что мусульмане не хотят отдавать РДУМ РМ в руки людям из «ячейки Чушкина», т.е. Манюрову и Шафиеву.

Ильдар Зиганшин заявил, что рассказы о принуждении имамов к явке в «Адмирал» – это неправда. Ильдар Сафиуллин продолжал нагнетать тему плохих последствий для Зяки-хазрата, если он не вернется в ЦДУМ России.

Разговор завершил Ислам Давыдов, прочитавший дуа (мольбу к Аллаху).

 

БЕЛОЗЕРЬЕ, 26 АВГУСТА

Айзатуллин удивился, когда подъехал к гостинице и увидел тех же двух мордовских чиновников, которые обедали с ним и сидели вечером в мечети. Ну что делать, пришлось взять и их с собой – понятно, что они хотели знать, чем закончится общение муфтиев – вернется ли Айзатуллин в ЦДУМ России, покорится ли он, согласится ли отведать камчи Таджуддина.

Посланцы Таджуддина приехали с убеждением, что Зяки-хазрата не пускают в мечеть в Белозерье, где имамом его отец Абдулкарим-хазрат.

Поэтому в мечети, после намаза, Айзатуллин задал присутствующим вопрос – правда ли, что меня не пускают в эту мечеть? Люди засмеялись. Еще одна ложь недоброжелателей была рассеяна.

Старый имам, 86-летний Абдулкарим-хазрат, перенесший коронавирус и победивший эту болезнь, не стал подыгрывать приезжим, – он заявил, что его сын Зяки уже давно взрослый, и сам знает, что делать.

После обильного обеда в доме Айзатуллиных пришла пора и честь знать – гостям было ехать далеко. Но тут и посланцев Таджуддина, и самого Айзатуллина ждал сюрприз со стороны мордовских чиновников – они попросили заехать к сельскому памятнику погибшим на войнах и военных конфликтах. А там их уже поджидал все тот же Рясим Салихов – с охапкой цветов.

Гости Айзатуллина возложили цветы к памятнику, хотя такие действия по меньшей мере спорны в исламе. И уже к вечеру на сайте Белозерьевского сельского поселения появилась общая фотография гостей на фоне памятника, а текст сообщения гласил, что «почетных гостей» привез в Белозерье один из тех двух мордовских чиновников, а встречал Рясим Салихов. Естественно, ни слова об Айзатуллине, чему он сам рад.

По тексту получалось, что единственной целью посещения Белозерья «почетными гостями» стало совершение «дуа за погибших в годы ВОВ и за тех, кто погиб в мирное время, выполняя свой служебный долг».

Так что, хотя посланцы Таджуддина и не выполнили своей основной миссии – с позором снять Айзатуллина и с почетом назначить на его место Рафаэля Манюрова, они все же дважды пригодились мордовским чиновникам. Сначала 25 августа ругали Айзатуллина и возводили на него клевету перед саранскими журналистами, и эта клевета немедленно была растиражирована. А 26 августа чиновники тоже заработали небольшой бонус – приезд делегации ЦДУМ России в Белозерье для продолжения обработки Айзатуллина сумели изобразить как акт поклонения погибшим военным.

...«Гости» вплоть до прощания на трассе Саранск-Ульяновск продолжали уговаривать Айзатуллина. Высокомерие, с которым они днем раньше хулили Айзатуллина на камеры мордовских телевизионных каналов и газет, уже давно улетучилось. И главное – уже очень просили забрать документы РДУМ РМ, поданные на перерегистрацию. И приехать на покаяние к Таджуддину.

Автор: Ирек Биккинин
подписаться на канал
Комментарии 2
  • СубханАллах, как тяжело читать такую грязь.
    (7)
    6 сентября в 22:31
    • Timur_al_Kazan, вам читать тяжело, а каково Зяки Айзатуллину все это переживать?
      (419)
      7 октября в 19:15