Политика

Макрон в Бейруте: возвращение французского спасителя?

В разрушенный гигантским взрывом Бейрут вчера прилетел президент Франции Эммануэль Макрон. Глава французского государства посетил место мощного взрыва, в результате которого погибли не менее 137 человек и около 5000 получили ранения.

Прогуливаясь по историческому району Геммайзе с его вековыми зданиями, многие из которых сейчас разрушены или находятся в аварийном состоянии, он разговаривал с жертвами и утешал плачущих людей.

Макрон стал не только первым иностранным лидером, который приехал на место трагедии. Нет, он сделал это до того, как туда приехал какой-либо местный чиновник — всего через два дня после того, как мощный взрыв прогремел по городу и перевернул всю жизнь. Встреча Макрона с жителями Бейрута многое может сказать об отношении ливанцев к собственным политическим элитам.

«Вы сидите с полевыми командирами, они манипулировали нами в течение последних лет», - сказала женщина Макрону, который встречался с высшим руководством страны в тот же день.

«Я здесь не для того, чтобы помогать им, я здесь, чтобы помочь вам», - ответил он, прежде чем жители бейрутских улиц заключили его в долгие безмолвные объятия.

Короткий визит Макрона в Бейрут был полон эмоций и символизма. Во время его встречи в аэропорту Бейрута с президентом Мишелем Ауном внезапно произошло отключение электричества - обычное явление в стране, где электричество отключается постоянно, что является результатом бесхозяйственности в течение десятилетий.

Когда Макрон осматривал ущерб, он активно общался со спасателями. В Геммайзе он был окружен множеством людей, которые призывали его помочь Ливану, но при этом заклинали его не давать каких-либо денег закостенелому политическому классу страны, многие члены которого были участниками гражданской войны в стране, закончившейся в 1990 году.

"Не давайте денег нашему правительству", - неоднократно кричал некий мужчина. - "Вы наша единственная надежда!", - говорил другой.

Министр юстиции Ливана Мари-Клод Наджем позже попыталась посетить это место, но ее обрызгали водой и вытолкнули из этого района десятки протестующих, скандировавших «в отставку».

Когда Наджем остановилась, чтобы попытаться поговорить с протестующими, их крики заглушили ее голос, в нее полилось еще больше воды, и она наконец убежала.

Но те же протестующие, похоже, чувствовали, что Макрон на их стороне. "Революция!" - скандировали они, пока Макрон шел по улице Геммайзе.

«Мишель Аун - террорист», - добавили протестующие, имея в виду 85-летнего президента Ливана.

«Я поговорю со всеми политическими силами, чтобы попросить их заключить новый пакт. Я здесь сегодня, чтобы предложить им новый политический пакт », - сказал Макрон жителям Бейрута.

На встречах с высокопоставленными чиновниками Макрон «не жалел слов; он сказал им, что им нужно действовать сообща и что так продолжаться не может», - сказал Аль-Джазире источник, знакомый с встречей. «Это было очень откровенно».

Эта откровенность была сохранена на пресс-конференции вечером, когда Макрона спросили о комментариях премьер-министра Ливана Хасана Диаба, который обвинил министра иностранных дел Франции во время визита в прошлом месяце в "незнании" правительственных реформ.

«Сегодня я почувствовал, что ливанский народ тоже ничего не знает о реформах», - сказал он.

Несколько раз на протяжении пресс-конференции Макрона местные журналисты аплодировали ему. После того, как он закончил, его стали уговаривать сделать селфи. Одна женщина начала плакать, разговаривая с ним, а Макрон утешал ее.

«Печально и неловко. Но впервые после этой травмы я почувствовал немного надежды и утешения, когда французский лидер приехал в мою страну и сказал слова, которые показали, что он понимает мои страхи и был полон решимости помочь мне снова почувствовать себя в безопасности», - написала в твиттере пользователь Сара Ассаф. «Ни один ливанский лидер не смог сделать то же самое».

Кроме того, после встречи с высокопоставленными чиновниками, главами парламентских блоков, гражданского общества и независимыми лидерами Макрон призвал к «прозрачному международному расследованию» взрыва в Бейруте.

Ливан уже сформировал комитет по расследованию во главе с Диабом, в который вошли министры и руководители высших органов безопасности для наблюдения за расследованием. Макрон сказал, что он поддерживает включение международных экспертов и что он предложил французскую техническую помощь и опыт. Помимо этого французская прокуратура в среду открыла расследование по факту взрыва в связи с ранениями, нанесенными 21 французскому гражданину.

Макрон сказал, что созовет международную конференцию с участием Европейского союза, США и стран региона, чтобы собрать столь необходимую гуманитарную помощь, в том числе для перемещенных лиц, которых, по оценкам, насчитывается 300 000 человек.

Сейчас многие эксперты, оценивающие визит Макрона и его общение с жителями Бейрута пытаются понять — что это было? Каким образом новый культовый «спаситель» арабской страны стал выглядеть как глава бывшей колониальной метрополии? Где еще лидер иностранного государства приезжает и ведет себя так, словно он отец родной местным людям, и при этом публично обещает им, что будет сотрудничать с «народом», а не с «политиками» (официальными властями суверенного Ливана)? Где еще такое поведение лидера иностранной державы (более того, колониальной метрополии!) может вызвать восторг среди жителей и различных ливанских «говорящих голов» - которые наперебой сейчас обсуждают, насколько лучше жилось при французском колониальном мандате? Что это, если не полный крах идеи национального государства в Ливане?

Разумеется, Ливан с его обширным христианским населением имеет особое историческое отношение к Франции (хотя христианского президента Мишеля Ауна все равно называют «террористом»). Некоторые эксперты говорят о том, что имперское возвращение Франции в Ливан это ответ на имперское возвращение Турции в Ливию. А многие эксперты и историки, вроде Уссамы Макдиси, напоминают, что корни нынешнего кризиса в Ливане уходят как раз таки в колониальный период, когда Франция приложила руку к созданию нынешней порочной системы.

Тем не менее, в нынешней ситуации, когда большая часть Ближнего Востока либо находится в руинах либо переходит под патронаж больших империй, сложно отделаться от мысли о смерти национального государства в арабском мире. Спустя многие годы после триумфа арабского национализма, сложно найти более дискредитированную в регионе идею, чем независимое арабское государство во главе с собственными политическими элитами.

Автор: Якуб Хаджич
подписаться на канал
Комментарии 3
  • Менее рационалистические мазхабы, которые господствуют в некоторых мусульманских регионах, за счёт акцентации на божественном волюнтаризме и фатализме, могут доводить свои общества до состояния "несостоявшихся государств", что и есть главнейший подарок бывшим метрополиям, а такие вот шустрые макроны уже тут как тут. Тут ещё конечно и темперамент значительную роль играет.
    (1321)
    7 августа в 22:51
    • smr, в данном конкретном случае, если бы в Ливане господствовал «менее рационалистический мазхаб», на следующий день после взрыва, всё правительство включая президента качалось бы на фонарных столбах. Шесть с лишним лет столичный мегаполис сидел на пороховой бочке и не принято никаких мер к вывозу –это прямое преступление высшего руководства. Да и решение о конфискации груза у стервятника из Хабаровска и складировании в порту вряд ли принимало «Хизболла».
      (0)
      8 августа в 13:50
      • Надир Гатауллин, показывали по некоторым каналам как они готовили вполне реальные висилицы, с хорошими, убедительными веревками, но это кто-то из демонстрантов переоценил себя, свои возможности. Вот эти вот "менее рациональные мазхабы" частенько не дают реально оценивать ситуацию и правильно действовать в обществе и мире.
        (1321)
        11 августа в 23:28