Просвещение

Сельчук Байрактар - человек, изменивший небо Ближнего Востока

Среди множества аспектов нынешнего вооруженного конфликта между Турцией и асадитским режимом, есть один особенно интересный для тех наблюдателей, кто внимательно отслеживает динамику военных технологий. Хотя Турция и ранее периодически поддерживала сирийскую оппозицию в ее борьбе против режима, это первый случай, когда она использовала беспилотники в битве против асадитов. Наряду с использованием самолетов и тяжелой артиллерии именно беспилотники существенно изменили динамику на земле.

«Турецкие беспилотники, пролетающие над сирийским воздушным пространством, - переломный момент в тактической игре», - говорит Джан Касапоглу, директор программы исследований в области безопасности и обороны исследовательского центра EDAM в Стамбуле.

«Существуют некоторые высшие точки и ключевые пункты, которые могут изменить общий военный баланс [такие как] Саракиб, Нейраб, Атариб. Мощь турецких беспилотников может иметь тактическое значение в этих горячих точках сирийской [войны]», - пояснил он.

По словам Касапоглу, Турция ранее использовала вооруженные беспилотники в Сирии во время операции «Оливковая ветвь» против Отрядов народной самообороны (YPG, то есть РПК) в 2018 году.

Но сейчас мы видим как впервые, когда турецкая армия использовала свои ANKA-S и Bayraktar-TB2 в таких масштабах и с такой интенсивностью, сказал он. По его оценке, были развернуты десятки БПЛА.

Беспилотники не только нанесли удар по позициям и конвоям сил режима и его союзников вдоль линии фронта, но и проникли глубоко в районы, контролируемые Дамаском, и, как сообщается, были направлены против военных аэропортов вблизи городов Алеппо и Хама.

По словам Касапогу, им также удалось уничтожить ряд зенитных систем, развернутых сирийским режимом.

В понедельник турецкое информационное агентство Anadolu процитировало слова министра обороны Турции Хулуси Акара о том, что турецкие войска уничтожили два сирийских истребителя Су-24, два беспилотника, 135 танков и пять систем ПВО и "нейтрализовали" более 2500 бойцов режима.

Турецкие беспилотники также успешно атаковали высокопоставленных офицеров как в рядах Сирийской Арабской армии, так и в рядах военизированных формирований.

Al Jazeera Arabic сообщает, что в субботу по меньшей мере 10 высокопоставленных командиров режима и его союзников из "Хезболлы" были убиты турецким беспилотником во время встречи возле города Зерба в южной провинции Алеппо.

В отдельном инциденте, в районе Талхия, недалеко от города Тафтаназ, по меньшей мере девять боевиков "Хезболлы" были убиты вместе с десятками других про-иранских ополченцев, а также ряд солдат и офицеров режима, сообщают ливанские СМИ.

С тех пор Турция подтвердила, что один из ее беспилотников был сбит. Асадитское информационное агентство SANA сообщило, что сбиты были по меньшей мере три БПЛА.

Эксперты говорят, что турецкие беспилотники стали game-changers (то есть, они изменяют правила игры) в небе Ближнего Востока. Как же так получилось?

Строго говоря, сейчас мы находимся уже во второй БПЛА эре. Все начали еще США, первая страна, которая убивала людей с помощью ракет, запущенных с беспилотников после 11 сентября. В настоящее время Турция конкурирует с США и Великобританией как наиболее плодотворный пользователь беспилотных летательных аппаратов в мире. Эта технология была использована Турцией против ИГИЛ в Сирии и вдоль границы Турции с Ираком и Ираном, где турецкие дроны постоянно охотятся на боевиков РПК.

Хотя США более десяти лет были крупнейшим оператором вооруженных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в мире, начав первую атаку беспилотниками в 2001 году, сегодня более десятка стран обладают этой технологией. Великобритания, Израиль, Пакистан, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Нигерия и Турция использовали вооруженные беспилотники для уничтожения целей с 2015 года. Усилия Вашингтона по контролю распространения с помощью ограничений на экспорт беспилотников не смогли замедлить глобальную гонку за технологией.

Если можно сказать, что у турецкой программы боевых беспилотников есть отец, его зовут Сельчук Байрактар.

В 2005 году Байрактар ​​убедил турецких чиновников посетить небольшую демонстрацию самодельного беспилотника, над которым он работал. 26-летний студент изучал электротехнику в лучшем университете Турции, получил степень магистра в Университете Пенсильвании и был докторантом в Массачусетском технологическом институте.

Он был на переднем крае технологии, которая, как он знал, станет следующей большой переменной в военном деле. Но он беспокоился о том, чем он будет заниматься, когда его учеба закончится, и ему придется возвращаться в Турцию.

«Многие из моих друзей работают над грантами для военных проектов США», - сказал он чиновникам, стоящим рядом с его беспилотником. «Здесь есть вот эта невероятная вещь - но чем они будут заниматься, над чем я буду работать, когда вернусь в Турцию?»

«Боинг, Локхид, это крупные компании, верно?» - продолжил Байрактар. «Мы создаем те же системы. Если Турция поддержит этот проект, эти беспилотники, через пять лет Турция может легко оказаться на шаг впереди всего мира».

Это был дерзкий шаг, но он не сразу одержал победу над чиновниками. До этого дня Байрактар ​​был в значительной степени неизвестен среди влиятельных лиц в Анкаре.

В США на аспирантуру академические коллеги Байрактара приезжали со всего мира. Его магистерская работа в Массачусетском технологическом институте продемонстрировала алгоритм, который может посадить беспилотный вертолет в очень пересеченной местности, даже вертикально на стене. Работа начинается с благодарности Богу, затем его научному руководителю, и, наконец, горстке близких друзей и Ассоциации студентов-мусульман в университете.

В Турции семья Байрактара владела фирмой под названием Bayraktar Makina, которая была основана их отцом-инженером в 1984 году для производства автомобильных компонентов, в рамках усилий Турции по производству отечественных автомобилей. К 2000-м годам компания начала заниматься беспилотными летательными аппаратами.

К 2007 году Байрактар закончил обучение на аспирантуре в Массачусетском технологическом институте и вернулся к работе над дронами на постоянной основе в Турции. Байрактару понадобится еще несколько лет и несколько неожиданных изменений в международных отношениях, чтобы найти свой путь к авангарду турецкой программы беспилотных летательных аппаратов.

В то время, когда Байрактар ​​демонстрировал свой самодельный беспилотник, в Турции уже существовала программа беспилотников, разработанная турецкой авиационно-космической компанией Turkish Aerospace Industries (TAI, Türk Havacılık ve Uzay Sanayii A.Ş.). Но бюрократы в Анкаре, особенно в тогдашних влиятельных вооруженных силах, считали, что разумнее приобретать эту технологию у США и Израиля, чем продолжать ее разработку самостоятельно, несмотря на несколько десятилетий разочарований со стороны союзников.

С 1975 года, когда США ввели санкции на экспорт оружия после вторжения Турции на Кипр, Турция имела непростые отношения с Вашингтоном и стремилась развивать собственную оборонную промышленность.

В течение следующего десятилетия было создано множество отечественных оборонных производителей, как упомянутые TAI, которые в основном сосредоточились на таких основах, как боеприпасы и стрелковое оружие, а также на нескольких крупных проектах, таких как управляемые ракеты и самолеты.

В первую эру беспилотников Турция вошла старомодным способом - в 1996 году она купила шесть беспилотников у американской компании General Atomics. Приобретенные ею GNAT 750 были простыми изделиями, способными передавать видеонаблюдение. Они использовались на юго-востоке Турции для борьбы с РПК. В районе, расположенном между границами Турции, Ирака и Сирии, беспилотники GNAT передавали отснятый материал о передвижениях РПК, но турецким силам на поле требовалось слишком много времени, чтобы отреагировать на эти кадры, говорит Недждет Озчелик, бывший офицер турецкой армии.

«Беспилотники получали отснятый материал с поля, а затем отправляли эти данные в оперативный центр, и после оценки отснятого материала должна быть предоставлена ​​некоторая информация оперативным силам, которые уже находились на поле», - сказал Озджелик. «Задержка составляла около 20 минут, а вы знаете, что 20 минут очень сильно влияют на боевую обстановку».

В 2006 году Турция заказала 10 невооруженных беспилотников Heron у Израиля, который использовал беспилотные военные самолеты с 1970-х годов. Израилю потребовалось пять лет, чтобы доставить беспилотники в Турцию. Затем Анкара обвинила израильтян в умышленном саботаже двигателей и систем формирования изображений и отправила их обратно на ремонт в Израиль, на их исправление ушло несколько лет. Heron, которые в конечном итоге были развернуты в Турции, первоначально пилотировались израильским персоналом, и турецкие офицеры подозревали, что отснятые у них материалы тайно направлялись в израильскую разведку. Стало ясно, что Heron не смогут удовлетворить стремление Турции к своим беспилотникам.

В 2010 году Турция и Израиль полностью прекратили дипломатические отношения после того, как израильские военные убили девять граждан Турции, пытавшихся попасть морем в сектор Газа. Позже в том же году Турция обнародовала проект замены Heron – это был местный беспилотник ANKA («Феникс»), разработанный TAI. У него был размах крыльев в 17 метров и он мог оставаться в воздухе в течение 24 часов на высоте почти 10000 метров, но, как и Heron, он не был вооружен. Это означало, что в «смертельной цепочке» все еще отсутствует критическое звено, - говорит Озджелик.

Например, в 2011 году сотни боевиков РПК предприняли одновременные атаки на турецкие базы в юго-восточной провинции Хаккари. Беспилотники Heron в прямом эфире давали видеоряд самого смертоносного нападения РПК за последние десятилетия. «Во время этих атак Heron-ы только снимали кадры в Турции, и не было никаких способностей для реагирования, которое соединяло бы с системами Heron», - сказал Озджелик. В ответ Турция развернула тысячи солдат, начав операцию в Ираке.

В то время Турции также предоставлялись кадры и разведданные от США, в том числе от горстки беспилотников Predator, пилотируемых США. Но Вашингтон, ссылаясь на опасения, что его союзник по НАТО может создать проблему безопасности для Израиля, отказался продавать вооруженные беспилотники Турции. К 2016 году Турция перестала полагаться на своего давнего, но ненадежного союзника, и думала о своем месте в гонке вооружений с Вашингтоном и другими странами НАТО. Разработка собственного беспилотника-убийцы стала главным приоритетом - и это стало звездным часом Байрактара.

Несколькими годами ранее Байрактар ​​даже не смог получить разрешение у военных на испытания своих дронов с использованием боевых патронов. Военное руководство Турции с недоверием относилось к таким семьям, как Байрактары, которые были консервативными мусульманами.

Но молодой инженер, чья откровенная критика зависимости Турции от Израиля делала его знаменитостью, набирала обороты с нужными людьми. В 2006 году Байрактар выиграл конкурс турецких военных на беспилотный мини-дрон, и Анкара приказала разместить 19 его изделий на юго-востоке страны.

Байрактары работали с нижними чинами армии, убеждая военных позволить им втиснуться с ними в поле, где они могли делать подробные записи о том, какая технология там нужна. Работа окупилась в 2015 году, когда они провели замечательную демонстрацию своего самого современного беспилотника TB2, который привлек внимание турецких военных.

С высоты 4 км дрон поразил цель в 8 км с помощью управляемой ракеты турецкого производства. В том же году Байрактар нанес еще более точный удар - он женился на младшей дочери президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Сумейе. С тех пор его компания стала производителем дронов для Турции номер 1.

TB2 в настоящее время является основой воздушных операций Анкары. Он может летать на высоте более 7 километров до 24 часов, но для связи использует наземные станции управления. С дальностью до 150 километров он может нести полезную нагрузку более 54 килограм. Более 75 ТБ2, используемых турецкими войсками сегодня, летают в общей сложности около 6000 часов в месяц, и по мнению многих экспертов, они создали переломный момент в турецкой кампании против РПК на юго-востоке. Члены РПК больше не могут передвигаться большими группами, как это было в 2011 году.

«Для Турции технически вооруженные беспилотники - это самое важное, что создает турецкое превосходство в ее операциях против террористов», - сказал Озджелик. «Все вращается вокруг технических вооруженных беспилотников».

Видео той первой демонстрации, которую Байрактар дал в Турции, с тех пор стало вирусным, а сам человек превратился в национальную знаменитость, героя беспилотников. Само его имя превращается в символ и стремительно приближается к тому, чтобы стать турецким аналогом русско-советского «Калашникова» или германского «Маузера».

Успехи турецких беспилотников стали настолько популярными внутри страны, что дроны превратились в своего рода культурные символы (опять же аналогия с изобретением Михаила Калашникова). Губернаторы на юго-востоке Турции, пораженном мятежом РПК, регулярно посещают ангары, в которых размещаются беспилотники, чтобы воздать хвалу и молиться за благополучие подразделений, эксплуатирующих их.

Технология беспилотников, которая просочилась из США в Турцию, теперь распространяется и на другие страны. В январе прошлого года президент Украины Петр Порошенко объявил, что его страна купит 12 ТБ2, стоимость сделки оценивается в 69 миллионов долларов. Несколько других стран, включая Пакистан и Катар, выстроились в очередь для покупки турецких беспилотников. Операция в Сирии, продемонстрировавшая возможности турецких беспилотников, наверняка подтсегнет дальнейший интерес к ним в регионе, и за его пределами.

Комментарии 3
  • Я как раз думал попросить вас, чтобы вы перевели эту статью O_o
    (0)
    3 марта в 15:05
    • В том же году Байрактар нанес еще более точный удар - он женился на младшей дочери президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Сумейе
      ----------------------
      😂😂😂
      (0)
      3 марта в 17:40
      • Калашников не изобрел автомат...Это липовый конструктор с семиклассным образованием
        (0)
        4 марта в 02:35