Их нравы

Муфтий Дашкин отвечает

Ислям Фявзиевич Дашкин, родился 1.12.1978 в селе Средняя Елюзань Пензенской области. В 1995 поступил в медресе "Нурульислам" (Октябрьск), в 1996 зачислен в Татарский арабский колледж (Ульяновск, окончил в 1999), в 1999-2004 учился на факультете исламского законоведения в университете Медины (Саудовская Аравия). В 2000 стал Коран-хафизом. В 2004-2005 преподавал в Пензенском исламском колледже (Средняя Елюзань). В 2006-2009 обучался исламским наукам в Дамаске и одновременно учился в университете "Аль-Жинан" (Триполи, Ливан) по специальности "Сравнительное исламское право".

Участвовал, а также побеждал в различных российских и международных конкурсах чтецов Корана. Дашкин - единственный россиянин с квалификацией судьи международных конкурсов чтецов Корана.

С 2011 имам-хатыб мечети №2 с.Средняя Елюзань. С 2014 главный имам-хатыб Соборной мечети Пензы.

С 2012 муфтий, председатель Духовного управления мусульман Пензенской области.

Примечание:

"Хазрат" - так у татар принято обращаться к уважаемому духовному лицу ислама.

 

- Ислям-хазрат, в субботу, 13 апреля, вы случайно узнали, что Соборная мечеть Пензы, относившаяся к Совету муфтиев России, еще 4 апреля была перерегистрирована Управлением Минюста РФ по Пензенской области как относящаяся к Централизованному духовному управлению мусульман Пензенской области (ЦДУМ ПО, Асиат Уразаев).

- Для нас это был шок. Ведь еще 12 апреля, в пятницу, одна из ответственных сотрудников этого управления на вопрос нашего адвоката о рассмотрении дела по Соборной мечети ответила, что решение по делу еще не принято.
Между тем из выписки из ЕГРЮЛ видно, что протоколы собрания 23 марта поданы в Управление Минюста 25 марта, а 4 апреля это управление уже подписало распоряжении об отправке пакета документов в налоговую службу. А инспекция Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г.Пензы 9 апреля уже внесла изменения в ЕГРЮЛ.
Почему бы не известить нас, мусульман? Ведь сотрудники Управления Минюста прекрасно знали, что в мечети мусульмане, в основном имамы, держат голодовку в знак протеста, страдают от голода. Могли бы сказать - "Все уже, идите домой, ешьте и пейте, не страдайте, мы уже наплевали на ваш протест".

Мы знаем, что закон не допускает возможности регистрации изменений при таких обстоятельствах проведения собрания 23 марта 2019 года. Конечно, нет запрета на проведение собрания вне стен мечети, но это уже признак того, что организаторы преследуют неблаговидные цели.

Самое главное, что о собрании не были извещены большинство тех людей в списке членов мусульманской организации, кого "хозяин" Соборной мечети Джафяр Куряев считает нелояльными к себе. Это грубое нарушение, которого достаточно, чтобы признать решения такое собрание недействительными.

Пять членов организации Соборной мечети написали соответствующие заявления в областную прокуратуру и в Управление Минюста.

Также на собрание не был допущен Али Кудюшев, являющийся учредителем данной организации. Джафяр Куряев произвольно вычеркнул его из списка, понимая, что это сильный и самостоятельный оппонент.

Также на собрание не пропустили меня, одного из 10 членов Президиума Совета муфтиев в России, в чьем ведении находилась наша мечеть. Кроме того, с мая 2014 года я являюсь главным имам-хатыбом этой мечети, по указу муфтия Равиля Гайнутдина.

Конечно, мы допускали возможность передачи нашей мечети Асиату Уразаеву, марионетке определенных неисламских сил. Но мы полагали, что при такой огласке, когда появилось множество публикаций по данной ситуации с Пензенской мечетью, чиновники все же не будут так дерзко злоупотреблять своими возможностями оказания давления на Управление Минюста.

Мы полагали, что решение этого собрания не пройдет регистрацию и будет проведено новое собрание - пусть под полным контролем властей, пусть не в мечети, но чтобы были извещены все члены организации, и чтобы на собрание были допущены все четыре имама мечети. И чтобы не было посторонних, таких, как Асиат Уразаев и его подручные.

Но они сделали так, как сделали.

 

- Хазрат, что будете теперь делать?

- Сегодня, то есть 15 апреля, мы собирали президиум нашего Духовного управления мусульман Пензенской области (ДУМ ПО) и обсуждали сложившуюся ситуацию. Решили, что пока не будем покидать мечеть. Если будем уходить, уйдем все четыре имама. В ближайшее время создадим несколько местных мусульманских религиозных организаций в Пензе и будем искать площадку, где проводить пятничные намазы. Считаем, что Совет муфтиев России активно поддержит нас, так как мечеть относилась напрямую к СМР. Ожидается и активное участие светских татар Пензы, т.к. они оказывали много финансовой помощи Соборной мечети, а также несли основное бремя финансирования строительства новой мечети на проспекте Победы.

 

- Собираетесь ли подавать в суд на незаконное решение Управления Минюста?

- Такая возможность есть у тех членов организации "Соборная мечеть", кто не был извещен о собрании 23 марта. Их гражданские права были попраны. Также были нарушены права Совета муфтиев России, который также может подать в суд с требованием признать решения собрания от 23 марта недействительным.

 

- Ислям-хазрат, кто из тех людей, состоящих в компании фитначей Асиата и Джафяра, обладает наиболее высоким уровнем знания ислама?

- Думаю, что Аюб Бикмаев. Хотя он учился не на шариатском факультете, а окончил педагогический факультет в Рияде (Саудовская Аравия), он с детства вырос в семье имама, и многое исламское он знал с детства. На втором месте по знаниям в этой группе, я думаю, Асиат Уразаев. Джафяр также начитался разных исламоведческих книг. Больше среди них и некого назвать, кроме Рината Ахтямова.

 

- Ислям-хазрат, вы один из лучших знатоков ислама в области. Как вы оцениваете положение тех, кто принимал активное участие в отъеме Соборной мечети Пензы у Совета муфтиев России и передаче ее в руки недостойных людей? Я имею в виду тех из них, кто позиционирует себя мусульманами – Джафяра Куряева, его братьев Рифатя и Музафяра, Рамиля Имангулова и его людей, Асиата Уразаева и его помощников.

- Я не могу вынести фетву, для этого должен собраться совет. Хукм этих людей, - тех, кто действует против ислама, против мусульман, против имамов и против стабильности, против развития мусульман, кто привлекает посторонние силы для борьбы против обычных мусульман, против джамаата, кто просит помощи у этих сил, кто прибегает к серьезной помощи против мусульман, для прикрытия хыяната (предательства) этих людей, их лжи, - все это приравнивается к неверию. Я не говорю, что они неверные, кафиры. Но это определенное неверие, это кощунство, это игра.

В Коране много аятов на эту тему, например, в суре "Тауба". Если прочитать их, будет понятно, что нельзя играть с такими вещами - нельзя прикрывать сторонними силами свои интриги, свою ложь, свое предательство. И тем более нельзя провозглашать - вот у нас есть устав, который как бы выше всего, включая Коран и Сунну.

Мы уважаем российские законы, но при выборах наших руководителей, наших имамов и муфтиев мы руководствуемся нормами нашей религии. Это наше внутреннее дело. Если находятся такие люди, которые ставят уставы и протоколы выше исламских норм, дескать, у них кворум, у них большинство по явившимся, то, аузубилляхи, они уже чуть ли не обожествляют эти уставы.

Если в списках какой-то местной мусульманской религиозной организации преобладают люди, которые не руководствуются исламом, это не означает, что они имеют право принимать любые решения, которые они захотят, например, решения, не соответствующие нормам ислама.

В жизни мусульманских общин решающая роль принадлежит имамам, а не тому человеку, который, являясь председателем, занимается хозяйственной стороной деятельности организации. Такой человек не имеет никакого права передавать мечеть, в которой действуют сразу четыре грамотных имама, в руки фактически коммерсантов от религии - тех людей, кто использует свои небольшие знания религии ислам для получения материальных благ.

На эту тему есть много аятов, например, 74-й аят суры "Тауба": "...Они сказали слово неверия и они стали неверными после того, как приняли ислам". Нельзя играть с религией, нельзя ставить устав выше норм ислама. Понятно, что мы все ошибаемся, мы все грешим. Но играть с религией, с мечетями - да хранит нас Аллах, так можно стать и неверным. Такие вещи могут вести к куфру, поэтому пусть эти люди принесут тауба (покаяние).

Что касается Соборной мечети Пензы, она ведь не простая мечеть. Это вакуфная мечеть. Такие мечети по всему миру курируются самыми высшими религиозными структурами и их представителями. Во многих странах даже есть министерства по вакуфным делам.

Вот и наша Соборная мечеть была передана мусульманам семьей Тенишевых как вакуф. Естественно, ее курирует наш лидер, муфтий Равиль Гайнутдин, сделавший меня своим представителем по этому вакуфному имуществу - мутаваллиль вакуф.

То, что сейчас натворили Джафяр и его сотоварищи, можно оценивать и как хавариджский подход - их можно назвать бунтовщиками. Всегда, когда где-то идет активное развитие ислама, появляются такие бунтовщики - хавариджи.

Также появляются мунафики. Вот в этих людях есть признаки и хавариджей, и мунафиков. Например, я не могу сказать, что Джафяр - мунафик. Но все три основных признака у него есть. Есть и четвертый признак - когда с ним споришь, он выходит из себя, и говорит грубые вещи; с ним невозможно договориться по-хорошему.

Среди других участников этого бунта против Совета муфтиев России есть и джахили, т.е. люди, невежественные в нормах ислама, люди, которых ввели в заблуждение.

Есть люди с коммерческим интересом - вещевой рынок при мечети закрыли, но территория осталась - возможно, они вынашивают планы по какому-то коммерческому использованию этого земельного участка.

 

Презрение Джафяра Куряева к имамам и другим духовным лицам ислама.

- Это было и раньше - пренебрежение к мнению имамов, иногда издевки в их адрес, грубость по отношению к ним. А теперь он и устав изменил так, что положение имама сведено к статусу наемного работника - с новым имамом теперь Джафяр собирается подписывать контракт на два года.

С начала 2000 годов в Соборной мечети фактически хозяином был Джафяр Куряев. По особенностям его характера - он считает себя знатоком по любым вопросам - он не терпит рядом с собой людей, которые в чем-то его превосходят. Таким был имам Абдурауф Забиров - он хорошо знал ислам, был красноречивым, убедительным. Джафяр выглядел очень тускло на его фоне и постарался изгнать его из мечети.

Сейчас в мечети сразу четыре имама, включая меня, но Джафяр, своим нахрапом, своей наглостью, затыкает всем нам рот.

Мы пытались наладить с ним отношения, объясняли, как по исламу должны вестись дела в мечети, объясняли, почему муфтий по линии Совета муфтиев России, то есть я, должен находиться в главной мечети области и быть его главным имамом. Это позиция всех муфтиятов России - муфтий должен быть главным имамом главной мечети региона.
Например, Равиль Гайнутдин - главный имам Соборной мечети в Москве, Талгат Таджутдин - главный имам Соборной мечети Уфы и т.д.

Уже почти семь лет офис нашего муфтията находится в Соборной мечети Пензы. Мы приложили много старания к тому, чтобы и эту мечеть содержать в порядке, и активно помогали и помогаем в строительстве новой мечети.

 

- Ислям-хазрат, а как же роль махалли? Пусть и не по факту - сотни мусульман, а всего лишь по списочному составу - 48 человек.

- Да, формально, если придерживаться только российских законов, а не норм ислама, эти 48 человек и должны принимать решения. Однако выяснилось, что этот список составил сам Джафяр в 2013 году, на основе прежних списков. При этом он вычеркнул из списка многих достойных людей, например, Али Кудюшева, являющегося учредителем организации. Также Джафяр каким-то образом сумел выбросить из числа учредителей Бакира Акжигитова, что в принципе невозможно без подделки документов. Акжигитов даже судился с Джафяром, но у Джафяра оказались убедительные покровители и Акжигитову отказали в восстановлении в составе учредителей.

Оказалось, что Джафяр вставил в этот список не только своих братьев Джиганшу, Музафяра, Рифатя, но и своего сына и племянника - итого в списке девять Куряевых. Также их другие родственники и подчиненные по работе. А также личные друзья Джафяра. В списке также есть люди Куряева, которые вообще в мечеть не ходят. Причем некоторые даже не знают, что они в этом списке. Также в списке есть умершие, есть уехавшие из региона.

Такой расклад позволяет Джафяру принимать любые решения, которые он захочет. Поэтому он в течение этих 18 лет был уверен, что любые его пожелания будут формально утверждены решением собрания. Достаточно написать протокол, даже не собирая собрания.

 

- Ислям-хазрат, мы видим, что по пятницам и на таравих-намазы мечеть бывает битком набита, а припоздавшим приходится даже читать намаз во дворе. Почему же эти прихожане мечети не вступают в состав членов организации?

- Дело в том, что Джафяр упорно, год за годом, отвергает заявления тех трех десятков активных прихожан мечети, кто хочет войти в списочный состав организации, чтобы иметь возможность влияния на принятие решений. Вместо того, чтобы обсуждать их кандидатуры на собрании, Джафяр просто выбрасывает их заявления и на этом все. Конечно, он понимает, что если активные, честные, искренние мусульмане будут вливаться в списочный состав, очень скоро его могут снять с его хлебной должности, где он не только управляет денежными потоками - пожертвованиями на строительство новой мечети и с аренды торговых мест (до 2018 года) - но и может безнаказанно измываться над носителями религиозных знаний, над имамами мечети.

Между тем благополучие мечети, ее физическое состояние обеспечивается именно активными прихожанами, которых Джафяр не пускает в списочный состав. А не теми, кто в "списке Джафяра". В этом списке только несколько человек, кто активно помогает мечети, например, Рашид Шафиев. Также есть древние старики, которых Джафяр давно зазомбировал, которые уже физически трудиться не могут, и у них нет больших финансовых возможностей, чтобы делать солидные пожертвования.

Когда имамы объявляют очередной сбор денег на какой-то ремонт или другие надобности, в основном деньги несут активные прихожане, не состоящие в списке.

А когда решается что-то важное, например, вопрос о выходе из Совета муфтиев России, Джафяр вытаскивает свой список и говорит прихожанам: "Вы кто такие? Вот список и решения принимаем только мы, а вы тут никто". И возникают сотрудники ФСБ и ОМОН, которые защищают Джафяра и обеспечивают формальное принятие таких решений - судьбоносных для Соборной мечети Пензы.

 

- Ислям-хазрат, вы главный имам-хатыб этой мечети, назначены муфтием Гайнутдином в мае 2014 года. Али Кудюшев, - учредитель. Вас обоих не пустили на собрание 23 марта. Как вы это расцениваете?

- Я не только имам-хатыб, но и один из десяти членов Президиума Совета муфтиев России. Также я прихожанин этой мечети в течение семи лет.

То, что нас не пустили на собрание, это какое-то издевательство, не говоря о том, что это нарушение законов - как российских, так и исламских. Если я не состою в их списке, то пусть я не голосовал бы, но присутствовал бы на собрании. А потом доложил бы муфтию Равилю Гайнутдину о ходе и обстоятельствах собрания.

Имам Рафик Шабанов - так Джафяр дождался, когда он уедет на лечение, чтобы провести это собрание. Ведь он и в списке, и у него есть  сильное влияние на тех стариков, которые обычно зомбируются Джафяром. Я уверен, что у Джафяра не было бы никакого кворума для принятия решения, если бы имам Шабанов был на собрании.

 

- В пяти публикациях сайта Исламньюс, посвященных событиям вокруг Пензенской мечети, где основным автором выступает некий автор под псевдонимом Иван Бочкарев, делается очень упорный акцент на обвинения лично в ваш адрес. Вы виноваты во всем.

- Думаю, что есть группа людей среди пензенских чиновников, которым очень не нравится наша команда. Мы самое крупное духовное управление на сегодня, 35 махаллей, плюс религиозные группы - итого около 40 организаций. Мы ведем реальную работу. В штате у нас официально работают восемь человек, есть своя бухгалтерия. У нас есть президиум (шура) из 15 человек - практически все они руководители своих направлений.
Подавляющее большинство наших имамов с высшим религиозным образованием, у нас почти 10 Коран-хафизов

Наш благотворительный фонд "Радуга" работает с 2000 года. У него есть свое здание в Средней Елюзани. С нами также работает Центр Тенишевой в Пензе.

Наш Рифать Абузяров отвечает за хадж мусульман Пензенской области.

У нас есть женская организация "Жемчужина" в Средней Елюзани, есть свой сайт и своя газета. И т.д.

Наше ДУМ ПО - это не я один, нас много. Поскольку наше ДУМ ПО относится к Совету муфтиев России, голословно обвинять меня в несусветных вещах - это означает обвинять и ДУМ ПО, и опосредованно СМР.

 

- В этих публикациях также обвиняли и СМР, и ДУМ ПО, но все же больше всего личные нападки на вас. Вас обвиняют даже в экстремизме... Есть информация, что эти публикации на сайт Исламньюс присылал Ринат Ахтямов, заместитель Асиата Уразаева из Каменки и эти тексты моментально появлялись на сайте.

- У Мухаммада Саляхетдинова (руководитель Исламньюс) спросили, зачем он так делает, почему он публикует такие вещи. Он ответил, что это ему присылают из Пензы. А Ринат Ахтямов - он в хороших отношениях с Саляхетдиновым, часто общается с ним лично в Москве, называет его своим устазом (наставником), своим шейхом. Время от времени на Исламньюс появляются новости по Пензенской области, в которых ссылки идут именно на Рината Ахтямова и часто идет прямое цитирование его слов.

Я не понимаю, в чем выгода для Исламньюс - распространять очевидную ложь о событиях в Пензе. Могли бы позвонить мне и спросить - действительно ли все так, как описывает некий Иван Бочкарев, прежде чем публиковать эти тексты, очерняющие не только меня, но и других искренних мусульман Пензенской области.

Судя по содержанию и формулировкам, в этих текстах именно та информация, которая собирается и обобщается пензенскими чиновниками. Понятно, что не сам Ахтямов написал их - это не его уровня тексты.

Кому не нравится мирное развитие ислама в Пензенской области, нам известно. Об этом даже в Коране написано, кому - кафирам.

Но и некоторым мусульманам это не нравится, например, мунафикам. Такие мусульмане были и во времена пророка Мухаммада (сав), и Усмана (раа) убили такие же мусульмане, были смуты среди сахабов. Иблис продолжает свою работу.

На сегодня самая активная федеральная мусульманская организация - Совет муфтиев России - обычно представляет мусульман России зарубежом - также встречается с различными нападками.

 

- Можете кратко пройти по тем пунктам, в которых вас необоснованно обвиняют?

- Мне не хотелось бы просто оправдываться. Но там такие дикие обвинения, что нельзя промолчать. Правда, мои пояснения займут много места.

 

Якобы у мусульман есть недоверие ко мне, что выразилось в снижении суммы собираемого закята.

- Могу сказать, что за 2018 года закята мы собрали значительно больше, чем в 2017 году. За менее чем семь лет работы мы открыли 9 мечетей, большинство которых построили заново. Как бы мы их строили, если бы у людей не было к нам доверия и закят не собирался бы? То есть, автор Исламньюс (написавший текст по данным какого-то пензенского чиновника) уже соврал.

 

О вмешательстве муфтия Мукаддаса Бибарсова в дела пензенских мусульман.

- Мы сотрудничаем с Мукаддас-хазратом, он муфтий Поволжья, ему официально поручено муфтием Равилем Гайнутдином курировать регион. Он часто бывает в родном селе Средняя Елюзань, здесь его отцовский дом, здесь большое количество его родственников и друзей. Понятно, что он переживает, если у нас неприятности и старается помочь, чем может.

Могу сказать, что он до сих пор переживает, что в свое время настаивал на кандидатуре Джафяра Куряева в Соборной мечети Пензы. Джафяра тогда ставили на три месяца, чтобы он решительно навел порядок в мечети и вернулся в свой бизнес. Однако ему так понравилось в мечети, что он уже 18 лет ни за что оттуда не хочет уходить.

 

Якобы Дашкин ввел в заблуждение муфтия Гайнутдина относительно действий Асиата Уразаева в Средней Елюзани в связи с захватом старейшей мечети села, в связи с чем Уразаев был изгнан из СМР.

- Это вообще нелепость. Эта мечеть относилась к муфтию Талгату Таджутдину, а не к нам. Люди из мечетей, относящихся к нам, ходили туда, но лишь с целью недопущения беспорядков со стороны тех кузнецких криминальных элементов, которых туда приводил Асиат.

 

Якобы "недальновидная политика Дашкина" привела к конфликтам мусульман с властью в селах Демино, Октябрьское, Верхняя Елюзань, поселках Сосноборск и Исса, и в городе Кузнецке.

- На самом деле в перечисленных населенных пунктах, а также в ряде других мест, как раз чиновники и создают искусственные трудности мусульманам, и порождают конфликты. Это называется "сваливать с больной головы на здоровую", то есть перекладывать свою вину на других.

Чего стоит только прямое вмешательство главы Неверкинского района Юрия Моисеева в делах по захвату наших мечетей людьми Абубекера Юнкина.

Например, в селе Демино мечеть работала 20 лет без проблем. Местный имам активно вел свою деятельность, участвовал во всех наших мероприятиях, ездил с делегацией ДУМ ПО в другие регионы. А в 2017 году, при прямой помощи Моисеева, изготовили пакет документов о выделении земельного участка и строительстве новой мечети всего за несколько месяцев.

Как так можно - назвать новостройкой 20-летнюю мечеть, которую открывал сам муфтий Гайнутдин, захватывать ее, сбить мемориальную доску, закрыть плафонами год постройки мечети - 1997 - и говорить, что Дашкин виноват в конфликте? То есть глава района и те, кому он помогает захватывать наши мечети, даже совершают уголовные преступления - подлог и фальсифицирование документов - но виноват Дашкин? Это не укладывается в голове.

И подобное во всех местах, где есть какие-то конфликты местных чиновников с нашими местными религиозными организациями.

 

Дашкин недостаточно общается с властями.

- При губернаторе Бочкареве мы довольно часто общались с пензенскими чиновниками, занимающимися внутренней политикой - Елатонцев, Мельникова, Маслов, Савин, Воронков. А сегодня мы не знаем, к кому обращаться. Приглашаем на наши мероприятия Василия Трохина, ответственного за внутреннюю политику в области, но он не приходит, посылает Владимира Айкашева, который ничего не решает.

 

Дашкин - экстремист?

- Да, в этих публикациях меня фактически называют экстремистом, из-за предупреждения прокуратуры в мой адрес. Я считаю это предупреждение незаконным, обжаловал его в суде, но районный суд в Пензе, понятное дело, оставил предупреждение в силе. К сожалению, я пропустил срок обжалования этого решения - из-за ситуации в Пензенской Соборной мечети. Думаю, что те, кто организовал это предупреждение - прекрасно понимают его незаконность. Его инициировали как раз те, кто намеревался еще в декабре захватить Соборную мечеть.

Навесить на меня ярлык экстремиста - это же подарок пензенским исламофобам. А за что? Борцы с экстремизмом "нашли" в трех наших мечетях "экстремистскую литературу" - брошюрки 20-25-летней давности. Подобные брошюрки находят не только в наших мечетях, но и в мечетях других муфтиятов. Но прокуратура вынесла предупреждение только мне.

Как может муфтий, который бывает в этих дальних мечетях раз в год или реже, отвечать за книжки там, ума не приложу. Тем более, что по закону в этих мечетях действуют самостоятельные юридические лица - местные религиозные организации, которые не отвечают по обязательствам нашего духовного управления. Но и наше духовное управление никак не отвечает по обязательствам этих организаций, входящих в наше управление как участники. Если бы мечети были нашими филиалами без образования юридических лиц, тогда было бы понятно. А так это предупреждение прокуратуры - просто часть недостойной борьбы чиновников против нашего духовного управления.

Да еще мы достоверно и не знаем, действительно ли эти книжки были в данных мечетях, или кто-то специально занес туда, чтобы "найти" и показать, что вот, эти сотрудники активно работают.

Старикам-имамам ласково говорят, - "Не переживайте, мы делаем свою работу, вы свою, уж заплатите небольшой штраф и на этом все". Просто обманывают стариков - ведь на штрафе дело не кончается - потом еще и заставляют этих имамов уходить с своей должности - по требованию прокурора. Ведь они уже экстремисты. То есть получается двойное наказание местной религиозной организации. А потом еще и третье наказание  - предупреждение в мой адрес...

Те, кто может действительно радикализироваться, - и иногда радикализируются, - они обычно не ходят в мечети, не читают там брошюрки, и не слушают ни имамов, ни нас, муфтиев. Это известный факт, по всей России так. Такие люди, радикалы, могут прийти на пятничный намаз. Они считают нас, имамов и муфтиев, продавшимся властям, тагуту - из-за того, что мы сотрудничаем с властями. Поэтому мы для них не авторитеты. И им вовсе не нужны какие-то брошюрки. У них есть современные средства общения - телефоны, социальные сети, а также такие агитаторы и авторитеты, о которых мы ничего не знаем.

Если есть такие люди, то на это есть спецслужбы, есть Центр "Э" - у них множество ресурсов - большие деньги из бюджета, агенты, технические средства слежения, прослушки. Но все это требует много времени, усилий, а результата может не быть.

А тут пришел, книжку нашел (или подбросил, как утверждают многие), и вот тебе есть результат борьбы с экстремизмом. И муфтий Дашкин виноват.

 

Дашкин пропагандирует многоженство?

- Это нелепость - конечно, я не пропагандирую. Да, в исламе тот, кто имеет возможность, должен вступать в брак. Что касается допустимости в исламе четырех жен, это не я придумал. В свое время это было ограничительной мерой, так как в религиях до ислама количество жен не регламентировалось.

В нынешнем российском законодательстве нет наказания за многожёнство. В Семейном кодексе говорится о том, что в новый зарегистрированный брак не может вступить лицо, которое уже состоит в другом зарегистрированном браке. Поэтому, если кто-то из мусульман женится на второй и более женах, ЗАГС не будет регистрировать эти браки.

Но если такое положение устраивает мужа и его жен, это их личное дело. У подавляющего большинства мусульман в России и в мире только по одной супруге. Если учитывать, что женщин в мире намного больше, чем мужчин, то неизбежно будут женатые мужчины с одной или более любовницами. Положение любовницы не имеет никакого статуса для женщины. А положение второй и более жены в мусульманской семье, хотя и не имеет официального статуса по российским законам, для мусульманского общества имеет тот же статус, что и статус жены, с которой заключен брак в ЗАГСе.

 

Дашкин призывает к отказу от медицинской помощи?

- Само слово "медицина" восходит к имени знаменитого мусульманского врача Ибн-Сины, по книгам которого учились врачи Европы вплоть до 17 века. Ислам призывает искать лекарства от болезней и превозносит тех, кто лечит людей. Арабские учёные-медики переводили и изучали сочинения древних медиков.

Наш пророк (сав) говорил: "О рабы Аллаха, лечитесь. Но не лечитесь с помощью харама". В те времена уже были врачи, и сам пророк (сав), если было нужно, лечился у них. Но нельзя было лечиться при помощи харама (запретного). Что это? Это лечение при помощи колдунов, магов и других персонажей, имеющих дело с Иблисом. Вот это нельзя, это запрещено.

Я отец троих детей, и детей иногда приходится лечить, да и самому приходится лечиться. Как я могу призывать к отказу от медицинской помощи? Это очередная наглая выдумка чиновников, которые пытаются дискредитировать меня.

 

Дашкин склонен к авторитарности и решил убрать Джафяра Куряева?

- Ничего подобного. В начале становления нашего муфтията Джафяр активно помогал нам, на выборах голосовал за меня. Когда покойный Кязым Дебердеев сказал, что муфтий Дашкин должен иметь офис в Соборной мечети, Джафяр ответил, что обязательно будет, помещение есть, но там живет семья имама Рафика Шабанова. Нашлись состоятельные люди, помогли, Шабановы получили квартиру. А мы отремонтировали здание, где наш имам жил раньше, и въехали туда. Подписали договор об аренде, который действует до сих пор.

В 2013 году я согласился на то, чтобы организация Джафяра вошла напрямую в Совет муфтиев России. Я понимал высокомерие Джафяра и его откровенное желание никак не подчиняться мне, как муфтию. Он даже высказался - "Какой из тебя муфтий? Ты еще пацан-мальчишка". Джафяр тогда заявил, что его друзья из УФСБ не разрешают ему входить в ДУМ ПО, но через два-три года он все же войдет к нам.

В мае 2014 года я был назначен главным имам-хатыбом мечети. Джафяр не возражал и его люди тоже не высказывали никаких возражений. Но поведение Джафяра сильно изменилось. Если он раньше был высокомерным и хамоватым, то теперь он стал откровенно враждебным. Уже через два месяца начал требовать, чтобы мы покинули наш офис при мечети. Мы заявили, что у него нет возможности разорвать наш договор об аренде в одностороннем порядке, т.к. мы не нарушаем условий договора.

В 2015 году он продолжал требовать, чтобы мы ушли из своего офиса.

В 2016 году он предпринял довольно грубые меры, чтобы выжить нас - сменил замки на дверях и у нас долго не было доступа к свому имуществу - документам, компьютерам. Джафяр отключил нам электричество, перекрыл газ.

17 июня 2018 года муфтий Гайнутдин разговаривал с Джафяром во время открытия мечети в Солнечногорске. При разговоре присутствовали Джиганша Туктаров, Рафик Шабанов и я. Равиль-хазрат говорил, что надо забыть обиды и работать дружно, что Джафяр и я - мы люди разного склада и разной специализации - мы дополняем друг друга - Джафяр не может быть муфтием, а я - председателем местной организации. Джафяр заявил - "Равиль-хазрат, вы не понимаете, посмотрим". Джафяру предлагали разные вариант, в том числе переезд его организации в новую строящуюся мечеть.

Но он предпочел отобрать обе мечети у Совета муфтиев России и передать их явному лузеру в исламском мире - Асиату Уразаеву.

 

Дашкин завел мусульманские детсад и школу?

- Наш фонд "Радуга" имеет здание, которое до открытия мечети, расположенной рядом, использовалось как временная мечеть. Здание строилось для Пензенского исламского колледжа, однако стараниями чиновников наш колледж был закрыт, чтобы затруднить получение исламских знаний молодыми мусульманами.

Чтобы здание не пустовало, мы отдали его под досуговый центр - дети там под уходом и присмотром - с утра и до вечера. Разве плохо в условиях, когда трудно дождаться от государства, что будет построен садик?

Также там арендуют помещения несколько индивидуальных предпринимателей, занимающихся репетиторством. Село у нас большое, свыше 10 тысяч населения. Две школы, условия в которых устраивают не всех родителей. Если они хотят, они могут переводить своих детей на семейную форму обучения. Это законно. Такое делается по всей России. Некоторые родители сами занимаются со своими детьми. Другие нанимают репетиторов. Иногда это их же школьные учителя, иногда это репетиторы со статусом индивидуального предпринимателя. Дети сдают экзамены в школе, с которой у них составляется договор.

Вот эти наши сельские репетиторы тоже являются индивидуальными предпринимателями и арендуют у нас помещения для занятий с детьми. Тут нет ничего противозаконного.

К тому же у этих женщин, окончивших педагогические вузы с красными дипломами, нет работы - их не взяли в школу, т.к. нет вакансий. Вот теперь они и сами зарабатывают, и детишек учат.

Для многих детей такая форма обучения намного лучше. Например, моя дочь тоже учится так. Моя жена умерла после длительной тяжелой болезни и во время болезни она уже не могла помогать дочери со школой. Я сам в разъездах по области и другим регионам, и дочери было трудно продолжать учебу в школе. Она перешла на семейную форму обучения. Учится очень хорошо, ей часто звонят ее одноклассницы из школы, просят что-то подсказать - по урокам, по домашним заданиям. После смерти ее мамы я спросил, хочет ли она вернуться в школу, она категорически отказалась - такая форма обучения ее очень устраивает.

 

- Ислям-хазрат, как вы думаете, почему пензенские чиновники, госаппарат так активно, вплоть до нарушений законодательства, помогают Асиату Уразаеву, а также Абубекеру Юнкину (РДУМ ПО)? А вот вам, надо признать, то и дело, в разных населенных пунктах, говоря по-народному, вставляют палки в колеса?

- Прежде всего, как я понимаю, чиновники не любят тех, кто не заискивает перед ними, кто достаточно самостоятелен и имеет определенную независимость от них.

Когда мы к ним обращаемся по какому-то поводу, скажем, по силовым захватам наших мечетей в Неверкинском районе - в селах Демино и Октябрьское - людьми Абубекера Юнкина (при полной помощи им главы района Юрия Моисеева - вплоть до фальсификации документов), пензенские чиновники говорят, ну что мы можем делать, религия отделена от государства, это ваши внутренние дела, мы не имеем права вмешиваться, решайте свои вопросы сами.

Думаю, это оттого, что у них недальновидный, непрофессиональный подход. Исламу сегодня надо помогать. Наши имамы весьма лояльны действующей власти, и те мусульмане, кто видит, что творят отдельные чиновники во вред исламу, ставят нам в укор эту лояльность. В этом смысле мы теряем авторитет среди части мусульман - из-за нашей поддержки власти, которая, в свою очередь, поддерживает таких смутьянов, как Асиат Уразаев, Джафяр Куряев и Абубекер Юнкин.

Мы действуем во благо государства, так как это земли наших предков, это государство, которое строилось и усилиями наших предков - темниковских князей, мурз и служилых татар. Те молодые люди, кто постоянно посещает наши мечети, кто слушает проповеди наших высококвалифицированных имамов, получает их советы, получает выверенные ответы на волнующие молодежь вопросы - кто знает, чем занималась бы сейчас хотя бы часть их них.

Вспомните нехорошую "славу" елюзанской молодежи до подъема религии 20 лет назад - они там кого-то побили, они украли, они бандиты... А теперь все эти явления почти сошли на нет. Работают 11 мечетей, строится еще одна. Нет никакой исламизации, люди ведут себя так, как считают нужным. Есть и те, кто не читает намаз, не приходит в мечеть даже в пятницу. Средняя Елюзань не стала исламским анклавом, как иногда тыкают нам.

Нам главное, чтобы у мусульман было место, где спокойно читать намаз, спокойно проводить досуг, чтобы они были равноправной частью российского общества.

Мы за эти годы не отобрали ни одной мечети, но у нас уже отобрали несколько мечетей, при помощи чиновников и силовиков.

Комментарии 7
  • /Наши имамы весьма лояльны действующей власти, и те мусульмане, кто видит, что творят отдельные чиновники во вред исламу, ставят нам в укор эту лояльность. В этом смысле мы теряем авторитет среди части мусульман - из-за нашей поддержки власти, которая, в свою очередь,... /
    Цель - потеря авторитета для мусульманских деятелей. цель, которую ставят власти - исторически неизменна, поэтому их нужно обыгрывать тоже исторически, а для этого необходимо высокое мышление, эффективное мышление. Всего этого больше у представителей СМР, поэтому они и под ударом.
    (1321)
    16 апреля в 13:53
    • Зная уважаемого муфтия, я уверен, что больше половины приведенного интервью - это результат воображения самого автора. Уважаемый муфтий никогда бы не стал так открыто противопоставлять себя власти или говорить о ее представителях в таком контексте.
      (0)
      17 апреля в 15:56
      • Ve As, вы с пустого женского аккаунта в ФБ под тем же именем Ve as уже писали некие неадекватные слова по данному интервью.
        И здесь прописались...
        В этом интервью нет автора. Понятно, под автором вы имеете в виду меня. Но это интервью и здесь я всего лишь интервьюер. Интервью было записано на диктофон и набрано. Были сокращения повторов, были уточнения - как всегда. Текст был отослан интервьюируемому лицу. По его желанию было опущено одно предложение, два предложения были переформулированы.
        Муфтий ничем себя не противопоставляет власти, он говорит об отдельно взятых "ее представителях в таком контексте". Ну так по всей РФ то и дело сажают губернаторов и прочих ранее неприкасаемых лиц. Что, разве в Пензе не могут появиться чиновники, дерзко проводящие антигосударственную политику переформатирования религиозного мусульманского поля с целью полного подчинения местных мусульман воле пензенских чиновников? Их видно "по делам их".
        Их план понятен и хорошо читается. Мы пока об этом молчим. Но контуры плана вполне себе видны...
        (419)
        18 апреля в 17:14
        • IREK BIKKININ, могу ответить вам по сути и вкратце:
          1. Еще раз с уверенностью могу сказать, что уважаемый муфтий никогда не стал бы говорить о власти в таком контексте, даже в кухонной беседе. Очевидно, что статья типа "интервью" это плод вашего воображения.
          2. Если проявите маленько внимательность, соберетесь и сфокусируетесь, то в конце "интервью" увидите автора "АВТОР: ИРЕК БИККИНИН"
          3. Если "интервью" действительно исходит от первого лица и оно ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ ТРЕХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ не тронуто, и у вас, как говорите, ЕСТЬ АУДИОЗАПИСЬ, то можете закинуть мне в директ, или разместить в облаке. Если действительно сказанное вами подтвердится, я позвоню и извинюсь перед вами.
          4. Исходя из коммуникативной направленности "интервью" оттенок вполне понятен.
          5. Если провести семантический анализ, то ваши комментарии точно неадекватны - "антигосударственную политику переформатирования религиозного мусульманского поля с целью полного подчинения местных мусульман воле пензенских чиновников"
          (0)
          19 апреля в 11:27
          • Ve As, вы выражаетесь заумно, как бы тонко тролля, но на сайте не предусмотрено слово "интервьюер". Есть только автор.
            Мы вчера сидели в Пензе с мусульманами, включая муфтия Исляма Дашкина, и я прочел им ваш коммент и мой ответ - ну, посмеялись...
            Непонятно, с какого перепугу мне куда-то закидывать аудиозапись и как бы оправдываться перед неизвестной личностью.
            Я не нуждаюсь в ваших гипотетических извинениях.
            Для вас-то уже все "очевидно". Поэтому, раз вы такая могущественная и всезнающая личность, почему бы вам не позвонить муфтию Дашкину и спросить - это его интервью или все придумал Ирек Биккинин?
            По сути интервью могу сказать - муфтий Дашкин очень сильно смягчил многие моменты. Пензенские мусульмане между собой обсуждают такие подробности, которые, скажем так, не для интервью муфтия.
            Понятно, что вы тут так "топите" за власть и со стороны власти. Если вы в той самой команде чиновников, которая занимается пензенскими мусульманами, вы и сами знаете гадкие подробности ваших дел. Если вы как бы со стороны так переживаете за своих коллег, и не владеете информацией, то сочувствую, что вам тоже "вешают лапшу на уши".
            (419)
            20 апреля в 12:40
            • Irek Bikkinin, если конспективно, то вы проявили слабость, не ответив по существу на предыдущий комментарий. Продолжать дальнейшую полемику не вижу целесообразности.
              (0)
              24 апреля в 11:30
              • Ve As, Гюльчатай, открой личико...
                И начинать не надо было эту "полемику", хотя это и не полемика. Вы, как я понимаю, из образованцев - имеет высшее образование при неглубоких знаниях, и с "легкостью необыкновенной" употребляете наукообразные термины, смысл которых знаком вам смутно.
                (419)
                1 мая в 12:05