Среда обитания

Снова о бунте и массовом расстреле в Худжанде

По последним данным, в ходе подавления бунта в колонии строгого режима в Худжанде на севере Таджикистана погибли не менее 53 человек и еще 186 получили ранения, сообщает издание «Фергана».

Власти республики, несмотря на то, что прошло уже пять дней после случившегося, продолжают хранить молчание. Более того, молчит и мировое сообщество. Информация поступает исключительно по неофициальным каналам. Хотя последние данные о количестве погибших и раненых свидетельствуют, что в колонии либо устроили массовую бойню, либо там сформировалась серьезная подпольная организация заключенных, которые готовы были на самые отчаянные действия.
Вопрос о том, что же действительно произошло в колонии Худжаканда, задают лишь оппозиционные ресурсы. Именно они попытались составить более-менее точную хронологию случившегося, как это сделал Александр Рыбин на страницах «Ферганы».

К настоящему времени из неофициальных источников известно, что 7 ноября в 17 часов по местному времени в колонии №3 в Худжанде, где содержатся, по данным «Ахбор», большое число осужденных на длительные сроки за экстремистскую и террористическую деятельность, дежурный офицер в наказание за провинность заставил одного из заключенных раздеться догола и стоять во дворе колонии под холодным дождем. Из-за этого другие заключенные вооружились камнями, кирпичами, палками, заточенными вилками и ножами из столовой и напали на надзирателей. Часть колонии было захвачена заключенными. Однако из-за опасений директора колонии Файзулло Сафарова, что произошедшее может плохо сказаться на его карьере, тревога была объявлена только через пять часов, вечером около 22:00. В 22:30 в колонию вошли вооруженные спецназовцы с собаками, а уже через полчаса бунт был подавлен.

Первым о бунте сообщило сетевое издание «Ахбор» днем 8 ноября со ссылкой на свои источники в правоохранительных органах Согдийской области (Худжанд является ее административным центром). Сначала речь шла о 24 погибших — 22 заключенных и двух сотрудниках колонии. Довольно оперативно к ситуации подключились российские информационные агентства. Со ссылкой на свои источники среди согдийских силовиков РИА «Новости» сообщило, что среди заключенных погибло не менее 25 человек. Где-то через сутки российские медиа перестали давать информацию о произошедшем в Худжанде.

Через пару дней редкие казахстанские и кыргызские СМИ стали сообщать о произошедшем, перепечатывая более ранние новостные сообщения. Здесь следует отметить, что Кыргызстан юпроизошедшее касается самым непосредственным образом, так как просачивалась информация, что несколько бунтовщиков могли сбежать. Согдийская область граничит с Узбекистаном и Кыргыхстаном, граница с Баткенской областью Кыргызстана местами совершенно условна.

Новые сообщения независимых таджикистанских СМИ, полученные уже как правило, от местных силовиков или родственников погибших, свидетельствовали об увеличении количества погибших. Причем характер смертельных ран один и тот же — огнестрельные. Отсюда возникает вопрос: эти заключенные были убиты во время подавления бунта или расстреляны после, когда силовики устроили массовую казнь?

Так почему же вообще случился тюремный бунт?

Самая распространённая и, видимо, самая вероятная версия, почему случился бунт: издевательства надзирателей. Пытки и издевательства в тюрьмах и следственных изоляторах Таджикистана совсем не новость. В августе этого года, например, «Фергана» писала о том, что политзаключенных в тамошних тюрьмах пытают, чтобы они публично стали критиковать запрещенную в стране оппозиционную Партию исламского возрождения (ПИВТ) и осудили оппозиционную деятельность в целом. Уже были неоднократные прецеденты, когда таджикистанским силовикам удавалось «ломать» политзэков. Например, мулла Аёмиддин Сатторов, которого называют одним из основателей ПИВТ, в вышедшем в 2018 году в Таджикистане документальном пропагандистском фильме «Возвращение из ада» («Бозгашт аз ҷаҳаннам») отрекся от партии, поскольку, по его словам, нынешнее руководство «растоптало устав», которым она руководствовалась, и попала под влияние Ирана. Эти заявления муллы были интерпретированы его бывшими коллегами по партии как результат давления.

Другой известный случай — оппозиционный мулла Саид Киёмиддин Гози, незаконно вывезенный из России в Таджикистан в результате совместной спецоперации российских и таджикистанских спецслужб и приговоренный в мае таджикистанским судом к 25 годам заключения, заявил, что Иран спонсирует ПИВТ. По его словам, Иран добивается того, чтобы эта партия получила власть в Таджикистане. Признание Гози прозвучало в документальном фильме «Невидимые корни» («Решаҳои ноаён»), показанном 18 июня по всем таджикистанским государственным телеканалам.

В августе 2005 года в тюрьме Курган-Тюбе около сотни заключенных вскрыли себе вены в знак протеста против унижений и пыток со стороны надзирателей. Информация в СМИ пришла по неофициальным каналам. И только в ноябре, спустя три месяца, Управление исправительных дел Таджикистана (УИД) наконец-то озвучило свою версию произошедшего. По версии УИД, акцию с вскрытием вен спровоцировали «злостные нарушители» тюремного порядка, которые до этого уже многократно провоцировали надзирателей. Сами надзиратели, разумеется, вели себя более чем гуманно, но заключенные решились на крайнюю меру и даже, якобы, пытались поднять бунт в тюрьмах по всей стране.

Вторая основная, опять же неофициальная, версия произошедшего в Худжанде: бунт был спровоцирован осужденным представителем международной террористической организации — в частности, указывается так называемое ИГИЛ*. Ситуация изначально подготовлялась осужденным террористом к бунту, просто издевательства надзирателей 7 ноября послужили толчком к действию.

Сообщалось, что ответственность за бунт взяло на себя ИГИЛ. С одной стороны, хорошо известно, что ИГИЛ часто служит поводом для диктаторов всякого рода, чтобы свалить все проблемы на террористическую организацию и не разбираться дальше с причинами. С другой стороны, также известно, что ИГИЛ берет на себя ответственность за почти любое резонансное происшествие в исламском мире.

По мнению политолога и специалиста по Центральной Азии Андрея Серенко, произошедший инцидент — это большой просчет пенитенциарной системы Таджикистана. Тогда как в большинстве республик региона, к примеру, в Казахстане и Киргизии, люди, осужденные за экстремистскую деятельность или даже подозреваемые в симпатиях к идеям террористов, содержатся отдельно от других заключенных, вероятный сторонник ИГИЛ в Худжанде, по-видимому, имел возможность не только свободно общаться с сокамерниками, но и активно влиять на других заключенных. В тоже время, как показывает практика, такие идеи в тюремной среде распространяются со скоростью эпидемии, тем более, что их подпитывает вся система тюремного полицейского насилия.

Собственно, это и могло стать одной из причин бунта в колонии Худжанда. Поскольку точных данных о зачинщиках до сих пор нет, официальные власти скрывают информацию о произошедшем, можно предположить, что охрана и сама не знала, скольких членов ИГИЛ она сторожит.

Как бы то ни было, оппозиция восприняла расстрел в тюрьме как массовую казнь, о чем в своем заявлении прямо  сообщил Национальный альянс Таджикистана (НАТ):

"К глубокому сожалению, жестокость, пытки и надругательство над достоинством узников стали обычным явлением и повседневной нормой в тюрьмах Таджикистана, и даже более того, — происходят при поощрении и по указанию высоких чинов в правоохранительных структурах."

*-запрещены в РФ

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0