Общество

В какую сторону меняется Дагестан?

Прошедшая в Дагестане неделя выдалась довольно интересной своими общественно-политическими событиями. Но обо всём по порядку.

В субботу 5 мая, на бульваре им. Сулеймана Стальского возле Аварского театра прошёл митинг сторонников Навального, с той оговоркой, что на митинге присутствовали люди разных политических и вероубежденческих взглядов.  Вопреки общероссийским инцидентам, митинг прошёл без задержаний и санкционировано. Организаторы, уже ознакомившись с юридическими тонкостями, смогли выбрать место и условия митинга так, что запретить пришлось бы только под особыми предлогами.

Но даже при юридическом согласовании, именно на месте митинга, в этот же день провели спортивное мероприятие по пинг-понгу среди школьников младших классов. Несмотря на известное в России препятствие в проведении митинга, собравшаяся молодёжь отошла в сторонку и провела свой митинг с мегафоном и плакатами. 
Всего, в митинге приняли участие по разным оценкам от 50 до 70 человек, в основном это были люди возрастом от 18 до 35. По итогам акций 5 мая, Махачкалу даже прозвали "самым либеральным городом в России".
К слову, в СКФО за 5 мая прошло только 2 митинга: в Ставрополе и Махачкале, что также выделяет Дагестан из общей картины республиканской части Кавказа.


На следующий день в Махачкале был другой пример нынешней либеральности.В парке Ак-Гёль рядом с памятником Русской учительницы прошёл митинг за перенос строительства собора им. А. Невского, который, в представлении православных, является Небесным покровителем города. Само место под строительство собора было выделено на окраине и без того небольшого городского парка. Махачкала сама по себе не может похвастаться площадью зелёных территорий, которые имеют тенденцию к сокращению. К тому же, по (не)случайному совпадению на противоположной дороге расположена мечеть.


Сама идея строительства собора на этом месте, по народной молве, принадлежит бывшему главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. Данный глава прославился за время своего срока не только крылатыми фразами, над которыми смеялась и плакала с грустью вся республика, но и более грубой национальной политикой, чтобы угодить федеральному центру. По замечанию мусульманских экспертов, при Абдулатипове в Дагестане заметно усилилась политика русификации идеологически, культурно и кадрово. 

Одним из таких реверансов в сторону Кремля, стал проект по строительству храма им. А. Невского якобы с целью удовлетворить религиозные потребности русской общины Махачкалы. Место под строительство храма, как подозревают дагестанские общественники, тоже было выбрано неслучайно.  Как правило, прибывающие на самолётах гости дагестанской столицы (особенно, если это официальные гости) въезжают в город именно по улице Петра I, где и планируется строительство собора. По задумке, уже при въезде в город Махачкала должна олицетворять собой толерантность и мирное сосуществование русской общины и местных мусульман, ведь по одну сторону от дороги будет красоваться собор им. А. Невского, а напротив него - мечеть. 

Как сообщают местные СМИ и общественники, сам выбор места строительства собора не только политизирован, но и не отвечает интересам православной общины города, т.к. в данном районе не сконцентрирована внушительная часть русской общины города. 

В итоге, как православные, так и мусульмане оказались в патовой ситуации. С одной стороны, дагестанские блогеры и активисты позволяли себе лишь сдержанные намёки и шутки о неуместности и целесообразности строительства собора не только с точки зрения места строительства, но и в принципе с точки зрения надобности в ней для русской общины города. Те же, кто был более откровенен, резонно отмечали, что противников строительства собора могут запросто обвинить в экстремизме и разжигании межнациональной и межконфессиональной розни. Тем более, если эти противники - практикующие мусульмане. Комментаторы нередко проводили аналогии с тем, с каким трудом мусульмане добиваются разрешения на строительство мечетей в средней полосе России и даже на Западном Кавказе, в то время как Махачкалинская Епархия легко получила под строительство собора под целый гектар парковой территории в престижном районе города. Остальная же часть жителей Махачкалы, дабы не показаться шовинистами, соглашались с тем, что надо уважать права, а значит, русские имеют право на строительство второго православного храма в городе.


Русская же община разделилась на две неравномерные половины. Большинство русских однозначно поддержали строительство храма, считая это показателем справедливости в городе, суть доводов которых сводилось к подобным комментариям - "город, в котором так много мечетей, а церковь только одна".

Особой игрой на памяти русской общины стало то, что строительство нового храма было подано официальными властями как "историческая справедливость", т.к. до 1953-го года в Махачкале, на месте нынешнего здания Правительства РД стоял одноимённый собор. Теперь же, строительство храма подаётся как реконструкция ранее снесённого советским руководством собора. Но, вопреки логике, реконструировать собор собрались не за счёт сноса дома Правительства, а за счёт парка.
Осенью 2017-го махачкалинские общественники всё таки решили обрушиться с критикой строительства собора. Но, вопреки ожиданиям Правительства и РПЦ, против собора выступили вовсе не возбуждённые бородатые мусульмане из салафитских джамаатов, а два русских журналиста-общественника и один юрист-мусульманин, согласившийся вести судебный иск против строительства собора.

Инициаторами агитации против строительства собора в парке Ак-Гёль стали известные в Махачкале и Дагестане журналисты Светлана Анохина и Андрей Меламедов. Надо отдельно отдать должное дальновидности Светлане Анохиной, которая неоднократно говорила в интервью, что строительство собора, тем более в парке - это подлая провокация со стороны республиканского руководства, когда с одной стороны и русские и дагестанцы не могут выступить против строительства собора, а противники строительства из числа дагестанцев рискуют в случае критики уголовным преследованием. 
Тогда, журналист и правозащитник Анохина решила повести народное недоумение в другом русле. Главным доводом против строительства стала гражданская позиция с учётом этноконфессиональной картины:  строить храм за счёт парковой территории не только противозаконно, но опасно, ибо и без того спорная идея вызывает ещё большее недовольство у не православных жителей города.

Стоит отметить, что это далеко не первая инициатива журналистки по защите зелёных зон города, которые она, со своими друзьями и коллегами, отстаивает в суде и кабинетах чиновников с переменным успехом. 

И тут, что называется, взлетело. Дагестанские СМИ стали отслеживать судебное разбирательство о незаконности передачи земли под собор, а вместе с тем повысился и народный интерес к строительству собора. Получив сперва отказ в районном городском суде, активистам удалось обжаловать решение в Верховном суде республики. Со второго рассмотрения в районном суде города, к концу 2017-го года, инициативной группе удалось выиграть судебный иск, признавший незаконную передачу земли, якобы с арендой в 10 лет для Епархии (фактически - навсегда). Казалось бы, год закончился хэппи-эндом для общественников. Но после обжалования в январе 2018-го, уже со стороны Епархии, Верховный суд отменил решение городского суда в пользу РПЦ и мэрии, тем самым, признав законность строительство и передачу парковой земли.

Причиной к такому повороту Фемиды, стала, по инсайдерским источникам, жалоба Епархии на приёме к врио главы Дагестана Владимиру Васильеву. Как рассказали в СМИ местные активисты со ссылкой на известных им осведомителей, Епархия представила Васильеву эту судебную кампанию как интересы неких бизнесменов, которые хотят забрать себе забрать гектар, отданный мэрией под строительство собора. После встречи с представителями РПЦ, по словам журналистов, Васильев дал неформальное указание обеспечить Епархии победу в судебном обжаловании, что и было сделано весной этого года.

Но одно дело ручные суды, а другое дело - народные массы. В информационном поле РПЦ и Правительство стали уступать доводам общественников и теперь не только дагестанцы, но и всё больше русских жителей стали поддерживать общественную инициативу с требованием перенести строительство собора из парка на другое место. В качестве альтернативы общественники призывали Епархию и администрацию города выбрать даже те пустыри, что находятся рядом с парком Ак-Гёль и одноимённым озером. Упрямство Епархии и городской администрации, как ни странно, сыграло только на руку активистам в плане общественного недовольства, оправдания Епархии всё меньше стали воспринимать всерьёз.

Ответом на судебную правду, стала правда народная. На якобы несанкционированный (юридически немотивированный в своём отказе) митинг 6 мая в парке Ак-Гёль, в поддержку инициативной группы по переносу строительства храма вышли жители близлежащих домов. Как стало ясно позднее, прибывшие наряды полиции по пресечению проведения митинга даже не знали, против чего выступают жители города. Итогом стало задержание организаторов и участников митинга, в т.ч. и одного журналиста.

За последние два-три года в Дагестане стала вырисовываться новая картина, довольно непривычная для этого края. Митинги в Махачкале, чьи даты выпадают на те же дни, что и акции Навального, проводятся не первый год, но в отличие от прежних годов, в 2018-м администрация города  и МВД уже не пытались препятствовать запретами и задержаниями. Сбор наблюдателей на президентские выборы впервые за долгие годы показал заинтересованность дагестанцев в честности проведения выборов, а зафиксированные вбросы и потасовки с наблюдателями на избирательных участках стали темой, которую не смогли проигнорировать в Правительстве и республиканских СМИ. О том, насколько активно дагестанцы следили в соц. сетях и новостных агентствах, а вместе с тем и негативный осадок от выборов, показало, насколько стало меняться общество.

В довершении к этому стал митинг у памятника Русской учительницы в парке Ак-Гёль, где, несмотря на толерантное отношение к русским у самих митингующих, скрывать своё недовольство от захвата паркового участка, дабы не обидеть русских, было уже невозможно.

Что же мы видим? По мнению местных экспертов и общественников, в Дагестане происходит рост гражданской активности, проявившийся в политических, социально-общественных и экономических протестах.

Борьба за Ногайский район и пожар на городском рынке Махачкалы, наблюдатели на выборах и противники застраивания парков, рост протестной активности и бойкот дальнобойщиков против Платона и поборов, крайнее недовольство правлением Абдулатипова в обществе и приход варягов, попытка дагестанских элит к возврату к прямым выборам главы РД и, наконец, всё большая вовлечённость дагестанского муфтията в политическую жизнь страны.

Религиозная часть мусульман Дагестана пока что не готова к заявлению о себе как о субъекте общественно-политической жизни. И дело тут даже не только в том, что сторонники традиционного Ислама беспрекословно слушаются Муфтият, а салафиты принципиально сторонятся политической жизни. Селекция репрессивным методами, а также выезд в Сирию и эмиграция по религиозно-политическим мотивам, сделали оставшихся идейных мусульман и подрастающую религиозную молодёжь более осмотрительной, справедливо опасающиеся лишний раз демонстрировать свою активность. В таких реалиях активная часть религиозных мусульман примыкают к уже действующим, давно известным сообществам правозащитников и журналистов, либо присоединяются к религиозно-нейтральным гражданским инициативным группам.

Другими словами, в нынешних реалиях, когда в обществе растёт гражданская активность, мусульмане не пытаются выделиться и создать своё общественно-политическое крыло, а присоединяются, а местами и возглавляют новую волну, в которой куётся гражданское общество Дагестана.

Именно поэтому, по замечанию в соц. сетях участников митинга, 6 мая в Махачкале случилась забавная и в то же время показательная картина:
Русский учитель, стоявший рядом с памятником Русской учительницы с плакатом "Господи, спаси и сохрани парк", был задержан дагестанскими полицейскими за то, что участвовал в митинге против строительства православного храма. А защитниками строительства храма выступили дагестанцы-мусульмане из городской администрации.

Автор: Теймур Гаджиев
Комментарии 0