Среда обитания

Новая битва за Марави: местные жители против Китая

Бои за филиппинский город Марави, который стал ареной сражений между местными вооруженными группами, близкими к ИГИЛ*, и филиппинскими силовиками, уже несколько месяцев как завершены. Но для жителей Марави, самого большого мусульманского города Филиппин (мусульмане составляют 99,6% населения Марави), борьба за город только начинается. Главной причиной страстей, разгорающихся над руинами Марави, стало вероятное участие возглавляемого Китаем консорциума, который должен восстановить городские кварталы - как считают жители, без их участия и без консультаций с ними. Окончательное решение будет принято в мае, но многие местные жители считают, что китайская заявка будет неизбежна принята – пишет Asia Times.

1 апреля перемещенным жителям центральной части города, где происходили самые ожесточенные бои (ground zero), военные разрешили посетить свои дома. Многие были потрясены разрушениями, вызванными пятимесячными боями.

Спустя более пяти месяцев после того, как военные объявили победу в Марави, 250 гектаров земли в эпицентре сражений, охватившем 24 деревни с населением в 11 000 семей, превращаются в новый котел недовольства. Изначально нацеленное на боевиков ИГИЛ*, возмущение местных жителей теперь смещается в сторону Китая.

За несколько дней до того, как жителям зоны разрешили посетить их дома, тысячи перемещенных лиц организовали митинг в знак протеста против предложенного Китаем плана восстановления, который, как полагают, был поддержан правительством.

Отставной генерал Эдуардо дель Росарио, правительственный «король застройки» и председатель межправительственного агентства Task Force Bangon (Rise) Marawi, ранее сказал, что он выбрал консорциум Багонг Марави для восстановления разрушенного города на южном острове Минданао.

По оценкам правительства, восстановление будет стоить более 51 миллиарда песо (1 миллиард долларов США).

В состав консорциума входят пять китайских фирм, возглавляемых China State Construction Engineering Corp Ltd, компанией Anhui Huali Construction Group, China Geo-Engineering Corp, компанией TBEA и Shandong Jinyuan Homes Industry Development Co Ltd.

Их филиппинскими партнерами являются Future Homes Philippines Inc, A Brown Company Inc, H S Pow Construction and Development и SDW Realty & Development Inc.

Компания China State Construction Engineering входит в число ведущих компаний согласно Forbes, а ее рыночная капитализация составила 43,2 миллиардов долларов США по состоянию на май прошлого года. Президент Родриго Дутерте сказал, что его китайский коллега Си Цзиньпин предоставил ему грант в размере 79,5 миллионов долларов США, чтобы помочь восстановить Марави, после встречи в начале апреля в Пекине.

Дель Росарио утверждает, что его группа провела общественные консультации с местным населением, через местное правительство Марави, дабы обсудить планы реабилитации. В опустошенном войной районе будет проведена реконструкция набережной, экономической зоны, культурных и конференц-центров, курортов и гостиниц, а также других структур.

В феврале Дутерте выпустил директиву, приостанавливающую торговлю контрактами на восстановление, после назначения так называемой схемы «Swiss Challenge», по которой частные группы представляют предложения правительству, которое после отбора лучших заявок пригласит другие стороны для предложения подобных или лучших вариантов.

Но жители ground zero уже раскритиковали предварительный план восстановления, предложенный правительством. В четко сформулированном манифесте Ранавское мультисекторное движение обратилось к Дутерте с призывом отказаться от плана восстановления, разработанного выбранным консорциумом под руководством Китая и поддержанного дель Росарио.

«Планы были составлены без нашего участия. Планы, которые не несут отпечаток нашей воли и не отражают нашу культуру», - говорится в заявлении группы. «Воля и видение тех, кто живет далеко от нас (китайских компаний) ... навязываются нам. Это вторжение другого рода. Оно грозит ограбить нашу душу».

Группа также выступила против строительства нового военного лагеря в Марави, которое Дутерте начал в январе прошлого года, чтобы якобы усилить безопасность в городе и предотвратить повторение осады, в результате которой погибли 1100 человек, в основном боевики.

Осада Марави стала поводом для Дутерте ввести на всем острове Минданао военное положение, которое с тех пор было продлено до конца этого года, и привело к перемещению более 350 000 гражданских лиц, около половины из которых продолжают томиться в центрах эвакуации или остаются со своими родственниками в соседних с Марави районах.

Дель Росарио дал заверения в том, что его целевая группа проведет более тщательные предварительные консультации до того, как в следующем месяце будет завершен план восстановления ground zero.

Дриеза Лининдинг, главы Группы Консенсуса Моро, базирующейся в Марави организации гражданского общества, предупредил возглавляемый Китаем консорциум, что у него могут возникнуть проблемы, если они будут восстанавливать город без согласия местных жителей.

Он сказал, что его группа готова подать судебные иски против консорциума, если они игнорируют местные материалы и настроения. Лининдинг не исключает возможности того, что жители могут даже взять в руки оружие и пожертвовать своей жизнью, если они будут исключены из процесса восстановления.

«Мы не против восстановления ground zero Марави, если они уважают нашу культурную и религиозную чувствительность», - сказал Лининдинг в интервью Asia Times относительно широко распространенных опасений, что работы по восстановлению будут ущемлять многие частные объекты.

Правительство признало 6 000 гектаров Марави в качестве военной резервации, включая части ground zero.

Китай заранее подал сигналы о своем желании сыграть ведущую роль в восстановлении разрушенной войной городской территории -  единственной в стране, где имеется мусульманское большинство. Интерес также проявляют малайзийские фирмы.

В разгар прошлогодней осады Китай пожертвовал мощное огнестрельное оружие и боеприпасы стоимостью 370 миллионов песо (7,1 миллионов долларов США), чтобы помочь филиппинским войскам победить боевиков ИГИЛ.

Дутерте лично получал огнестрельное оружие, подчеркнув улучшение отношений между Манилой и Пекином, под его руководством.

В октябре, вскоре после того, как правительство прекратило свою военную операцию в Марави, Китай подарил еще 47 единиц тяжелого оборудования стоимостью 155 миллионов песо (3 миллиона долларов США) на строительство временных приютов для перемещенных семей.

Тем не менее, все понимают, что Китай не разбрасывается дарами исключительно из гуманизма или особой любви к мусульман, а Лининдинг жалуется, что отделение местного самоуправления в Марави было просто пассивным наблюдателем в очевидном выборе плана китайского консорциума. Исполнительный приказ Дутерте дал полномочия голоса представителям семи национальных правительственных агентств вместо местных органов власти.

Абдул Хамидулла Атар, султан Марави (да, у Марави есть султан!), призвал правительство и будущих застройщиков «быть прозрачными, чуткими и инклюзивными» в своих усилиях по восстановлению Марави.

«Внутренние перемещенные лица (ВПЛ) в Марави открыты для строительства, если соблюдаются наши основные права и религиозная и культурная деликатность. Мы почувствовали, что утверждение большинства ВПЛ игнорируется», - сказал он в интервью Asia Times.

В то же время Атар предупреждает, что пренебрежение местными традициями и чувствами может быть использовано радикальными боевиками, которые, как полагают, затихли в подполье. «Это может привлечь больше молодых людей в Марави к экстремизму и радикализации», - подчеркнул он.

Правительство должно оказывать прямую финансовую помощь перемещенным лицам, чтобы они могли восстановить свои дома и возобновить нормальную жизнь в этом районе, сказал Атар.

Ранавское мультисекторальное движение занимает более жесткую позицию по отношению к китайскому консорциуму, возглавляющему перестройку: «Мы не можем согласиться с тем, что те, кто так мало знают нас, будут решать, как перестроить наш город». Это особенно актуальное замечание в свете того, как Китай перестраивает регионы с исламским наследием у себя в стране.

«Пусть Марави будет перестроен так, как это делали наши предки: один дом за один раз, одна мечеть за один раз (и) одна деревня за один раз ... Пожалуйста, помогите нам восстановить (его) по нашей воле, в стремлении к довольству Аллаха» - воззвала группа к Дутерте, заметив, что он может стать первым, и пока что единственным президентом страны, который в таком случае заслужит похвалу от Минданао.

В контексте этого конфликта между местными жителями и правительством Филиппин, а также китайским консорциумом, пришло время отметить роль основных виновников масштабного разрушения Марави –  Иснилона Хапилона, местного эмира «Абу Сайяф», братьев Мауте и других. Минданао в течение многих лет, десятков (если не сотен) лет на самом деле, является горячей точкой, где мусульманский народ моро сражается последовательно – с испанцами, американцами, японцами, филиппинцами. Эта земля привыкла к войне, насколько к ней вообще можно привыкнуть.

Различные вооруженные группы моро, как секулярные (Национально-освободительный фронт моро) так и исламские (Исламский освободительный фронт моро) много лет ведут свою борьбу. Результатом этой борьбы стал Автономный регион мусульманского Минданао, границы и полномочия которого расширяются с 1989 года все больше и больше. Сам Марави получил статус Исламского города Марави, на территории которого частично действовало шариатское уголовное право, было запрещено распространение алкогольной продукции и азартных игр, а женщины должны были покрывать свои головы, хотя немусульмане были освобождены от этого правила. Но с точки зрения филиппинских последователей ИГИЛ все эти упомянутые группы – местные «сахаваты», желающие договориться с Манилой, тогда как они единственные «муджахиды», устанавливающие «халифат» на Минданао. И вот что мы имеем – эффектный захват крупнейшего мусульманского города Минданао, много эффектных жестов и заявлений, столь же эффектные бои с филиппинской армией, и в конце концов, после пяти месяцев осады – разрушенный до основания мусульманский город (сил захватить Манилу, например, у них бы никогда не хватило), который теперь служит площадкой для китайского строительного бизнеса и правительственного инжинеринга местного населения, не говоря уже о том, что переговоры по дальнейшему расширению мусульманского самоуправления (включая расширение Шариатского законодательства) фактически прекращены. Люди, которые смеялись над переговорами «сахаватов» о расширении «жалкой автономии», посчитали, что превратить Марави в филиппинский аналог разбомбленного Мосула или Ракки – лучшая альтернатива.

Вся ситуация наводит на мысли о версии, согласно которой именно Китай стоит за насилием на Филиппинах. Это отнюдь не наша версия, но она разделяется, например, активистами рохинджа, которые видят сходство между ситуациями в Марави и Аракане:

В регионе с мусульманским меньшинством появляется группа, которая ассоциирует себя с ИГИЛ (враг общества номер 1 во всем мире, так что реакция всего мира предсказуема), армия ожидаемо и без сюрпризов выходит победителем из городских боев, 11000 убитых и 350 000 беженцев, вся область Марави разрушена, а план по восстановлению города продвигается Китаем, затем китайский консорциум принимается за разрушенную область и «восстанавливает» ее – а на самом деле, перестраивает по своему усмотрению, подразумевающему менее исламский характер Марави. Активисты рохинджа, которые считают, что Китай стоит за насилием против рохинджа в Аракане, приходят к выводу, что точно также Китай может быть и за насилием в Марави. Так это или нет, однако выгода Китая от действий боевиков очевидна, она выражается в миллиардных бизнес-контрактах, политическом влиянии и других вещах. А что же у мусульман Марави? Пока только руины.

*-запрещены в РФ

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0