Среда обитания

Палестинский инженер, Моссад и политические убийства

На прошлой неделе в субботу в малайзийской столице Куала-Лумпур двое неизвестных на мотоциклах убили палестинского ученого 35-летнего Фади аль-Батша (на фото).

Аль-Батш изучал электротехнику в Газе, прежде чем продолжить кандидатскую диссертацию в той же теме в Малайзии.

Он специализировался на энергосистемах и энергосбережении и опубликовал ряд научных работ по этому вопросу, а также преподавал электроэнергетику в Университете Куала-Лумпура.

По словам движения ХАМАС, правящего в Газе, аль-Батш был важным членом группы. ХАМАС прямо обвинил израильское агентство разведки Моссад в том, что они стоят за субботним убийством.

В интервью Аль-Джазире, отец аль-Батша также сказал, что он подозревает, что именно Моссад стоит за убийством его сына, и обратился к малайзийским властям с просьбой как можно скорее раскрыть убийство.

Дело Фади аль-Батша снова вызвало обсуждение вопроса о политических убийствах, совершаемых израильскими спецслужбами по всему миру. Про эти убийства знает весь мир, многие даже ставят их себе и другим в пример того, как надо «защищать свою безопасность». Отметим, что аналогичные убийства, предположительно совершаемые например российскими спецслужбами (от Лондона до Киева) или турецкими (в Германии и других местах), как правило осуждаются, хотя, строго говоря, и ФСБ и MIT тоже убивают ради «безопасности» РФ и Турции соответственно.

При этом, израильские представители заявили, что Израиль не имеет никакого отношения к убийству, и что скорее всего аль-Батша убили другие палестинцы из противоборствующих фракций. Однако, они не преминули упомянуть, что аль-Батш был экспертом по ракетам, он не занимался улучшением инфраструктуры Газы, и вообще «не был святым».

По словам израильского журналиста Ронена Бергмана, который является одним из ведущих экспертов по израильской разведке и автором книги «Восстань и убей первым», убийство аль-Батша несет в себе все признаки операции «Моссад».

«Тот факт, что убийцы использовали мотоцикл для уничтожения своей цели, что использовалось во многих других операциях Моссада до этого, и все было провернуто как чистая профессиональная операция по убийству вдали от Израиля, указывает на участие Моссада», - говорит Бергман в интервью «Аль-Джазире», опубликовавшей материал о политических убийствах Моссад.

Аль-Джазира пишет, что убийство состоит обычно из нескольких этапов, первым из которых является идентификация цели.

Идентификация цели для убийства израильской разведкой обычно проходит через несколько организационных в рамках Моссада, более широкого израильского разведывательного сообщества и политического руководства.

Иногда цель определяется другими израильскими внутренними и военными службами.

Например, аль-Батш мог быть определен как цель посредством общего сбора информации через подразделения внутри израильских военных и разведывательных организаций, которые наблюдают за ХАМАС.

Аль-Батш также мог быть идентифицирован с помощью других израильских разведывательных операций и израильских шпионских сетей по всему миру.

Источники Аль-Джазиры говорят, что сообщения Хамаса между Газой, Стамбулом (Турция) и Бейрутом (Ливан) тесно контролируются израильскими разведывательными сетями. Таким образом, первоначальный выбор аль-Батша вполне мог быть осуществлен через эти каналы.

Друзья аль-Батша говорят, что он никогда не скрывал своих связей с ХАМАС. «Он был известен в палестинской общине своими связями с ХАМАС», - сказал один из друзей.

Затем самое убийство. Как только аль-Батш был идентифицирован как цель, Моссад затем оценил доступные разведданные, чтобы решить, следует ли его убить, какие выгоды есть от его убийства, и каков лучший способ сделать это. Как только специализированное подразделение «Моссада» завершает свою работу по задаче, оно направляет свои выводы руководителям Комитета по службам разведки, в состав которого входят руководители израильских разведывательных организаций, и который известен своим ивритским акронимом, ВАРАШ или Ваадан Рашеи Ха-шерутим.

ВАРАШ будет только обсуждать операцию и предоставлять информацию и предложения.

Однако он не имеет законных полномочий для одобрения операции.

Только премьер-министр Израиля имеет право одобрить такую ​​операцию.

Бергман говорит, что премьер-министры Израиля обычно предпочитают не принимать это решение сами по политическим соображениям.

«Зачастую премьер-министр привлечет к обсуждению одного или двух других министров, один из который часто министр обороны», - сказал Бергман.

После получения подтверждения операция затем возвращается в Моссад для планирования и исполнения, что может занять недели, месяцы или даже годы, в зависимости от цели.

Подготовкой убийства занимается специальное подразделение «Кейсария».

Кейсария - это тайная оперативная ветвь в Моссаде, которая занимается внедрением и управлением шпионами в основном в арабских странах и во всем мире.

Это подразделение было создано в начале 1970-х годов, и одним из его основателей был известный израильский шпион Майк Харари.

Кейсария использует свою обширную шпионскую сеть в арабских государствах и на Ближнем Востоке, чтобы собирать информацию и вести наблюдение за нынешними и будущими целями.

Затем Харари основал самую киллер-группу Кейсарии, известную на иврите как Кидон («штык»), состоящую из профессиональных убийц, специализирующихся на убийствах и диверсионных операциях.

Члены Кидон часто принимаются из израильских военных отделений, включая армию или спецназ.

Вероятно, именно члены Кидон убили аль-Батша в Куала-Лумпуре, по словам источников Аль-Джазира (малайзийские власти упоминают, что у убийц была европейская внешность).

Моссад был нацелен не только на палестинских лидеров и оперативников, но и на сирийских, ливанских, иранских и европейских.


Кейсария эквивалентна Центру специальных мероприятий ЦРУ (ЦСМ), который раньше назывался Отдел специальных мероприятий до своей реорганизации и смены имени в 2016 году.

ЦРУ проводит свои сверхсекретные миссии, в том числе целенаправленные операции по уничтожению, через свою Специальную операционную группу (СОГ), которая является частью ЦСМ и имеет некоторое сходство с «Кидоном» Моссада.

Бергман пишет, что до 2000 года, который ознаменовал начало второй интифады на оккупированных палестинских территориях, Израиль провел более 500 операций по убийствам, в результате которых погибло более 1000 человек, включая цели и свидетелей.

Во время Второй интифады Израиль провел еще 1000 операций, из которых 168 удалось, пишет он в своей книге.

С тех пор Израиль осуществил по меньшей мере еще 800 операций, направленных на убийства гражданских и военных лидеров ХАМАС в секторе Газа и за рубежом.

Интересно, что по словам Бергмана, Моссад поддерживает официальные организационные и исторические связи с рядом арабских разведывательных служб, в частности с иорданскими и марокканскими агентствами.

Совсем недавно, в свете сдвига альянсов в регионе и растущих угроз со стороны вооруженных негосударственных субъектов, Моссад расширил свои связи с арабскими спецслужбами, включив в него ряд государств Персидского залива и Египет.

Моссад поддерживает региональный центр для своих операций на более широком Ближнем Востоке в столице Иордании, Аммане.

Когда в 1997 году Моссад попытался убить лидера ХАМАС Халеда Машаля в Аммане, прыснув ему в ухо смертельную дозу яда, покойный король Хусейн пригрозил отозвать мирный договор с Израилем, закрыть станцию Моссад в Аммане, и разорвать связи Иордании и Моссад, что побудило Израиль обеспечить противоядие, которое спасло жизнь Машалю.

В своей книге Бергман цитирует источники Моссада, утверждающие, что генерал Самих Батихи, главный разведчик Иордании в то время, злился на Моссад за то, что те не информировали его об убийстве, потому что он хотел спланировать операцию вместе.

По словам Бергмана, другой арабской страной, поддерживающей крепкие связи с Моссадом с 1960-х годов, является Марокко.

«Марокко получила ценную разведку и техническую помощь из Израиля, а взамен [покойный король] Хасан разрешил евреям Марокко эмигрировать в Израиль, и Моссад получил право создать постоянную станцию ​​в столице Рабате, откуда он мог шпионить в арабских странах», - пишет Бергман.

Сотрудничество достигло пика, когда Марокко разрешило «Моссаду» установить слежение за залами заседаний и частными комнатами глав арабских государств и их военных лидеров во время саммита Лиги арабских государств в Рабате в 1965 году.

Саммит был созван для создания совместного арабского военного командования.

Интересно, что в отличие от Моссада и других израильских разведывательных организаций, которые имеют большую свободу действий при принятии решения о том, кого убить, американское ЦРУ использует напряженный многоуровневый правовой процесс, в котором участвуют Канцелярия Генерального советника ЦРУ, Министерство юстиции США и Управление юристов Белого дома.

Операция ЦРУ по ликвидации в конечном итоге основывается на президентской авторизации, которая является юридическим документом, составленным Управлением Генерального юриста ЦРУ и Департаментом юстиции.

Президент, определяющий полномочия, предоставляет юридические полномочия, с помощью которых ЦРУ может выполнять свои целевые миссии по убийствам.

Мульти-институциональный процесс обзора, проводимый главным образом юристами в отделе юстиции, Белом доме и ЦРУ, должен состояться до того, как президент поставит свою подпись на президентской авторизации.

По оценкам, Барак Обама, в качестве президента США, санкционировал 353 целенаправленных операций по ликвидациям, главным образом в форме ударов беспилотников. Это гораздо больше, чем цифра санкционированных целевых операций у республиканского «ястреба» Джорджа У. Буша - приблизительно 48 операций.

Бывший высокопоставленный чиновник ЦРУ рассказал «Аль-Джазире» на условиях анонимности, что «ЦРУ не решает, кого убивать».

«Юридический процесс очень затрудняет для ЦРУ убивать кого-то только потому, что ЦРУ считает, что он плохой парень», - сказал он.

Большинство целенаправленных операций по убийствам ЦРУ включают в себя удары с применением беспилотников и основаны на разрешении президента.

Роберт Бэр, бывший офицер ЦРУ, рассказал: «Белый дом должен подписаться под любой целевой операцию по убийству, особенно если это целевая задача с высокой стоимостью.

«Однако это совсем другой случай, если операция ведется на полях сражений или во время таких войн, как в Афганистане или Ираке, и в этом случае полевые офицеры имеют больше законного пространство для совершения таких целевых убийств».

По словам источников, знакомых с процессом, в Моссаде законность любого убийства какой-либо цели намного более либеральна и не связана с юридическими ограничениями, аналогичными тем, которым следует ЦРУ.

Роберт Бэр сказал об их практике просто: «Это часть их национальной политики».

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0