Политика

Турция и ЕС: реквием по европейской мечте

Новость о досрочных выборах в Турции настолько ошеломила наблюдателей, как в Турции, так и за ее пределами, что гораздо менее замеченной оказалась поистине историческая новость, фактически ставящая точку в многолетнем процессе турецкой евроинтеграции.

Речь идет о ежегодном отчете Европейского союза о прогрессе Турции в отношении полного членства в ЕС, который в этом году получился самым жестким с начала переговоров в 2005 году. В опубликованном 17 апреля докладе осуждается «ослабление демократии в Турции, продолжающиеся массовые аресты после попытки переворота в 2016 году и растущее давление на гражданское общество наряду с отсутствием равных условий в преддверии референдума в апреле 2017 года». Кроме того, доклад отмечает «серьезное отступление» в судебной реформе и свободе выражения мнений и ссылается на нарушения прав человека на курдском юго-востоке Турции.

Чиновники ЕС в докладе также заявили о необходимости незамедлительной отмены чрезвычайного положения (в день выхода отчета режим ЧП был продлен еще на три месяца), а про борьбу с коррупцией отмечает, что «никакого прогресса не было достигнуто». В целом, по мнению Йоханнеса Хана, комиссара ЕС по переговорам о расширении, Турция делает «огромные шаги» в сторону от ЕС.

Омер Челик, министр по делам ЕС в Турции, отклонил этот доклад как несправедливый, сказав: «Это отчет, который не имеет видения и содержания, который далек от понимания интенсивности, измерений и перспектив отношений [Турция-ЕС]». Он направил письмо протеста в Еврокомиссию на том основании, что были нарушены условия миграционной сделки Анкары с европейцами.

Как бы то ни было, этот доклад как никакой другой до него дает понять, что Турции никогда не стать членом ЕС. Турция даже не приглашена на саммит в Софии 17 мая, на котором соберутся лидеры 28 государств-членов ЕС и шести других стран-кандидатов.

Впрочем, не похоже, чтобы это кого-то сильно расстраивало, как в Турции, так и в ЕС. Аналитики говорят, что процесс вступления Турции в ЕС, всегда был плохо скрываемым лицемерием. По словам Аслы Айдынтасбаш, члена Европейского совета по международным отношениям: «Большинство европейских стран хотели бы, чтобы Турция оставалась в подвешенном состоянии между состоянием инсайдера и аутсайдера».

Действительно, всего через несколько дней после начала переговоров о вступлении Франция и Германия стали говорить о статусе «привилегированного партнёрства» (вместо полного членства). Бывший президент Франции Валери Жискар д'Эстен прямо сказал, что признание Турции «станет концом Европейского союза», потому что у нее «другая культура» (читай «мусульманская»). Между тем Австрия открыто выступает против членства Турции в целом.

Это отношение, даже в лучшие годы турецкого евроэнтузиазма, а также долгое томление в предбаннике ЕС, привели к тому, что турки потеряли интерес к евроинтеграции. Разумеется, турки понимают выгоды от членства в ЕС, но они не готовы следовать европейским рекомендациям и требованиям (хотя именно они помогали продвигать либерализацию в отношении турецких мусульман). Уже тот факт, что в Турции могут сравнивать ЕС с ШОС (Шанхайской организацией сотрудничества), в качестве альтернативы, говорит о том, что в Анкаре плохо понимают, чем по-настоящему является Европейское Содружество. Поэтому, турки с охотой принимают торговое сотрудничество с ЕС, но отказываются следовать требованиям и рекомендациям, которые Брюссель выдвигает для кандидатов. Ко всему этому можно добавить постоянную словесную войну Эрдогана с практически всеми крупными европейскими странами.

Конец турецкой евроэпопеи может быть с энтузиазмом встречен в популистских кругах, как в Турции, так и в Европе, но радоваться тут особо нечему. Для ЕС Турция могла бы стать важным силовым столпом, способным превратить этот союз в важного мирового игрока, способного противостоять как американской гегемонии с Запада, так и российской угрозе с Востока.

А для Турции…Тут можно много говорить, но достаточно понимать, что значительная часть успехов за время правления ПСР была связана с европейским курсом Анкары. Турция была Западом, мусульманской Европой, и это ее самая главная и уникальная черта, которая выделяет из всего сообщества евразийских стран. Турецкие лидеры прекрасно понимают взаимосвязь турецких успехов и про-европейского вестернизирующего курса (который, к слову, взяли еще Османы 200 лет назад), даже несмотря на публичные популистские заявления. В 2016 году Мехмет Шимшек, тогдашний вице-премьер министр, сказал:

«Согласны вы со мной или нет, Турция, отделенная от Европейского союза, будет восприниматься как страна третьего мира ... Во время моего визита в Японию многие сомневались в том, что Турция будет оторвана из ЕС. «Если это так, нас не будет в Турции», они отмечали ... Нам необходимо продолжить наш процесс вступления в ЕС для наших же интересов».

То есть, член правительства Турции прямо говорит, что пока мир смотрит на Турцию как на европейскую страну, и как (потенциального) члена Европейского сообщества, это помогает турецким интересам. Без ЕС же Турция очень скоро превращается в страну третьего мира, вынужденную зависеть от стран вроде России.

Отдельно можно было бы упомянуть о том, что ЕС сегодня является домом для миллионов мусульман, в том числе турецких – несмотря на все разговоры о ШОС, турки с большей охотой едут в Голландию и Германию, чем в Китай или Россию. Присутствие Турции в ЕС могло бы гармонизировать отношения мусульман с правительствами и обществами европейских стран, вместо того, чтобы создавать ненужные конфликты, инструментами которых для Анкары они часто служат.

Безусловно, сотрудничество Турции с ЕС не заканчивается. В Европе продолжают говорить о партнерстве, о специфических отношениях по примеру пост-Brexit Британии (туда же помещают и Украину, еще одного лузера евроинтеграции). Торговля Турции и ЕС продолжает расти - с 144,68 миллиардов евро в 2016 году до 154,48 миллиардов евро в 2017 году. Есть темы для сотрудничества в сфере безопасности, энергетики (хотя тут у ЕС с Турцией имеются и серьезные разногласия, так как Европа стремится избавиться от российской монополии, тогда как Турция ей только способствует), и конечно же, соглашение о беженцах – впрочем, учитывая, что Анкара пытается этим соглашением буквально шантажировать ЕС, а беженцы все равно не бесконечны, оно способно лишь еще больше усилить конфликты, тем более, что ряд восточноевропейских стран уже требуют потратить деньги на оборону ЕС от наплыва беженцев.

Но это уже все не то. Для ЕС Турция просто стала третьей страной, с которой можно сотрудничать, как сотрудничают с любой другой страной, от Гватемалы до Лаоса. Турецкая европейская мечта, столь много сделавшая для «турецого чуда» под руководством Эрдогана с начала 2000-х, определенно провалилась.

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0