События

На процессе Амирова выступил старший брат убитого - Руслан Гаджибеков

В Ростове-на-Дону продолжается процесс по делу экс-мэра Махачкалы Саида Амирова. Его и ряд других подсудимых обвиняют в подготовке теракта, убийстве и других тяжких преступлениях. «Мяч» сейчас на стороне прокуроров – идет опрос свидетелей обвинения. 19 мая заслушали Руслана Гаджибекова, брата убитого в 2011 году руководителя следственного отдела СК по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова.

Заседание началось неожиданно: один из подсудимых, Зубаир Мутаев, заявил, что в ростовском СИЗО ему угрожают расправой и всячески препятствуют в подготовке к слушаниям.

- 14 марта меня водворили в карцер на 10 суток, – заявил Мутаев. – Мне запретили пользоваться юридическими пособиями и не дают материалы дела. Шестой день я нахожусь в состоянии полного отказа от приема пищи, с утра до ночи сижу на табуретке. В карцере нет абсолютно ничего, даже крана и посуды. Я умываюсь над туалетом! Мало того, в момент водворения меня туда сотрудник СИЗО сказал: «Это предупреждение. Если не изменишь свою позицию по уголовному делу, долго в этом СИЗО не протянешь». Я очень боюсь за свою жизнь.

Как утверждает подсудимый, о своем отказе от приема пищи он уведомил руководство изолятора, однако никакой реакции не последовало. Давление на подсудимого продолжают оказывать сотрудники ФСБ, уверяет Мутаев: по его словам, в зале заседаний присутствовали представители ведомства, якобы причастные к пыткам его и других участников так называемой «банды Колхозника (Абдулгалимова)». О применении тока во время допросов обвиняемые не раз заявляли во время первого процесса по делу Амирова год назад.

Зубаир Мутаев попросил суд перевести его в любой другой изолятор Ростова или области и дать возможность беспрепятственно готовиться к слушаниям. Однако в удовлетворении ходатайства ему было отказано. Суд сослался на то, что обеспечение безопасности лиц, содержащихся под стражей, не входит в его полномочия. 

Зубаир Мутаев. Фото: kavkaz-uzel.ru

Также суд отклонил ходатайства двух адвокатов Амирова о переносе заседания: защита не успела изучить все материалы дела, но суд счел, что времени было предоставлено достаточно.

«Я сразу не сказал, но интуитивно чувствовал» 

Наконец представители обвинения приступили к опросу потерпевших. Первым на слушаниях выступал Руслан Гаджибеков — старший брат убитого в 2011 году руководителя следственного отдела СК по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова.

В организации убийства подозревают Саида Амирова. Несколько лет назад Руслан Гаджибеков занимал пост замминистра промышленности и энергетики Республики Дагестан. Но сейчас он находится под стражей по обвинению в похищении ребенка. Опрос происходил в режиме видеоконференции, из махачкалинского СИЗО.

Как рассказал Гаджибеков, со своим братом он виделся накануне убийства, 13 декабря 2011 года. В тот день следователь вернулся из командировки в Москву: за успехи в работе его наградили там именным пистолетом, оружие вручал в торжественной обстановке глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. 

- Я послал за ним машину, мы посидели у меня дома, отметили немного, – вспоминал Руслан Гаджибеков в суде. – Вечером он уехал домой. Уже после 12 ночи мне позвонил мой охранник Абдулмажид Кадиев, он сказал: «Они убили Арсена!» И у него слезы в голосе, плачет. Я говорю: «Точно убили, может, ранен?» Нет. Брата расстреляли из автомата прямо возле дома, около машины.

Потерпевший признал: он плохо помнит, что происходило в ту ночь и кого он видел возле тела. Зато рассказал о возможных мотивах убийства. По его мнению, заказчиком преступления мог выступать экс-мэр Махачкалы. Повод — вмешательство в работу администрации Советского района Махачкалы. 

- Я сразу не сказал, но интуитивно чувствовал, что заказ оттуда, – признался Гаджибеков. – Где-то за два месяца до того у меня состоялся разговор с Саидом Джапаровичем. Я был дома, в дачном поселке, увидел пропущенный из приемной Амирова. Перезвонил. Нас соединили, и я сразу услышал шквал высказываний. «Кто он такой? Что он вообще себе позволяет? Он войны хочет — я ему устрою войну! Я его уничтожу, если он не сделает, как я скажу. Пусть вернет документы обратно», – примерно такой был смысл. Разговор шел о моем брате и его работе. Я был слегка ошарашен потоком угроз.

Судя по словам Гаждибекова, он не сразу понял, о каких документах идет речь. Брат позже рассказал, что для расследования одного из уголовных дел ему понадобилась какая-то документация из администрации Советского района. Но на запросы там не реагировали, бумаги не давали якобы потому, что запретили свыше. После нескольких попыток Арсен Гаджибеков решил забрать документы сам. 

- Он взял силовую поддержку и демонстративно изъял документы, – говорит экс-замминистра.

Зачем глава Махачкалы звонил именно старшему Гаджибекову, а не обратился сразу к следователю? Этим вопросом задавались адвокаты Амирова. По словам потерпевшего, они с мэром находились в хороших отношениях — по традиции, обязательно приезжали друг к другу на поминальные мероприятия, периодически созванивались, «чай кушали, хинкал кушали». В семье Руслан был старшим. К тому же, уверяет он, Арсен Гаджибеков старался никак не связываться с экс-мэром.

- Брат игнорировал просьбы Амирова, часто незаконные, – говорит Гаджибеков. – Тот периодически посылал к нему своего адвоката, просил, чтобы брат возбудил ряд уголовных дел против неугодных ему людей, например, в отношении Магомеда Исмаилова, замглавы МВД Дагестана. Но Арсен не шел на это. Думаю, Амиров был сильно удивлен: в республике мало людей, способных ему отказать.

Как утверждает бывший замминистра, сигналом, что Амиров причастен к убийству брата, для него стало еще одно обстоятельство. На похоронах Арсена Гаджибекова якобы присутствовал племянник бывшего главы Махачкалы — Юсуп Джапаров, сейчас он находится за решеткой вместе с дядей по сходным обвинениям. Увидев наградное оружие (которое, по-видимому, положили рядом с телом — прим.ред.), кто-то из присутствующих сочувственно заметил: «Какой пистолет — сам Бастрыкин подарил! Как жаль, что Арсен не успел им воспользоваться». На что Джапаров будто бы желчно ответил: «Пусть он в могилу заберет свой пистолет!»

- Кроме Юсупа, никого из близких Амирову людей на соболезновании не было, – продолжил Гаджибеков. – Сам Амиров тоже не приехал. Хотя раньше ни разу такого не было, чтобы он не присутствовал на соболезновании! 

Подсудимый Юсуп Джапаров. Фото: kavkaz-uzel.ru

При этом потерпевший признает: слов о пистолете, якобы произнесенных Джапаровым, он лично не слышал, их передал ему человек, с которым Джапаров разговаривал. На процессе вокруг имени этого человека развернулась целая перепалка. 

- Кто он, назови его! – требовал племянник Амирова.

- Я не могу сообщить имя, – отказывался Гаджибеков. – Он просил не упоминать его, сказал, не хочет портить с вами отношения. Считайте, что его зовут Магомед.

- Деловой Магомед или кто? Магомед в Дагестане такое редкое имя! – шутил Юсуп.

- Нет, не он. Больше ничего не скажу.

Противоречия? 

Когда после прокуроров к опросу потерпевшего приступили адвокаты, они обратили внимание на противоречия в показаниях Гаджибекова, которые он давал в разное время о возможных мотивах и причинах убийства Арсена Гаджибекова. В суде заслушали выдержки из протоколов допроса.

- «Имеется ли у вас ответ, что могло стать причиной для покушения?» – процитировал протокол допроса адвокат Амирова Владимир Постанюк. – Ответ на вопрос: «Нет, я не знаю, с чем связано данное преступление и кто его совершил. У него никаких долговых обязательств, и конфликтов ни с кем. Могу просто предположить, что преступление связано с его работой и что в его отделе расследуются уголовные дела в отношении участников незаконного вооруженного формирования».

Адвокаты Амирова Владимир Постанюк (слева) и Дмитрий Хорошилов. Фото: kavkaz-uzel.ru 

Это был первый протокол допроса, проведенного в феврале 2012 года. Уже через несколько месяцев, в мае, Гаджибеков сообщил новые данные.

«К своим прежним словам хочу добавить: после того как в феврале я давал показания, касающиеся убийства моего брата Арсена, я стал замечать за собой слежку на автомобиле. Я записал их номера, впоследствии выяснилось, что автомобили с такими госномерами не состоят на учете в ГИБДД. Опасаюсь за свою жизнь и жизнь моего племянника, поскольку не могу себя обезопасить», – продолжил зачитывать протокол адвокат Постанюк.

Закончив, он обратил внимание на то, что на допросах Гаджибеков ни разу не упоминал о разговоре, якобы состоявшемся между ним и Амировым, и о его подозрениях, касающихся участия экс-главы Махачкалы в организации убийства.

Потерпевший парировал: «Я знал для себя, что заказчиком является Амиров, а кому он заказал и как это произошло, мне не было известн. Противоречия здесь нет — учитывая одиозность фигуры Амирова, его влияние и то, что он способен на убийство меня и племянника (сына Арсена Гаджибекова — прим.ред.), я боялся за свою жизнь и моих близких. Поэтому дал такие показания».

- А сейчас что изменилось, вы больше не опасаетесь ничего? – не унимался Постанюк.

- Я не был уверен, что Следственный комитет и другие правоохранительные органы доведут это дело до конца, – объяснил экс-замминистра промышленности. – Я полагал, что Амиров, пользуясь своим положением, может надавить. Но когда увидел, что следователи настроены на то, чтобы объективно довести дело до конца, решил дать новые показания.

Адвокат Амирова Владимир Постанюк обращается к судье. Фото: kavkaz-uzel.ru

Позже Владимир Постанюк еще раз прокомментировал выступление потерпевшего:

«Арсен Гаджибеков имел отношение к расследованию покушения на сотрудника прокуратуры Дагестана Наталью Мамедкеримову. Напомню, за него уже осужден Магомед Абдулгалимов (экс-помощник прокурора г.Кизляра, по версии следствия, возглавлял банду, членов которой судят вместе с Амировым — прим.ред.).

Что касается убийства самого Гаджибекова, то там были поначалу установлены свидетели преступления, которых похерили тут же. Их показаний нет! Были установлены также и первые подозреваемые. Они следили за Гаджибековым перед расстрелом. В доме у одного из них даже обнаружили записку с указанием, где находится адрес следователя. И это не те люди, кто сидит сейчас на скамье подсудимых!»

По словам Постанюка, потерпевший по делу в суде просто «транслировал свое мнение».

- На протяжении двух лет расследования уголовного дела Руслан Гаджибеков говорил не об Амирове, а о незаконных вооруженных формированиях. Но так происходило, пока он сам не попал в тюрьму. И приговор по делу о похищении, в котором обвиняется Гаджибеков, пока не вынесен...

Взять комментарий у представителей стороны обвинения нам, к сожалению, не удалось.

Комментарии 0