Просвещение

Рамадан в истории. День 4

Падение Антиохии (1268 г.)

“Самым же великим бедствием для наследников крестоносцев было падение Антиохии”. Жозеф-Франсуа Мишо «История крестовых походов»

4 рамадана 666 года хиджры (18 мая 1268 г.) войска египетского султана Бейбарса взяли Антиохию, освободив город от 170-летнего христианского владычества. Значимость этого события заключалась не только в том, что Антиохия была столицей второго из христианских государств, основанных крестоносцами во время 1-го крестового похода на территории Шама и Турции, но и важнейшим религиозным центром христиан на Ближнем Востоке (после Иерусалима). В частности, в 1100 г. крестоносцами здесь был учрежден Антиохийский Патриархат, просуществовавший 168 лет. Падение Антиохии, которая величалась «столицею Востока», стала прологом к окончательному изгнанию наследников крестоносцев из мусульманских земель: в 1287 году они утратили Триполи, а в 1291 году пала многострадальная Акра – последний оплот крестоносцев в Палестине.

Предыстория освобождения Антиохии.

После завоевания Антиохии крестоносцами в 1098 году Боэмунд I Тарентский основал княжество Антиохия. В начале XII века княжество находилось в вассальной зависимости от Византии, а с 1119 года — от Иерусалимского королевства. В состав княжества входила территория, располагавшаяся между средиземноморским побережьем современной Сирии и рекой Евфрат, в начале XII века в его состав входила также Киликия (юго-восточная часть современной Турции) и северо-западная часть Сирии. Основное население княжества составляли православные греки, армяне и поселившиеся в Антиохии крестоносцы, которые были родом из Нормандии и южной Италии

Пытаясь предотвратить потерю своих колоний на Ближнем Востоке, христиане не упускали шанс вступать в союз с различными силами, враждебными мусульманам. В XIII веке у них появился мощный союзник — монголы. В разгоревшемся между Аббасидским халифатом и монголами конфликте Антиохия были на стороне последних, даже заключив с монголами вассальный союз. Более того, женившись в 1254 г. на армянской принцессе Сибилле, князь Антиохии Боэмунд VI привлек на свою сторону и армян. 

Однако Боэмунд VI в своих расчетах ошибся. После захвата Багдада в 1258 г. монголами и падения Аббасидского халифата оплотом исламского мира стал Египет, которым правили мамлюкские султаны. 

Мамлюки были прекрасными воинами и успешно защищали Египет от внешнего врага. Они не допустили монгол к границам Египта и спасли Каир от участи сирийских городов, подвергшихся разорению войсками Хулагу.

Более того, именно султану Египта Кутузу и эмиру Бейбарсу спустя два года удалось остановить орды хана Хулагу и нанести монголам первое поражение в знаменитой битве при Айн-Джалуте (1260 г.). В результате поражения Хулагу Антиохия, являвшаяся вассалом монгол, попала под угрозу нападения новоизбранного мамлюкского султана — Бейбарса. 

Султан аз-Захир Рукн ад-дин Бейбарс I аль-Бундукдари (1260–1277) смог объединить Сирию и Египет. Он создал строгую систему государственного управления, перестроил ряд укреплений, пополнил склады оружия и боеприпасов, создал большой флот, наладил регулярную почтовую связь. Вслед за тем он обратил свою энергию против крестоносцев. Сначала он освободил от них Кесарию (1265), а затем Яффу (1268). Однако главная его цель состояла в разгроме союзника монгол — Антиохийского княжества.

Падение Антиохии

7 марта 1268 г. Бейбарс очистил от крестоносцев Яффу, а затем, после десятидневной осады, он взял замок тамплиеров Бофор. В начале мая египетские войска опустошили окрестности Триполи, после чего направились в Хомс, а затем в Хама. Бейбарс не раскрывал своих истинных планов даже командующим мамлюками. В Хама он разделил армию на три части, дабы крестоносцы не смогли разгадать направление следующего удара. Одну часть армии султан направил к Суваййдии, гавани в устье реки Оронта, дабы отрезать крестоносцам в Антиохии выход к морю. Вторую часть армии он отправил на север, дабы перекрыть проходы между г. Килкия и Шамом и не позволить армянам прийти на помощь крестоносцам. Главные же силы Бейбарс возглавил сам, тотчас отправившись к Антиохии. К началу рамадана 666 года хиджры он уже был под стенами Антиохии, а 1 рамадана начал осаду крепости. Защитники отказались сдать город, уверенные, что им придёт на помощь их князь, Боэмунд VI. Но тот в это время пребывал в Триполи, не зная, что его столица осаждена. План Бейбарса сработал: он смог перехитрить врага, оставв его в неведении относительно своих планов.

Лучше же всего о последующих событиях расскажет …сам Бейбарс. До наших дней сохранилось уникальное письмо, которое египетский султан отправил Боэмунду VI сразу же после взятия Антиохии (привожу с сокращениями).
Письмо Бейбарса графу Триполи Боэмунду

(из исторического труда Ибн Абд аз-Захира)

“Граф, глава христиан, которому теперь придется довольствоваться (простым) титулом графа – да направит его Бог на верный путь, наставляя его следовать добру и вверяя ему сокровище доброго совета – знает уже, как двинулись мы против Триполи и разорили сердце его владычества…

Ты знаешь, как мы после нашего отхода неожиданно оказались перед твоим городом Антиохией, в то время как ты почти не смел и подумать, что мы удалились; но если уж мы удалились, то, без сомнения, мы вернемся туда, где уже когда-то ступала наша нога!

Ну, а теперь известие о происшествиях, дабы осведомить тебя о твоем полнейшем поражении: мы отошли от тебя 24 шабана и с первого дня почитаемого рамадана осаждали Антиохию. Когда мы занимали позиции перед городом, твои войска вышли наружу, дабы померяться с нами в бою; они помогали друг другу, но не смогли победить: среди пленных оказался и коннетабль (высшая военная государственная должность в средневековом Французском королевстве – прим. Д.Х). Он просил разрешения переговорить с твоими мужами, ушел в город и вышел обратно с группой твоих монахов и высших подданных, каковые переговорили с нами. Мы же, однако, видели что они находятся под влиянием твоего совета, злонамеренно стремящимся к смертоносным планам, не объединенных в добре, но единодушных во зле. Увидев бесповоротно обозначенную их судьбу и предопределенную им Богом смерть, мы их отпустили со словами: «Мы осаждаем вас немедленно-это первое и последнее предупреждение, которое мы вам даем». Они возвратились обратно и действовали как ты, в уверенности, что ты придешь им на помощь с твоими всадниками и пехотой. Однако в скором времени маршал впал в отчаяние, ужас овладел монахами, от горя упал без чувств кастеллан и смерть обрушилась на них со всех сторон. Мы взяли город штурмом в четвертом часу в воскресенье, 4 [числа] высокочтимого рамадана и ужаснули всех, кого ты избрал для его [города] защиты и обороны. Среди них не было никого, кто не владел какими-либо богатствами: сегодня же нет никого из нас, кто не владел бы одним из них и из их богатств. Ты должен был видеть твоих рыцарей, простертых под копытами лошадей, твои дома, в которые врывались мародеры и опустошали грабители; твои сокровища, измеряемые двойными центнерами; твоих дам, продаваемых по четверо за раз и покупаемых по цене одного динара твоих собственных денег ! Видел бы ты твои церкви, [с] сорванными крестами, листы выдранные из неверного Евангелия, разрытые могилы патриархов! Видел бы ты твоего врага, мусульманина, топчущего ногами место богослужения, как монахи, священники и диаконы забивались на алтаре; патриархи поражались нежданным несчастьем и королевские принцы уводились в рабство. Видел бы ты, как огонь распространялся по твоим дворцам, [как] горели ваши мертвецы в огне этого мира перед Огнем уже другого [мира], как неузнаваемыми стали твои дворцы, рухнули и [были] разрушены церкви Св. Павла и Кусьян. Если бы ты увидел все это собственными очами, то сказал бы: «Был бы я прахом, дабы никогда не получать письма с подобным известием!»Душа твоя освободилась бы от печали, [и] потушил бы ты пожары там твоими слезами. Если бы ты видел твои резиденции, лишенными всех твоих богатств, твои повозки и корабли, доставленными в Суваййдию, что твои галеры (в руках врагов) стали Твоими ненавистницами, — тогда убедился бы ты, что Бог, давший тебе Антиохию, взял ее обратно, что Господь, давший тебе твои крепости, вырвал их у тебя и стер с лица земли. Ты знаешь теперь – благодарение Богу – крепости Ислама, которые ты взял, Даркуш, Шакиф, Кафар, Дуббин и все твои владения в области Антиохии, отобраны у тебя; что мы всюду заставили твоих людей спуститься с замков, [и], воспользовавшись [этим] случаем, рассеяли их повсюду…

Это письмо содержит для тебя хорошую новость, что ты в добром здравии и Бог даровал тебе долгую жизнь, ибо ты в этот момент не обретаешься в Антиохии, но находишься в другом месте. Если [бы] нет, был бы ты сейчас мертв, пленен, изранен или подвергнут дурному обращению. Спасти жизнь — этому радуется живой перед лицом смерти. Кто знает, не оставил ли Бог тебя жить, чтобы ты восполнил то, чего недоставало тебе в службе и повиновении Ему. Так как никто из выживших не пришел сообщить тебе о происшедшем, осведомляем мы тебя, и поскольку никто не в состоянии принести тебе благую весть, что ты спас свою жизнь при потере всего остального, сделали это мы этим посланием тебе, дабы ты о событии, о том, как оно произошло, имел точные сведения. После этого письма у тебя не будет оснований жаловаться о неверном сообщении тебе [сведений] нашей стороной, и, после отправки этого письма, излишне просить кого-то другого, рассказать тебе [о случившемся]”.

В ответном письме Боэмунд просил о мире, который и был заключён в Триполи, при чём Бейбарс под видом собственного посла въехал в город и разведал оборонительные сооружения. C посольством из Акры, позднее прибывшим к Бейбарсу в Дамаск, также был заключён мир — на десять лет. Тамплиеры, не в силах защищать замок Баграс к северу от Антиохии, срыли его. Таким образом, Северная Сирия была навсегда потеряна для христиан.

Автор: Иван Иванов
Комментарии 0