Среда обитания

Свержение конституционного строя заказывали

Двое дагестанских врачей и двое безработных уроженцев Средней Азии, один из которых гражданин России, организовали на основе «идеологической привязанности» группу для того, чтобы ни много ни мало упразднить существующие органы государственной власти в Российской Федерации и присвоить себе властные полномочия. Причем подспорьем в этом им служила граната и тротиловые шашки заводского производства, а главное, упорное изучение литературы запрещенной в России исламистской организации.

Об этом гласит обвинительное заключение против вышеназванных людей. Разбирательством данного уголовного дела занимается Московский городской суд.

В то же время все четверо подсудимых с обвинением не согласны и считают себя жертвами произвола органов безопасности, выполнявших некий политический заказ.

«Маленкий» ростом

По версии прокуратуры, утвердившей материалы расследования следственного отдела Управления ФСБ РФ по Москве и Московской области, 37-летний Азизбек Инамов, 40-летний Шамиль Исмаилов, 34-летний Сайпула Курбанова и 38-летний Зикруллохон Рахмонходжаев "совершили приготовление к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя РФ» (ст.278 через ст.30 УК РФ) и «иное вовлечение лиц в совершение действий, направленных на насильственный захват власти и насильственные изменения конституционного строя РФ» (ч.1, ст. 205.1 УК). Рахмонходжаев также обвиняется в незаконном приобретении и хранении боеприпасов и взрывчатых веществ (ч.1 ст.222 УК РФ). Все эти лица, по данным следствия, являлись организаторами и участниками деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, а именно «Хизб-ут-Тахрир» (ст. 282.2 УК РФ.) От «печки» ХТ и «танцевали» органы следствия, выявляя мнимое или реальное желание нынешних подсудимых «присвоить себе власть» в России.

Вопрос об участии в запрещенной российским законом исламистской партии не вызывает особых сомнений. Все обвиняемые в той или иной форме признали этот факт. Однако по поводу покушения на насильственное свержение конституционного строя России и вовлечение в террористическую деятельность подсудимые и их защита имеют мнение, диаметрально противоположное мнению обвинителей.

В чем же выражается, на взгляд обвинения, приготовление свержения конституционного строя? Это – «приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления и иное умышленное создание условий для совершения действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации». Между тем обвинение считает, что деяния не были доведены до конца по независящим от этих лиц обстоятельствам.

Каковы конкретные действия, которые можно охарактеризовать, опять же по версии прокурора, как преступные?

Началось с того, что Инамов в неизвестном месте и в неустановленное время вступил в незаконную организацию. А затем пошло-поехало. Вскоре он становится ее руководителем. По крайней мере, на этом настаивает обвинение. Прозывают его «Маленьким», «Абдуллой». По словам самого подсудимого, «малый» он ростом, но не умом. Вероятно, мощь невысокого выходца из Киргизии, весьма посредственно владеющего русским языком, произвела неизгладимое впечатление на сотрудников правоохранительных органов, решивших в один момент, что никто иной, кроме Инамова, не мог сформировать у Курбанова, Исмаилова и Рахмонходжаева «устойчивую идеологическую зависимость от идей «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») и убедить их в необходимости построения «Всемирного исламского Халифата» путем ведения тайного, затем открытого призыва – «даваата» к Исламу и непосредственно захвата власти насильственным путем» на территории города Москвы и его окрестностей. Для осуществления переворота Инамов будто бы «распределил роли» среди других участников группы. Так, реализуя свой преступный умысел, направленный на насильственный захват власти в Российской Федерации, он послал некоего Тимура Мальсагова наладить компьютер таджикскому мигранту Сидикову и объяснить, как правильно пользоваться принтером и прочими причиндалами, за что тот был безмерно благодарен. В обвинительном заключении есть еще несколько подобных эпизодов. Более всего же там описаны всевозможные собрания мусульман, на которых ведется обсуждение религиозных и политических тем.

Каким образом прокуратура хочет убедить правосудие в достоверности такого рода фактов? Прежде всего, показаниями свидетелей обвинения.

2 , 3, 4 июня часть из них была допрошена в ходе судебного расследования.

Стоматолог, уролог и другие

Оперуполномоченный ФСБ Юрий Загорельский рассказал, что лично никто из подсудимых ему не знаком, но он о них узнал в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по пресечению деятельности запрещенной организации. Среди сведений, которые сообщил чекистский опер, наиболее угрожающе звучала информация, что в ходе исламской конференции легально, между прочим, проведенной в августе 2012 года в московской гостинице «Салют» якобы под эгидой «Хизб-ут-Тахрир», один из выступавших заявил примерно следующее: раньше страны, которые неисламские, платили деньги исламским странам, и те использовали это для развития уммы (исламской общины), то же нужно сделать и в настоящее время – построить всемирный халифат, в том числе включить, как предполагается, часть регионов России – Башкирию, Татарстан, часть республик Северного Кавказа. От ответа на вопрос одного из адвокатов, кто именно произнес эти слова, Загорельский уклонился.

Свидетель также отметил, что преступные намерения подсудимых подтверждаются тем, что они соблюдали конспирацию. В частности, использовали клички и псевдонимы. Например, С.Курбанова называли «Стоматологом», а Исмаилова – «Урологом». Адвокаты попытались выяснить у Загорельского: знает ли он какова профессия вышеозначенных лиц? Однако судья Гурченкова фактически отвела вопросы защитников. Кстати делала она это неоднократно и в других случаях.

Как пояснили позднее в кулуарах адвокаты, в действительности Курбанов является по образованию и роду деятельности зубным врачом (то бишь стоматологом), а Исмаилов — врачом-урологом. И они хотели бы уточнить, можно ли считать именование человека по его реальной профессии конспирацией?

В целом, свидетель Загорельский проявил забывчивость, хотя при допросе на предварительном следствии весьма обстоятельно поведал о тех или иных лицах, которых подозревали в связях с запрещенной организацией. На вопрос, откуда все-таки он узнал о роли каждого из подсудимых, Загорельский ответил, что вся информация поступила к нему «в соответствии с законами о федеральной службе безопасности и о проведении оперативно-розыскных мероприятий».

Загорельскому был задан прямой вопрос: известны ли ему какие-либо призывы к насильственному захвату власти при проведении указанной им конференции со стороны участников данной конференции?

В ответ сотрудник ФСБ выразил следующее мнение:

«Дословно не могу повторить, но смысл был таков, что российские власти не обеспечивают права мусульман, не позволяют развиваться религии, нужно объединяться, создавать общие структурные подразделения мусульман, агрегировать свои идеи. Исходя из этого можно сделать вывод, что выражено недовольство действующими властями. А это можно расценить как призыв».

Аналогичным образом другой свидетель, тоже офицер ФСБ Александр Полищук, расценивает критику существующих политических порядков в любой стране, как непосредственный призыв к их насильственному устранению.

Данный свидетель так же все, что знал о подсудимых, изучил на основе уже имеющегося материала прослушек, наблюдения и прочих оперативных действий. Полищук проявил большую осведомленность об истории, структуре и задачах «Хизб-ут-Тахрир». Он рассказал, что партия отпочковалась от «Братьев-мусульман», что она желает восстановить единое исламское государство по образцу Османской империи, что представители партии проводят обучение людей в халках путем чтения и обсуждения литературы по различным темам и т.д. и т.п.. На вопрос защитников, откуда он узнал подробно об этой организации, Полищук ответил: из ее литературы в интернете.

Как халиф Али проиграл суд иудею

После выступления свидетелей из ФСБ прокурор огласил ряд документов, которые он считает доказательством вины подсудимых. Несмотря на некоторое нежелание судьи подробно зачитывать данные материалы, по настоянию адвокатов обвинитель все же на протяжении 4 (!) часов оглашал их. Совсем вкратце в них было следующее: некие люди (отнюдь не всегда подсудимые) на частной квартире читали и обсуждали книги, из которых можно было узнать: об истории ислама, в частности о выборах праведных халифов; о том, что избрание правителя — это неотъемлемая часть исламской системы; о веротерпимости исламского государства и о том, что все его граждане, вне зависимости от национальности и религии, равны пред законом (были приведены даже реальные прецеденты, к примеру, судебная тяжба, проигранная халифом Али иудею). И, наконец, что террористические акты против мирных людей, типа взрывов в московском метро, являются харамом, а глава такого рода террористов назван «уродом».

Каким образом разговоры об истории и практике ислама доказывают стремление насильственно свергнуть конституционный строй России, осталось неясным.

В последующие дни был допрошен начальник одного из подразделений московского ОМОНа, несший службу в гостинице «Салют» в августе 2012 года. Он указал, что о проведении там конференции в полиции знали заранее. В ходе проведения мероприятия никаких эксцессов не было и открытых призывов к какому-либо насилию тоже.

Были допрошены засекреченные свидетели, вероятно, бывшие участники запрещенной организации, выступавшие под псевдонимами «Ахмед Ахмедович» и «Краснов». Оба они лишь указали на то, что подсудимые являлись участниками ХТ, а кто-то из них руководил партией. На прямой вопрос защиты, известно ли им что-нибудь о подготовке насильственного свержения конституционного стоя в РФ, оба ответили, что нет.

Суд продолжает свою работу в интенсивном режиме: четыре дня заседаний в неделю.

Автор: Рустам Джалилов
Комментарии 0