Общество

Этнополитическая палитра Таджикистана (часть первая)

Республика Таджикистан – государство в Центральной Азии с населением более 7,5 миллионов человек. Подавляющее большинство населения страны (более 95%) исповедует ислам, что подразумевает необходимость внимательного изучения таджикских мусульман.

Кроме того, уже тот факт, что Таджикистан граничит с Афганистаном, делает республику чрезвычайно важным пунктом на политической карте мира. От стабильности в Таджикистане во многом зависит и стабильность в других среднеазиатских государствах. И это делает вопрос о происходящих в Таджикистане событиях крайне актуальным и важным.

Новый этап

Как известно, в 1991 году распался СССР. Не остался в стороне от «парада суверенитетов» и Таджикистан. Так, 9 сентября внеочередная сессия Верховного Совета Таджикистана приняла постановления «О внесении изменений и дополнений в «Декларацию о суверенитете Таджикской ССР»» и «О провозглашении государственной независимости Республики Таджикистан».

Однако почти сразу обнаружилось, что Таджикистан не готов к независимому существованию. Дело в том, что после распада Советского Союза в разных республиках был нарушен баланс сил между номенклатурой и оппозиционными группами. В тех республиках, где старая власть была недостаточно сильна, чтобы подавить своих оппонентов, и недостаточно слаба, чтобы просто уступить позиции, разгорелась жесткая политическая борьба, иногда переходившая в вооруженное противостояние.

Непосредственно в Таджикистане правившая в советский период ленинабадская группировка не пользовалась поддержкой и популярностью на юге республики, где проживало две трети всего населения. Поэтому после распада СССР, правящий клан оказался не в состоянии контролировать республику, но и отдавать власть тоже не желал.

За годы советской власти в республике так и не сложилась общенациональная элита. Отдельные районы Таджикистана управлялись автономными кланами. Эта внутренняя неоднородность и раздробленность во многом обуславливалась географически. Также существовали определенные культурные, языковые различия, и неравенство в экономическом развитии отдельно взятого региона.

Этнополитические группы Таджикистана

Традиционно в Таджикистане выделяются несколько региональных групп:

- Ленинабадская (другие наименования: ходжентская, согдийская) группа расположена на севере Таджикистана. В советский период представители Ленинабадской области занимали лидирующее положение в управлении республикой; из ленинабадцев состояла вся партийная элита Таджикской ССР.

- Кулябская группа занимает территории центральной и восточной части Хатлонской области (на юге Таджикистана). В советский период представители этого клана традиционно составляли основу состава органов внутренних дел; именно эти навыки позволили кулябцам в период конфликта довольно быстро создать военную организацию для защиты собственных интересов.

- Гиссарская (гармская) группа сосредоточена в центральной части Таджикистана. В 1920-е годы исторические области Гарм и Каратегин были оплотом басмаческого движения. Затем было проведено насильственное переселение каратегинских горцев на равнину – в долину реки Вахш. Из этого происходит и их традиционная оппозиционность. Также следует отметить, что еще с 1970-х годов каратегинцы более, чем другие группы обращали свой взор к религии.

- Памирский (горно-бадахшанский) клан существенно отличается от всех других. Горно-Бадахшанская автономная область занимает обширную территорию – около 45% территории Таджикистана, при этом население составляет лишь 10%. В религиозном отношении большинство памирских народов придерживаются исмаилитской традиции. Для бадахшанцев характерна также самоидентификация, прежде всего, в качестве памирцев, а уже затем как таджиков. За годы советской власти благодаря школам среди местного населения образовался непропорционально большой отряд интеллигенции и ученых. Однако в среде управленцев представителей клана практически не было, что во многом определило возрастание недовольства на Памире.

Появление первых оппозиционных партий

Еще в годы перестройки, в условиях резкого снижения дотаций из Москвы и увеличения дефицита ресурсов, все четче стала вырисовываться перспектива предстоящего передела собственности. Позиции ленинабадцев, чье многолетнее доминирование во многом объяснялось поддержкой из центра, со временем стали казаться не столь уж незыблемыми. Политическая борьба постепенно выходила за рамки чисто внутрипартийного противостояния. Пришло понимание того, что доминирование ленинабадцев легче оспорить вне сложившейся партийной структуры, чем внутри нее.

В этой ситуации одной из основных форм борьбы против прежней системы распределения власти стало создание новых политических объединений и партий, альтернативных КПСС. В республике возникли первые оппозиционные общественные структуры. Так, еще в 1989 году стало формироваться общество «Растохез» («Возрождение»), представленное творческой интеллигенцией, а также патриотически и националистически настроенными рабочими и духовенством. А в августе 1990 года появилась первая альтернативная политическая организация – Демократическая партия Таджикистана (ДПТ).

27 сентября того же года состоялась учредительная конференция и Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), история которой начиналась еще с середины 1970-х годов, когда на юге республики возникли первые подпольные структуры этого движения. Основными каналами мусульманских проповедников в то время были радио и ввоз запрещенной тогда религиозной литературы. В конце перестройки они вышли из подполья, сначала в качестве филиала Всесоюзной исламской партии возрождения (с центром в Москве).

В декабре 1990 года лидеры движения добились официальной регистрации своей партии в качестве самостоятельной политической организации в Минюсте республики. ПИВТ выступала за расширение прав верующих, легализацию религиозных институтов, укрепление политической роли ислама через участие религиозных деятелей в управлении государством. Конечно, по своим целям и задачам Партия исламского возрождения не была региональной. Но в силу того, что в ее составе и руководстве преобладали представители гармско-каратегинской группы, по умолчанию получалось, что она отстаивала в основном интересы этого региона.

Главный «минус» оппозиции

Несмотря на факт своего создания, активными новые политические партии оказались больше на бумаге, чем на деле. Например, основную часть «демократов» составляли представители интеллигенции, так как многие из них не видели для себя перспектив в рамках старой системы. Соответственно, «демократы» страдали от старой болезни подобных «интеллигентских» объединений – оторванностью от масс. Сторонники же ПИВТ, напротив, испытывали недостаток в интеллигенции, что мешало строительству политической партии современного типа.

По сути, оппозиционные партии не имели ни четкой структуры, ни партийной дисциплины, ни разработанной тактики и стратегии. Такие объединения, как правило, могут эффективно работать лишь в период митингов и демонстраций. Этот тезис подтвердился и здесь – таджикские оппозиционеры предпочли тактику митингов разработке долговременной стратегии по наращиванию своего влияния в массах. В результате же оппозиционные партии так и не смогли выйти за свои региональные рамки и трансформироваться в действительно общенациональные политические объединения. Они пользовались поддержкой в основном выходцев из «своих» регионов. В других же частях республики их влияние было минимальным.

Несмотря на это, сторонники ПИВТ и ДПТ к 1991 году смогли объединиться и выступить единой силой. При этом следует отметить, что оппозиция не состояла исключительно из сторонников ПИВТ и ДПТ. В «Объединенную таджикскую оппозицию» (ОТО) входили также движение «Растохез», сугубо памирское общество «Лали Бадахшан» и другие. Но ведущая роль принадлежала именно Партии исламского возрождения. Связано это было с тем, что в силу продвижения религиозных идей только она могла объединить оппозицию в общенациональном масштабе, а не только в региональном.

В 1992 году противостояние региональных групп в Таджикистане вылилось в настоящую гражданскую войну. Противостоящие оппозиции силы создали свой «Народный фронт». И лидирующее положение заняли в нем выходцы из Кулябской области. К началу 1993 года оппозиционные формирования потерпели военное поражение, а руководство и основные лидеры оппозиционных партий были вынуждены уйти за границу, в том числе и лидер ПИВТ Саид Абдулло Нури, перебравшийся в Афганистан…

Автор: Ильмутдин Гасанов, аналитический обозреватель портала Muslim Politic
Комментарии 0