Общество

Две модели государственно-исламских отношений в России

После встречи Путина с официальными мусульманскими лидерами России целый ряд сайтов усердно пиарили одно из его высказываний:

"Одна из важнейших задач - воссоздание собственной исламской богословской школы, которая обеспечит суверенитет российского духовного пространства".

Исламская богословская школа у мусульманских народов России, действительно, была. Но неужели Путина так волнует вопрос сохранности традиционного вероубеждения или обрядового поклонения российских мусульман? Волнует, например, понимают ли мусульмане аят Корана "Аллах ...истава аляль Арш" как воцарение на Троне или восседание на Троне? Или волнует, держат ли мусульмане во время стояния в намазе руки на груди или на животе?

Мы все прекрасно понимаем, что неисламскому, светскому государству все эти вопросы глубоко безразличны.

Что же тогда волнует российские власти, когда они говорят о "воссоздании собственной исламской богословской школы" и чего они от этого хотят получить?

Естественно, они хотят, чтобы российские мусульмане были лояльными российскому государству, власти, не хотели бы отделиться от России, не выступали бы на стороне ее врагов и т.д.

Сейчас некоторые околомусульманские эксперты потирают руки в предвкушении того, что на теоретическое решение всех этих задач государство выделит большие гранты. Ну, то, что всякие "философы" и "эксперты" от Ислама или около Ислама сумеют успешно справиться с задачей "освоения бюджетов", если им их выделят, в этом можно не сомневаться.

Но что они в итоге сумеют дать на выходе? Какие-то философские размышления и оторванные от жизни фатвы, в ряде случаев просто купленные, которые мусульманская община страны, особенно молодежь, будет игнорировать, слушая своих авторитетов? Ну, ясное дело, авторитетов можно запугивать, сажать, убивать, но со всеми-то это вряд ли сделаешь. Да и зачем, действуя такими топорными методами, надо вкладывать немалые деньги на какие-то богословские исследования, если их можно выделит ФСБ, НАК и т.д.?

На самом же деле, воссоздать исламскую богословскую школу мусульман в России в ее политическом измерении сосуществования с Россией можно, не изобретая никакого велосипеда, а просто адаптировав уже имеющиеся под обстоятельства места и времени.

Потому что школы такие есть, и не одна, а целых две, которые существовали в зрелой Российской империи перед революцией.

Но при одном условии - что это будут не абстрактные школы, существующие лишь на страницах проплаченных государством книг или сайтов, но жизненные школы, опирающиеся на определенную реальность и модель исламско-государственных отношений.

Итак, этими двумя школами перед революцией были джадидистская и кадимисткая, каждой из которых - если выводить за скобки сугубо внутриисламские моменты разногласий - была присуща определенная ориентация по отношению к российскому государству.

Джадидитская школа - боролась за гражданскую эмансипацию и активное включение мусульман в общероссийские общественные и политические процессы. После Манифеста 1905 года мусульмане России на этой волне вошли в Государственную думу собственной Мусульманской фракцией, создали свой общероссийский координационный центр - Всероссийский съезд мусульман, массово открывали свои типографии, газеты, журналы. На минуточку - все это было в условиях "кровавого самодержавия".

Политически такие мусульмане блокировались с центристскими партиями вроде кадетов, которые выступали за конституционную демократию, федерализм и равноправие граждан (поданных) всех вероисповеданий и народностей

Кадимитская школа - выступала в качестве оппозиции джадидам на сугубо традиционалистской платформе. Кадимиты выступали против участия в демократических партиях и процессах, были лояльны монархии, местами блокировались с черносотенцами.

С этой точки зрения, может показаться, что это аналог современных верноподданнических мусульман, но это не так.

Кадимиты при их внешней лояльности российской власти по сути стояли на позициях религиозной сегрегации. Жить отдельно от неверных в деревнях, селиться в отдельных чисто мусульманских кварталах, закрываться от неисламского культурного влияния (театр, литература и тд) - вот какова была позиция кадимитов.

Таким образом, в обеих школах отечественного исламского богословия, реально существовавших в империи на тот момент, не предполагалось безусловной лояльности государству и власти.

В первом случае условием такой лояльности считалось религиозное равноправие и активное участие мусульман именно как мусульман в российских гражданских и политических процессах.

Во втором случае условием лояльности была возможность жить полностью изолировано от немусульман в своей нише, в которую немусульмане не будут вторгаться.

Как же обстоят дела в этом смысле сегодня? Российские власть и большая часть общества не позволяют мусульманам ни первого, ни второго, но при этом требуют от них лояльности - по сути, безвозмездной и безусловной.

Но такого не было никогда. Мусульмане, даже политически поддерживая Москву, крепко держались за соблюдение своей религии (как они это понимали), а когда такой возможности не было - переселялись в отдаленные земли, как было после прихода к власти Романовых, а когда их доставали и там, восставали, как произошло при мулле Батырше или Салавате Юлаеве.

Относительный мир, который установился в срединных землях Северной Евразии (но не на окраинах) был результатом именно этого восстания и того, что русская власть оставила мусульман Северной Евразии в относительном покое, даровав им автономию в виде Магометанского духовного собрания.

Однако сейчас политика России по отношению к своим мусульманам скорее напоминает положение перед восстанием Юлаева, поддержавшего Пугачева. Поэтому никакими трактатами и фетвами грантово проплаченных философов и алимов-гастролеров, ситуацию не изменишь.

Если государство хочет, чтобы коренные российские мусульмане не были пятой колонной внутри него, оно должно определиться даже не с тем, какую именно из этих двух школ отечественного исламского богословия, а с тем, какую модель отношений с мусульманами, более-менее приемлемую для них, оно готово возрождать.

Если это джадидитская модель, то оно должно быть реально светским конституционным государством с реальным правом на свободу вероисповедания, равноправием граждан всех вероисповеданий и активным участием мусульман в гражданских и политических процессах страны в рамках своих партий и общественных структур в том числе.

Если оно исходит из того, что мусульмане в России - это меньшинство второго сорта, а она сама - православное государство, это надо признать официально, но тогда надо выделить этому меньшинству нишу, в которой оно сможет жить по своей религии. Тогда у мусульман должна быть своя черта оседлости, как у евреев в Российской империи или бантустаны и сегрегированные кварталы, как в ЮАР при апартеиде, где они смогут жить по шариату.

И тогда, в первом или втором случае, можно будет обсуждать вопрос о том, что Россия является для мусульман землей договора (даруль-ахд), государством, которому они должны хранить лояльность.

Небезвозмездную и небезусловную.

Автор: Харун Сидоров

Комментарии 2

  • Не поймешь о ком больше заботиться Харун, так сказать, Сидоров. То ли о государстве, то ли о мусульманах. Если о мусульманах - то должен помнить, к чему в итоге привела в России, в свое время, тотальная изоляция и последующая активная политизация мусульман. К потери благословения Аллаха и полному атеизму на долгие года. Нам зачем опять на ту же змею наступать?
    29 октября'2013 в 14:44
    • Очень полезный экскурс в историю. Какие можно извлечь уроки из этого. Даже в царской России вопрос с интеграцией мусульман в российское общество не мог быть решен однозначно. Существовала альтернатива. Думаю, что сейчас нам этого тоже не избежать. Главное понять: если государство хочет, чтобы мусульмане были лояльны к власти, то власть должна быть не на словах, а на деле, лояльна к мусульманам. Что это означает: прекратить прессинг, устранить призумцию виновности, запретить нагнетание в обществе антимусульманских настроений. Все это мы видим каждый день. Как в жизни, так и на страницах прессы. Если наше государство позиционирует себя многонациональное, многоконфессиональное и демократическое, то обязательно должна быть альтернатива. Хотя бы такая, как описана в данной статье. Хочешь интегрироваться в общественную жизнь - интегрируйся, пропагандируй свои идеи, создавай организации. Хочешь жить закрытой мусульманской общиной - живи, и никто в этом мешать не должен.
      29 октября'2013 в 16:00