Среда обитания

Путь Саида

1 июня, в День защиты детей, финала Кубка России и торжественного открытия стадиона «Анжи Арена», в собственном доме задержали мэра Махачкалы Саида Амирова. Несколько часов спустя он оказался в одном из московских СИЗО.

Оценка произошедшего по горячим следам в силу понятных причин не может быть всеохватывающей, но факт, что арест градоначальника окажет огромное влияние на все стороны республиканского общественно-политического бытия, и оно, без сомнения, очень скоро будет подразделяться на «до» и «после» Амирова. 
Дагестанцы и россияне сегодня не знают, каковы будут успехи Рамазана Абдулатипова на посту временно исполняющего обязанности президента Дагестана, но и он точно войдет в историю республики и страны как руководитель региона, при котором произошло задержание Амирова. Событие, действительно, настолько резонансное, что его до сих пор на первых полосах освещают мировые и российские СМИ. Даже задержание градоначальника напоминало лихой голливудский блокбастер: заблокированные улицы, военная техника, барражирующие вертолеты, большое количество вооруженных силовиков. Дальнейшие события проходили с не меньшим напряжением. На медийном пространстве сегодня жестко схлестнулись полярные мнения по факту задержания Амирова, его роли в жизни Махачкалы, Дагестана и России. Сама хронология процесса выглядела следующим образом.

Либералы, США, ЕС и Израиль
Впервые об аресте посетители ряда федеральных интернет-сайтов узнали еще 31 мая, но информацию буквально через несколько часов убрали, поэтому ее восприняли уже как привычную «утку», ведь Амирова в течение последних десятилетий неоднократно «сажали» и «переводили на другую работу».
«В тот день я был у Саида Джапаровича дома, — рассказывает исполняющий обязанности мэра Махачкалы Баганд Магомедов. — У нас сложилась такая рабочая привычка. Сидели спокойно, разговаривали, дома — женщины и дети. Неожиданно в комнату забежали десятки вооруженных людей в масках, все приезжие. Ими руководил подполковник, без маски. Вели себя силовики возмутительно, нецензурная брань через слово, никаких документов не предъявили. Когда они стали задерживать Амирова, я спросил: «В чем дело?». Мне объяснили, что к мэру есть ряд вопросов, с ним просто переговорят на площади Ленина, потом отпустят. Но нас обманули: Амирова посадили в вертолет, который вылетел в неизвестном направлении».
Через день РИА «Дагестан» сообщило, что 31 мая 2013 года московскими следователями возбуждено уголовное дело по факту организации Амировым «убийства в декабре 2011 года» руководителя Следственного комитета по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова. Официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин подтвердил эту версию.
Он рассказал и о задержании «более 10 предполагаемых соучастников преступления».
Известный политолог Гейдар Джемаль предпочел рассматривать процесс в контексте мировых проблем. Амиров, по его мнению, связан «с высшим кругом космополитических либералов в российском истеблишменте, в частности, с Чубайсом. С другой стороны его поддерживал Израиль. При этом Амиров пользовался вниманием и поддержкой ведущих политических фигур США и ЕС. Его арест — удар по всей резидентуре мирового правительства на Северном Кавказе и в Южной России».
Через несколько часов уже РИА «Новости» сообщило, что «наводку» на мэра дал задержанный накануне в ходе спецоперации лидер махачкалинских боевиков Сиражудин Гучучалиев. 2 июня отдельные федеральные телеканалы показали Амирова за решеткой. Его привезли на суд, который санкционировал задержание градоначальника еще на два месяца, мотивируя свой вердикт мощными ресурсами Амирова. Мэр свою вину не признал: «Это практически сфабрикованное дело, оно никакой перспективы не имеет. За каждый поступок, за каждое слово, за каждое дело я отвечу». Его адвокат Марк Крутер, ссылаясь на здоровье своего клиента, просил оставить Амирова на свободе: «У него сахарный диабет, однако он не получает инсулин. В камере-одиночке он не может даже руки мыть». Но это заявление осталось без внимания. Адвокат связал факт ареста уже со сменой руководства Дагестана. По его мнению, дело в политическом заказе.
По главной новости дня сдержанно высказался и Абдулатипов. Он поведал, что временно исполняющим обязанности главы города назначен первый заместитель муниципального образования Баганд Магомедов, а «задержание и дальнейшее расследование обстоятельств уголовного дела — это прерогатива правоохранительных органов… С приходом к власти в России президента Владимира Путина смутное время начало уходить».
В те же часы начались акции в поддержку Амирова. В частности, за подписью председателя городского парламента Магомеда Магомедрасулова и 11 членов президиума в адрес президента России Владимира Путина, спикера Госдумы России Сергея Нарышкина, Генерального прокурора России Юрия Чайки и председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина было направлено письмо с просьбой взять под личный контроль «ведение этого дела, а также избрать меру пресечения Амирову — подписку о невыезде под поручительство депутатов городского округа». В обращении отмечалось, что «игнорируя принцип презумпции невиновности, все СМИ объявили о причастности Амирова к организации покушения и убийства Гаджибекова… В Дагестане и России, а также за ее пределами Амиров известен как общественный и политический деятель, имеющий награды и заслуги различного уровня». Депутаты предположили, что «действительные заказчики и исполнители убийства, оговорив Амирова, надеются получить шанс на свое спасение, сделав это обстоятельство предметом торга».

«Пускай ловят преступников и бандитов! Коррупция начинается с них»
Затем собрался актив Махачкалы, он также выразил свое возмущение. На мероприятии прозвучали просьбы к сторонникам Амирова пока не предпринимать никакие акции, хотя в Махачкалу уже «прибыла масса народу, чтобы выразить свое негативное отношение к случившемуся факту». Руководитель городского отделения «Единой России» Перзият Багандова рассказала: «Несколько месяцев назад один из руководителей республики пытался в Москве доказать, что Махачкалинское местное отделение партии работает слабо. Арест Амирова — политическая акция, когда идет выдвижение кандидатов на пост будущего руководителя республики. Заказчикам акции нужно было не допустить Саида Джапаровича к выдвижению». «Я хочу сказать, — продолжала Багандова, — что Саид Амиров уравновешивал политическую и иную ситуации в республике. И теперь многие люди с тревогой говорят: «Не дай Бог что-то случится с Саидом Джапаровичем — мы не знаем, что будет с республикой». Оставлять этот произвол без реагирования нельзя».
Спикер Магомедрасулов согласился с нею: «Последовало чисто политическое мероприятие, проведенное в отношении одного из самых перспективных и авторитетных политиков, претендента на пост руководителя Республики Дагестан. На личности Саида Амирова во многом зиждется хрупкий мир в Дагестане».
Руководитель аппарата администрации Махачкалы Герман Рагимханов дополнил: «Нужно было просто известного политика и организатора выбить из претендентов на первую должность республики».
Через день свое мнение высказало уже сообщество «женщины столицы Дагестана». Они выразили свое «глубокое негодование и возмущение» фактом ареста градоначальника: «Мы считаем, что те, кто совершил этот акт, игнорируя принцип презумпции невиновности человека, совершили преступление и должны быть наказаны. Иначе, это будет поддержка произволу, беззаконию, вседозволенности».
Выразили свой протест и отдельные депутаты парламента Дагестана. Вначале руководитель Комитета по межнациональным отношениям и делам религии Муса Омаров сделал заявление: «Власть закона у нас настолько извращена, что можно любого гражданина обыскать, надеть наручники, уложить в грязь лицом, причем прикрываясь при этом людьми в масках! Закон должен быть с открытым лицом. Ведь даже судьи, которые выносят пожизненные приговоры, делают это без маски. А наши спецслужбы создали себе комфортные условия и все блага. Пускай ловят преступников и бандитов! Коррупция начинается с них. Если существует такая ситуация, когда чуть ли не каждый день происходят преступления и взрывы, то они не справляются со своими обязанностями… Если мы сейчас оставим беззаконие без всеобщего порицания, то завтра эта участь может постичь любого из нас».
Между тем сам Амиров из СИЗО «Лефортово» призвал чиновников из администрации Махачкалы отказаться от протестных акций и добросовестно работать в интересах обеспечения жизнедеятельности города.

«Колхозники» и чиновники
Оппонировать коллегам на медийных ресурсах еще 2 июня стал спикер республиканского парламента Хизри Шихсаидов. Он заявил, что задержание мэра Махачкалы проходило строго в рамках закона, а высказывания Баганда Магомедова обусловлены эмоциональным фактором: «Это его личное мнение, он может говорить все, что хочет. Ему, конечно, не по себе, что это произошло». Спикер отметил, что арест мэра является частью федеральной кампании по наведению порядка в республике и борьбе с коррупцией. Хотя напрямую Абдулатипов не называл фамилию градоначальника, но делались вполне понятные намеки. Он рассказал, что имеется «общий список людей, которые не совсем ладили с законами». Абдулатипов считает, что в Дагестане нет кланов, зато есть «люди, которые организовывали мафиозные группы разного рода, но их потом называют кланами и так далее. Каждый работал на себя и со своими подручными». Отвечая на вопрос о нарушении принципа презумпции невиновности при аресте Амирова, он заявил, что не знает, о чем идет речь.
2 июня медийное пространство буквально взорвала новость, что в СИЗО хотели убить главного свидетеля по делу мэра Махачкалы, бывшего помощника прокурора Кизляр Магомеда Абдулгалимова по кличке Колхозник. Через два дня стало известно, что курировать уголовное дело будет следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России Алексей Сердюков. Он считается одним из самых опытных специалистов, специализируется на делах о терроризме.
Претензии следователей к мэру Махачкалы приняли более конкретный характер. По их версии, Амиров и его задержанный племянник, заместитель главы Каспийска Юсуп Джапаров, являлись клиентами банды Магомеда Абдулгалимова, специализировавшейся на совершении заказных убийств. В состав преступной группы по версии следствия входили бывший глава полиции Махачкалы Раип Ашиков, следователь полиции Магомед Ахмедов, прочие сотрудники правоохранительных органов. Они убивали неугодных людей, прекрасно понимая, что в условиях Дагестана любое преступление, тем более совершенное против силовиков, властями автоматически рассматривается в контексте действий вооруженного подполья, что и помогало преступникам в течение длительного времени оставаться на свободе. «Тему этой банды я лично поднимал на различных совещаниях в МВД и ФСКН еще в 2010 году, когда являлся первым зампредом Дагестана, курировавшим силовой блок,— сообщил журналистам депутат Госдумы России Ризван Курбанов. — Однако у него были такие завязки в силовых и властных структурах, что весь этот беспредел старались просто не замечать».
4 июня также поступила информация, что уже задержаны более 15 «колхозников». Они начали активно сотрудничать с правоохранительными органами, скоро будут заключены досудебные соглашения, что гарантирует арестованным минимальные тюремные сроки.

Партийная и этническая составляющие
Затем под вышеприведенным письмом в адрес Путина, Чайки и Бастрыкина были поставлены подписи 23 депутатов парламента Дагестана. Это восемь «единороссов» — председатель Комитета по местному самоуправлению Багадур Абасов (аварец), его заместитель Газимагомед Абдуллаев (даргинец), член Комитета по промышленности, транспорту и связи Гази Газиев (лакец), член Комитета по аграрной политике Меджид Магомедов (аварец), член Комитета по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений Муса Омаров (лакец), член Комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Эседула Ахмедов (лезгин), заместитель председателя Комитета по здравоохранению и социальной политике Ахмед Изилов (табасаранец) и председатель Комитета по аграрной политике Джапарбег Шамхалов (даргинец); четыре «патриота» — член Комитета по законодательству, законности и государственному строительству Мадер Канберов (лезгин), член Комитета по местному самоуправлению Нурмагомед Шанавазов (даргинец), председатель Комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Ибрагим Казибеков (рутулец), член Комитета по делам молодежи, спорту и туризму Магомедхан Арацилов (аварец); пятеро «эсеров» — член Комитета по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений Мурад Гаджиев (кумык), член Комитета по экологии и природным ресурсам Муртузали Муртузалиев (даргинец), заместитель председателя Комитета по делам молодежи, спорту и туризму Мурат Пайзулаев (аварец), член Комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Ислам Гусейханов (даргинец) и член Комитета по бюджету, финансам и налогам Гаджиали Гаджиалиев (даргинец); двое коммунистов — член Комитета по законодательству, законности и государственному строительству Магомед Магомедов (даргинец) и заместитель председателя Комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Биярслан Изиев (кумык). Р.Г. Раджабов и А.М. Алиев, чьи подписи поставлены под письмом, не значатся в официальном списке депутатов на сайте парламента. Видимо, в первом случае речь идет о «патриоте», заместителе председателя Комитета по законодательству, законности и государственному строительству Фикрете Раджабове (цахур), фамилии и инициалы за номерами 19 и 21 трудно распознать.
5 июня утром список пополнился именами председателя Комитета по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений, руководителя фракции «эсеров» Камиля Давдиева (лакец), заместителя председателя Комитета по бюджету, финансам и налогам, «единоросса» Абдухалима Мачаева (аварец) и заместителя председателя Комитета по промышленности, транспорту и связи, «эсера» Сергея Акулиничева (русский). В послеобеденное время к ним присоединились руководитель «Патриотов», заместитель председателя Комитета по образованию, науке и культуре Эдуард Хидиров (лезгин) и его однопартиец, член Комитета по экономической политике Руслан Шахпазов (лезгин). Приплюсуем к списку сына мэра, председателя Комитета по законодательству, законности и государственному строительству Магомеда Амирова (даргинец). В итоге поддержку мэру Махачкалы оказали 29 (32%) из 90 депутатов парламента республики. Партийный расклад выглядит следующим образом: «единороссы» — 16,1% (всего в парламенте заседает 62 «единоросса»), «эсеры» — 53,8 (13), «патриоты» — 87,5 (8), коммунисты — 33 (6). Национальный расклад: Амирова поддержали шестеро аварцев из 26 (19,2%), восемь даргинцев из 14 (57,1), двое кумыков из 13 (15,4), трое лакцев из 5 (60), один цахур (100), один русский из 4 (25), четыре лезгина из 13 (30,8) и один рутулец (100).

Принцип домино
Арест мэра Махачкалы — действительно резонансное событие. В последующем следует ожидать иные меры, в том числе и совершенно неожиданного характера. В частности, сотрудники отдельных федеральных информационных ресурсов уже сообщили, что в Дагестане начнется масштабная проверка всей банковской системы. Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий заявил, что у Центробанка России впервые появилась возможность замены своих сотрудников.
Нет никаких сомнений, что скоро поступят другие новости, но представлять жизнь мэра Махачкалы, его карьеру чем-то экстраординарным вряд ли следует. Он — человек системы, схожий путь прошла почти вся республиканская и федеральная бюрократия, просто Амиров в свое время быстрее всех понял, что хочет от него государство и что ему нужно от государства. Не будет большим преувеличением утверждение, что еще совсем недавно Амировым мечтали стать все дагестанские чиновники.
Никто сейчас не знает, почему Москва решила показать свои когти, хотя в любом случае понятно, что мэру Махачкалы уже уготовлена роль закланной жертвы. Похоже, Амирова действительно выведут из большой политической игры, но его грандиозное наследие в виде финансов, сановников, центрального и регионального лобби никуда не ушло. И в борьбе за него разыгрываются мощные явные и скрытые баталии, нередко в ход пускаются не совсем чистоплотные приемы. Уже предпринимаются попытки перевести факт ареста в русло межнациональных разборок. Конечно, ничего нового, по сути, не происходит, отдельные дагестанские чиновники, их клиентела всегда вспоминали о своей этнической принадлежности исключительно для защиты собственных интересов, но эту карту сейчас стали усиленно разыгрывать и представители Москвы. Возможно, пытаясь стравить народы Дагестана друг с другом, еще 2 июня корреспондент газеты «Известия» Орхан Джемаль правильно подметил, что решение об аресте Амирова могло быть принято только в Москве, и заявил, что «все удары наносятся по даргинцам, точнее, по их политическому ядру — левашинцам. Никто не трогает набирающие силу аварские группировки, так что пока они лишь усиливаются, захватывая зачищенные Москвой куски». В продолжение темы известный общественный деятель и журналист Максим Шевченко на телеканале «Дождь» счел нужным отметить, что задержание мэра Махачкалы дестабилизирует обстановку в республике, если Москва позволит «многим сильным людям, не принадлежащим к даргинскому, к левашинскому клану, прямо скажем, аварцам, известным всей республике, начать борьбу за наследие даргинско-левашинского клана». На таком фоне нет резона удивляться, что и местные политики, коммерсанты, простые обыватели стали усиленно эксплуатировать этническую тему: мол, аварцы действительно покушаются на интересы и ресурсы даргинцев.
Как видим из сложившейся ситуации, в поддержку Амирова выступили представители всех национальностей, в частности, около 20% от аварского корпуса депутатов, то есть каждый пятый. И в то же время из даргинских депутатов более 40%, почти половина, не выступили в поддержку Амирова. И говорить здесь о национальной составляющей в том ключе, что представители одной национальности выступают против другой, безосновательно. Сегодня самое главное для земляков — не поддаваться на провокации, а желающих нагреть руки на этнической карте в нашей стране всегда предостаточно. В противном случае мы на потеху недругам начнем с еще большим рвением уничтожать друг друга…

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 0