События

В Республике Татарстан готовится к изданию Священный Коран в переводе на татарский язык

Резеда Сафиуллина: Халидов делал свой перевод, основываясь на традиции, рассматривал разные тафсиры, изучал словари

Перевод выполнен  доктором филологических наук, профессором Анасом Бакиевичем Халидовым.  (1927-2001). Среди более, чем 120-ти его работ, посвященных, прежде всего, арабо-мусульманским рукописям, есть и «Каталог изданий Корана в России до 1917 года».

В деле перевода священного писания мусульман на татарский язык у А.Б.Халидова были предшественники. Это Б.Шараф (1883-1942), С.Бикмулатов (1886-1955), М.Рамзи (1855-1934) и М.Бигиев (1875-1949). Однако их переводы либо утеряны, либо хранятся в частных коллекциях, а перевод М.Бигиева в силу определенных причин и вовсе не был издан.

А.Б.Халидов, ученик академика И.Ю.Крачковского, с 1961-го по 2000-ый годы заведовавший Арабским кабинетом им. И.Ю. Крачковского (с 1978-го года - сектор Ближнего Востока ЛОИВ АН СССР), над переводом Корана трудился много лет  и считал эту работу едва ли не главным делом своей жизни.

Сегодня, 12 лет спустя после ухода А.Б.Халидова, его ученица - заведующая кафедрой гуманитарных дисциплин Российского исламского института, кандидат филологических наук  Резеда Рифовна Сафиуллина, старается сделать все, что этот перевод был издан.

- Уважаемая Резеда Рифовна, Анас Бакиевич Халидов принадлежит к блестящей плеяде российских арабистов ХХ века. Вам посчастливилось с ним работать, когда Вы писали кандидатскую диссертацию. Что Вам дало общение с этим ученым?

- Анас Бакиевич был для меня просто эталоном ученого. И это не преувеличение. Я себя считаю счастливым человеком, потому что мне удалось поработать под научным руководством такого мэтра. Для любого человека это большая удача найти настоящего учителя, учителя с большой буквы. Мне повезло. Не долго, конечно, мне пришлось с ним общаться, тем не менее, если уже был в жизни такой яркий маяк, то это уже навсегда остается. Каждый, кто работал с А.Б. Халидовым, подтвердит, что его отличало очень серьезное отношение к своей работе, очень уважительное отношение к тому делу, которым он занимается. Отношение очень тщательное, доскональное, скрупулезное. И требовательность к себе и другим. Причем требовательность по делу, профессиональная.  Им была поставлена такая высокая планка!  Опускать ее нельзя. Так у меня в жизни и осталось: я увидела благодаря ему, на какой высоте должна быть эта планка, вот какие горизонты в науке! Позволить себе успокоиться тем, что есть,  уже не могу, потому что знаю – вот куда надо стремиться. Здорово, конечно, что у меня в жизни был такой опыт.

- Как Анас Бакиевич работал над переводом Корана? Вы «кухню», сам процесс работы наблюдали?

- Анас Бакиевич не на компьютере делал основную часть работы. Он писал ручкой на бумаге, он работал с текстом, правил его. Вносил правки на поля. Его угловатый летящий почерк – до сих пор у меня перед глазами. Сам процесс работы - просто фантастический. Он сидит, думает, рассуждает - он такой вкус находил в этой работе! Сейчас я это говорю – и опять наслаждение испытываю. Это был процесс интеллектуально очень интересный. Сначала все было в рукописном виде, а потом он набирал весь материал на компьютере.

- А в чем выражалась Ваша помощь?

- Я не знаю, можно ли это назвать помощью. Я видела, что он болеет. Он очень переживал, что не успевает сделать работу. Я очень хотела ему помочь. Тогда  я прекрасно понимала, что была совершенно не компетентна, чтобы что-то полезное сделать.  Я видела его отчаяние, спросила – что я могу сделать, хотя бы технически? Удивительно, он в таком преклонном возрасте освоил компьютер, причем на арабском, на английском и русском печатал. Тогда еще все было допотопно, но он все освоил, этим пользовался. А я чисто техническую помощь ему оказывала.

- Как он относился к переводу Корана своего учителя – академика И.Ю. Крачковского? Ведь и сегодня находятся те, кто критикует этот перевод.

- Анас Бакиевич говорил, что это классический, самый грамотный перевод. Мы знаем, что Крачковский не готовил свой перевод к изданию, это чисто рабочий вариант, подстрочник. Он не пытался его шлифовать, редактировать. Критика идет из-за того, что он стилистически не выстраивал фразы. Они получились не по-русски, п.ч. это подстрочник. Но у Крачковского - самая точная, адекватная передача коранического текста.

- Оценивая переводы И.Ю.Крачковского и А.Б.Халидова,мы можем говорить о преемственности? В чем она, на Ваш взгляд?

- Я бы сказала о двух линиях преемственности. Во-первых, это питерская востоковедческая арабистическая школа. Это линия, которая идет от И.Ю. Крачковского. Это Арабский кабинет Института востоковедения в С-Петербурге. Это традиции, которые там были заложены и в которых воспитывался А.Б.Халидов. Но мы ведь помним, что восточный разряд был переведен из Казани, из Казанского университета в Петербург. Это какая-то спираль, виток: мы видим, что сегодня востоковедение в Казани разворачивается, раскрывается, набирает силу. Это не случайно, потому что потенциал, подпитка взаимная между Казанью и Петербургом существовала всегда, я думаю. Вторая линия идет от отца Баки Закировича Халидова (1905-1968).  Основатель кафедры арабской филологии Ташкентского университета, он был автором и составителем первого учебника арабского языка, серьезного, основательного, фундаментального, по которому воспитывалось не одно поколение арабистов России. Этот учебник был издан в Ташкенте. Мы, кстати, планируем его переиздать, чтобы отдать долг памяти Баки Закировичу, сделать мемориальное издание его учебного пособия арабского языка. На этот счет было много дискуссий. Некоторые говорят, что этого не надо делать, что учебник надо обновить, поменять тексты, ведь в том учебнике советизмов много, текстов про коммунистическую партию, Советский Союз, социалистическую революцию. Т.е. там тематика того времени. Поэтому высказывались пожелания заменить эти тексты на более современные и актуальные. Но мы подумали и решили, что не надо ничего менять и сделать чисто мемориальное издание как долг памяти учителю.  А учителем Баки Закировича был сам Муса Бигиев, наш известный просветитель и богослов, интеллектуал. Так что получается две очень сильные линии - одна питерская востоковедческая классическая  школа, вторая – та, что идет от татарских интеллектуалов. Получается, что Анас Бакиевич – удивительный феномен. С одной стороны, он – представитель петербургской арабистической школы европейского типа, а с другой – подпитка от корней.

- Муса Бигиев тоже перевел Коран на татарский. А с кого в татарском богословии начинается традиция перевода?

 - О-о, это история давняя. Как только на нашу территорию начал проникать ислам, проникал и текст Священного писания. Было и желание его понять, разъяснять, толковать. Сначала появились тафсиры в восточной традиции, чаще мы видим отражение этого процесса в татарской литературе. В ней присутствуют коранические сюжеты,  коранические идеи. Например, «Кысса-и-Йусуф» Кул Гали. Это XIII век.  Коранические сюжеты были и в «Кысас аль-анбийа». Если говорить непосредственно о тафсирах на татарском языке, то в числе известных - тафсир Г.Курсави (1776-1812), он переводил фрагменты Корана.  Далее ученик Курсави мулла Нугмани (1-я пол. XIX века) – у него был самый популярный тафсир, который переиздавался и в наше время. Его очень активно татары читали. Был тафсир Шейх-уль-ислама аль-Хамиди (1869–1911). Сейчас, кстати, студенты РИУ – магистранты – берут темы по тафсирам Корана. У меня одна аспирантка взяла такую тему. Довольно много было тафсиров у татар. К сожалению, они еще не достаточно изучены. Сейчас только-только такая работа начинается. Есть тафсиры, основанные на рационалистической традиции от Фахраддина Рази (1149-1209), от аз-Замахшари (1075-1143), а есть чисто традиционалистского толка. Были и дискуссии в татарском обществе, какой тафсир предпочтительней. При этом все переплетено с арабской традицией, с Джалал ад-Дином ас-Суйути (1445—1505), с его сводом «аль-Иткан фи улум ль-Коран» - «Совершенство в коранических науках». У татар он играл большую роль, на него опирались,   на его примере делали тафсиры.  Аль-Хамиди, татарский автор, сделал тафсир  с созвучным названием «Ал-Иткан фи тарджамат ал-Кур’ан»  -"Совершенство в переводе Корана".

- А в чем была специфика перевода Мусы Бигиева?

 - Муса Бигиев – исследователь, который позволял себе смелость рассуждать. Если говорить о религиозном наследии, то в основе всего лежит догма. Нужно иметь большое мужество, чтобы отходить от догмы, от того, что транслировалось веками и позволить себе рассуждать, опираясь уже на эрудицию, на весь интеллектуальный багаж, который есть, на рациональный метод. Хотя в мусульманской традиции были какие-то рационалистические подходы по толкованию Корана – у того же аз-Замахшари, Ф.Рази – но у Бигиева все это выражено в концентрированной форме, я бы так сказала. Не случайно его тафсир не был принят мусульманским сообществом России. Не готово было общество его принять, оно и сегодня, честно говоря, не готово. У Бигиева был подход незашоренный, свободный. Не свободный от традиции, но, тем менее, он придавал большое значение разуму. Самый главный его труд – о всеохватности божественного милосердия. К его восприятию далеко не все верующие готовы – не только мусульмане, но и представители других религий. Бигиев считал: божественное милосердие распространяется на всех людей, независимо от их вероисповедания, в рай попасть могут все. Это его самая революционная позиция.  К ней не все готовы. Людям свойственно быть монополистами истины. Широкий взгляд на вещи – до него не все могут дорасти. К этому надо прийти.

- Анас Бакиевич не оставил комментария к Корану?

- Он только начал его делать. У него есть комментарий к суре «Аль-Фатиха», и к началу суры «аль-Бакара». Анас Бакиевич рассматривал разные тафсиры – арабские, тюркские, изучал словари, и, основываясь на традиции, он делал свой перевод. Вроде это просто перевод, но на самом деле это колоссальный титанический труд. Это вершина айсберга, если учесть, сколько он перепахал, пересмотрел. В Коране есть некоторые знаковые моменты, по которым можно сразу определить, позволяет себе человек отходить от традиции или нет. У Анаса Бакиевича – подход, в котором он от традиции не отходил.

-  Перед каждым переводчиком Корана встает вопрос: как передать художественную сторону Священного Писания при сохранении точности?

- Не мне оценивать Анаса Бакиевича, тем не менее, точность – это, так сказать, его «фишка». Его стиль – быть точным. Это во-первых. Во-вторых, он великолепно знал татарский язык. У него такой лексический подбор в переводе – не просто точный, он чувствовал поэзию татарского языка. Про арабский я уж не говорю. Поэтому в переводе он совместил научную точность и художественные достоинства. Как воздух пьешь, когда читаешь. Думаю, читатели оценят. Они ждут издания. Прошло более 10 лет после его смерти, и перевод нам сегодня необходим.

- А как Анас Бакиевич решил проблемы с переводом арабских слов, которых много в татарском языке?

- Слова «китаб», «калям» в плоть татарского языка уже до того вплелись, что ничего делать с ними не надо. Если слова не очень распространенные в народе, те, которые больше употребляются в богословской среде, то их он переводил, находил татарские эквиваленты, чтобы это не был перевод только для продвинутых людей, которые сведущи в религии.

- То есть  он стремился к тому, чтобы этот перевод был понятен всем?

- Да.

- Коран сегодня переведен на десятки языков, практически на все европейские. Как Вы оцениваете тот факт, что появился новый перевод Корана на татарский язык?

- Это язык народа - исламизированного. Все-таки для европейцев ислам – что-то экзотичное, а для татар – это их естество практически. Так что это перевод на язык народа, для которого ислам – что-то родное. Этот нюанс надо учитывать.

Автор: Беседовала Людмила Жуковская
Комментарии 2
  • Вопрос о переводах Корана.
    «Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо сначала определить значение слова (понятия) «перевод». И только затем приступить к взвешиванию на весах Шариата и оценке состояния всех ныне существующих переводов Корана.

    Перевод (тарджамат) – это замена слов своего языка на слова другого языка, передавая их смысл через переведенный текст. И теперь перед нами несколько проблем.

    Ни один толкователь Корана (муфассир) не может быть твёрдо убеждён в верности передаваемых им смыслов (ма’на) при толковании того или иного аята Корана, за исключением тех, в отношении смысла которых есть единогласие среди учёных. То есть характерная черта обычного перевода Корана - это то, что смысл, передаваемый при осуществлении перевода, представляет собой всего лишь один среди из огромного числа иджтихатов (ваджх аль-иджтихад), применённый при разъяснении аятов Корана. Истоки данной проблемы заключены в особенности величественного божественного текстоизложения, установленного Всевышним таким образом.

    В то время как человеческая речь далека от такой многозначности, вследствие чего перевод его не доставляет труда.

    Итак, человек, собирающийся заняться переводом Корана, стоит перед выбором:

    1- он должен будет либо ограничиться одним значением, а значит, не даст полностью перевод смысла, т. е. его перевод будет неполным и урезанным и таково состояние всех ныне существующих переводов Корана.

    2 - он должен будет приводить все варианты значений (смыслов), которые, возможно, содержатся в аяте. Тогда это уже считается толкованием Корана, а не переводом.

    Также следует отметить, что коранический текст изложен Всевышним, и посему указывает на много смыслов.

    Другая важная сторона, усиливающая утверждение о невозможности прямого перевода Корана - это то, что арабский язык сам по себе является богатейшим по количеству слов. Нет ни одного языка, который не то что сравниться, но даже не может приблизиться к арабскому по количеству слов, как признают носители (говорящие) других языков. Большинство арабских слов имеет множество значений, имеет свои особенности в методологии составления предложений.

    Всё это значительно затрудняет перевод и вынуждают поменять курс на написание тафсиров. Это необходимо принять во внимание, чтобы воздать должное в отношении Корана при донесении его до неарабов и максимально приблизить читателя к пониманию Священного Писания.

    Также необходимо принять во внимание и различия между служебными частями речи, не говоря уже знаменательных. В арабском языке, например, существуют именное и глагольное предложение (джумля исмийя и джумля фиилийя). Эти тонкости отсутствуют в английском языке, т. к. там не существует именного предложения вообще. Итак, если человек при переводе Корана учтёт и не оставит без внимания специфику арабского языка, многозначность его слов, составление предложений, наличие огромного числа мнений и т. д., то это уже будет толкование Корана и этот путь более верный и основательный.

    Толкование Священного Корана - это тот путь, по которому шли учёные нашей общины на протяжении многих веков. Я надеюсь, что Всевышний сохранит этот путь, ведь Он Тот, Кто даёт силы».

    Фетва Махмуда Адмада аз-Зейна.
    (-16)
    27 мая'2013 в 01:19
    • Возможен ли перевод Корана
      Условия, которые нужно соблюдать при переводе Корана
      Возможен ли перевод Корана
      Условия, которые нужно соблюдать при переводе Корана

      Каким же условиям должен соответствовать тот, кто переводит на другой язык или составляет толкования (тафсир) Корана?
      Прежде чем перечислить эти условия, скажем несколько слов о том, что не разрешается делать буквальный, дословный перевод Корана. Для него обязательно нужно привести пояснение, толкование, потому что это слово Всевышнего Аллаха. Всё человечество не сможет создать ничего подобного этому или равного одной суре Священной Книги.
      Всевышний Аллах в Коране говорит (смысл): «Если вы сомневаетесь относительно правды и подлинности Корана, который мы ниспослали Нашему рабу – Пророку Мухаммаду (мир ему и благословение), то принесите хоть одну суру, подобную любой суре Корана по красноречию, назиданиям и руководству, и призовите ваших свидетелей помимо Аллаха, которые могли бы свидетельствовать, если вы правдивы...» (2:23).
      Особенностью Корана является то, что один аят может иметь один, два или десять разных смыслов, не противоречащих друг другу. Тот, кто желает подробно это изучить, могут читать тафсиры Байзави «Анвару ттанзил» и др.
      Из особенностей языка Корана также является приведение слов, включающих в себя много смысловых значений.
      Ещё особенностью Корана является то, что в нём немало мест, требующих пояснения самим Пророком (мир ему и благословение), а без этого можно их по-иному понять. Посланник Аллаха (мир ему и благословение) является основным учителем, поясняющим Коран людям.
      В Коране есть много аятов, связанных с бытом и жизнью людей, ниспосланных как ответы на вопросы, согласно ситуации или месту. Если сделать перевод Корана, не зная те ситуации или обстоятельства, то человек попадёт в заблуждение.
      Также в Коране есть аяты, связанные с науками небес и земли, правом, законом, историей, нравами, иманом, Исламом, атрибутами Аллаха и красноречием арабского языка. Если алим по этим всем наукам не пояснит смысл, то, как бы хорошо ни владел арабским языком, он не познает всю глубину аята. Вот поэтому дословный перевод Корана не допустим. Все переводы, которые в настоящее время имеются на русском языке, являются дословными.
      Поэтому нельзя переводить Коран, кроме как через толкование. Для того чтобы составить толкование (тафсир), необходимо соблюдение определённых условий. Тот, кто совершит перевод Корана или его тафсир при отсутствии хотя бы одного из них, то он заблуждается сам и вводит в заблуждение других.
      Перечислим условия, которым должен соответствовать составитель тафсира, т. е. толкования.
      1. Он должен в совершенстве знать арабский язык и его семантику. Не владеющему, таким образом, языком нельзя составлять тафсир. Он должен в совершенстве владеть грамматикой арабского языка. Смысл каждого слова меняется даже с изменением огласовок.
      2. В совершенстве должен владеть наукой сарф (морфология и склонение). Т. е. надо знать основу каждого слова, словообразование, изменение смысла по формам. Не зная всего этого, весь Коран можно понять неправильно.
      3. Он должен знать основательно этимологию (ильмуль иштикак). Если есть два однокоренных слова, то значение рассматривается по основе слова.
      4. Необходимо владеть семантикой (маан). Это позволит ему по составу слова понять его смысл.
      5. Необходимо владеть и стилистикой (ильмуль баян). Это позволит по особенностям слов и по их изменениям понять тайный и явный смысл слов.
      6. Надо знать науку риторика (балагат). Это помогает выявить красноречие.
      Эти последние три науки обязательно нужно знать тому, кто собирается переводить (таржама) или составить толкование (тафсир) Корана. Не владеющий этими науками не может понять удивительное красноречие, сущность и тонкости Корана. Не владея этими науками, как человек сможет понять, что Коран есть чудо (му'джизат), слово Аллаха, и что всё человечество не способно создать подобное произведение? Во время Пророка (мир ему и благословение) красноречие арабского языка было на самой высокой ступени, и арабы того времени поняли глубину и красоту слова Корана, а также то, что человек не способен создать подобное, что это Могущество Аллаха. Через это понимание большинство из них и уверовали в Коран. Некоторые обманутые славой и богатством отказались верить. После этого они пытались, но не смогли создать и трёх строчек, похожих на Коран.
      Люди, занимающиеся сегодня переводами Корана, абсолютно не владеют вышеперечисленными науками.
      7. Переводчик и толкователь Корана должен знать методы (кираат) его чтения, а существуют семь разных методов.
      8. Необходимо основательно знать основы вероубеждений. В противном случае толкователь не сможет сделать смысловой перевод, и своим буквальным переводом сам впадёт в заблуждение и других введёт в него.
      9. Переводчик, толкователь должны основательно знать исламскую юриспруденцию, право (фикх, усул), науку, поясняющую, как из Корана выносятся решения. Не владея этими науками, он не будет знать, как из Корана извлекаются ссылки и доводы.
      10. Необходимо владеть и фикхом, т. е. самой наукой Шариата. Не владеющий этой наукой исказит Шариат, приводя неправильные толкования.
      11. Надо знать причины и следствия ниспослания аятов. Не зная их, невозможно понять смысл аятов, связанных с конкретными причинами.
      12. Он должен знать насих-мансух, т. е. какой последующий аят отвергает решение предыдущего аята, и какому из них нужно следовать. Например, один аят говорит, что вдова не может выйти повторно замуж в течение года, а в другом аяте сказано, что надо подождать четыре месяца и десять дней. Если переводчик не знает насих-мансух, то перевод не пояснит, за каким аятом нужно следовать.
      13. Переводчик должен знать хадисы, поясняющие смысл аятов, ниспосланных коротко, значение которых непонятно само по себе. Смысл этих аятов не будет понятен человеку без поясняющих хадисов, как бы хорошо он ни владел арабским языком.
      14. Толкователь, переводчик Корана должен иметь «ильму ладуни» – сокровенные знания, открытые ему Аллахом в итоге его следования Корану и хадису. В хадисе сказано: «Кем бы ни был тот, кто следует приобретённым знаниям, ему Аллах откроет и те науки, о которых он не знал» (Абу Нуайм).
      Является ли хоть один из тех, кто перевёл Коран на русский язык, исполнившим эти условия? Нет, не является ни один из них.
      Современные богословы говорят, что вдобавок ко всем вышеприведённым наукам переводчик или толкователь Корана должен знать и естественные науки. В Коране немало аятов, указывающих на открытия, которым учёные находят объяснения только в последние века. То, что в Коране, ниспосланном четырнадцать веков назад, есть такие тонкости, лишний раз подтверждает, что это Слово Всезнающего Аллаха, и не выдуманное человеком произведение.
      Этим условиям должен соответствовать тот, кто берётся за перевод или толкование Корана. Кроме того, переводчик Корана должен соответствовать и следующим условиям:
      1. Равно как арабским, он должен владеть и тем языком, на который переводит. Понять Коран – одно, а переводить его на другой язык – ещё один труд. Поэтому необходимо в совершенстве знать оба языка.
      2. Он должен сначала на арабском языке записать Коран, затем его тафсир. Затем смысл тафсира. Так читатель узнаёт, что это толкование, а не дословный перевод. Дословный перевод Корана невозможен.
      3. Переводчик Корана должен быть очень богобоязненным человеком. Абубакр (да будет доволен им Аллах) говорил: «Какая земля меня выдержит, если буду делать что-либо противоречащее Корану и хадису?» Не имея такую богобоязненность, переводчик может написать то, что ему понравится.
      Все исламские учёные пишут, что для составления тафсира и перевода Корана необходимо соблюдать все перечисленные мной условия. Желающий изучить всё это в подробности может читать следующие книги: «Аль Иткан фи ильми Куран» Джалалудина Суюти; «Аль Каваид уль асасият фи улумиль Куран» Сайида Алави; «Итхаф» Мухаммада Зубайди; «Мин раваииль Куран» Сайида Рамазана аль-Бути; «Улумуль Кураниль Карим» доктора Нуруддина Итр и другие.
      (-16)
      27 мая'2013 в 01:20